Все новости

Колонка

Мимо цикла.

Почему запас денег у государства растет, а экономика — нет

5 Сентября 2019 13:15

Попытка загодя подготовиться к кризису сыграла с правительством злую шутку. Политика, обычно нацеленная на охлаждение экономики в момент ее перегрева, только провоцирует и усугубляет кризис

Запас денег у российских государственных органов и учреждений демонстрирует рекордные темпы роста. По результатам прошлого года остатки на счетах Федерального казначейства бюджетов разного уровня, внебюджетных социальных фондов, госучреждений и госкорпораций достигли 13,25 триллиона рублей — более 13 процентов ВВП. Прирост составил около 3,9 триллиона, что на порядок превышает прирост предыдущего 2017 года. В этом году тенденция не изменилась. Все нефтяные доходы, полученные при цене нефти выше 40 долларов за баррель в ценах 2017 года (то есть с поправкой на инфляцию), копятся на счетах Казначейства, чтобы потом пополнить Фонд национального благосостояния. Там по состоянию на 1 сентября уже скопилось почти 8,2 триллиона рублей. Профицит бюджета в первом полугодии составил 3,1 процента ВВП.

Все эти цифры представители ЦБ и экономического блока правительства предъявляют широкой публике и лично Владимиру Владимировичу не без гордости. И законный повод для гордости был бы, если бы сейчас российская экономика была в состоянии, хотя бы приближающемуся к тому, которое наблюдалось 12 лет назад, в 2007 году. Рекордные цифры роста ВВП и притока капитала, рост прямых инвестиций, реальных располагаемых доходов населения. Отставание в строительстве объектов инфраструктуры, которое вылилось в многолетние очереди на подключение новых промышленных предприятий к коммунальным сетям, дефицит энергетических мощностей и рабочей силы. Потребительский бум, вылившийся в дефицит автомобилей и товаров длительного пользования самых высоких ценовых категорий. Двузначная инфляция. Тогда повышение налогов и пенсионного возраста, жесткая бюджетная политика, повышение ставок — все то, что помогает охладить перегревшуюся экономику и обеспечить ей «мягкую посадку», было не только уместно, но и необходимо. 

Фото: Kristopher Roller/Unsplash

Сегодня  ВВП России, пересчитанный в доллары, ниже, чем в 2008 году. После начала украинского кризиса темпы роста либо отрицательные (как в 2015 году), либо не выходят за рамки статистической погрешности. Исключение составил 2018 год, когда российская экономика, благодаря стараниям Росстата, выросла на 2,3 процента. При этом даже правительственные экономисты не в состоянии объяснить, с какого потолка статистики взяли эту цифру. В нынешнем году все вернулось на круги своя: в первом полугодии российская экономика прибавила скромные 0,7 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Реальные располагаемые доходы населения падают шестой год подряд, отток капитала с 2014 года превысил 300 миллиардов долларов. В этом году, по прогнозу ЦБ, отток составит еще 50 миллиардов, и это еще весьма оптимистичная оценка. Мировые автопроизводители, стоявшие в 2007 году в очереди, чтобы открыть в России сборочные предприятия и согласившиеся на жесткие требования к повышению локализации производства на территории страны, закрывают заводы и распродают имущество. Продажи автомобилей и товаров длительного пользования падают. 

При таком состоянии экономики состоявшееся в июле этого года удвоение Фонда национального благосостояния, рекордный профицит бюджета и превышающие любые разумные пределы остатки на счетах Федерального казначейства — не повод для гордости, а свидетельство некомпетентности экономического блока правительства. Строгая диета и голодание, которые эффективны во время ожирения, при симптомах дистрофии могут привести к смерти. Концентрация ресурсов под контролем государства в условиях загибающегося частного сектора, который содержит это государство из последних сил, — самый верный способ загнать даже здоровую экономику в рецессию. Самое неприятное в том, что на деньги, скопившиеся в Фонде национального благосостояния и на счетах в Федеральном казначействе, купить российские власти ничего толком не могут и не смогут. Им попросту никто ничего толкового не продаст. Эта проблема уже стояла перед кризисом 2008 года и во время него. А сейчас, когда действуют международные санкции, и говорить не о чем. «Денежная подушка» могла бы пригодиться в случае кризиса, чтобы поддержать текущие расходы. Но с набиванием этой «подушки» чиновники явно переборщили. 

Попытка загодя подготовиться к мировому кризису сыграла с правительством злую шутку. Кризис все не наступает, списывать неудачи на «внешние факторы» все труднее, и на этом фоне несостоятельность тех, кто принимает решения в России, становится все более очевидной. На днях, например, министр экономики Максим Орешкин поспешил успокоить почтенную публику заявлением о том, что страна выдержит и 40 долларов за баррель. Еще бы не выдержала, если эта цена гарантирует России бездефицитный бюджет. Выдержит, даже если нефть совсем ничего не будет стоить, причем в течение всего года. Особенно если под страной понимать государственные финансы. Вопрос в том, как долго российская экономика будет в состоянии выдерживать министров, которые, подобно средневековым костоправам, от любого недомогания прописывают кровопускание.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Понятно, что в эпоху мобильного интернета разговоры о конфиденциальности немного запоздали. Но, прежде чем своими руками ставить «прослушку» у себя дома, стоит еще раз подумать о цене удобства
Расширив свои возможности блокировки клиентских счетов, банки получат новый инструмент для злоупотреблений. Борясь с одним видом мошенничества, они открывают дорогу для другого
Какую бы стратегию ни выбрал американский Центробанк, доллар, иена и золото пока «приговорены» к росту. Надолго ли?