Top.Mail.Ru
Все новости

Редакционный материал

Долгожданное меньшинство. Станут ли 20 оппозиционных депутатов Мосгордумы проблемой для мэрии

По итогам выборов в Мосгордуму 20 из 45 депутатских кресел займут оппозиционные кандидаты. КПРФ в седьмом созыве городского парламента будут представлять 13 депутатов, по три — партии «Яблоко» и «Справедливая Россия». Еще один мандат достался самовыдвиженке Дарье Бесединой. «Сноб» спросил у экспертов, что они думают об итогах московской кампании, чего ждать от прошедшей в Думу оппозиции и как сильно на результаты повлияло «Умное голосование» Алексея Навального

9 Сентябрь 2019 18:30

Фото: Сергей Ведяшкин/Агентство городских новостей «Москва»

Дмитрий Орешкин, политолог:

Реальной оппозиционной группы депутатов в Мосгордуме не будет. Все эти люди относятся к «левым», но ждать от них какой-то консолидированной политики не стоит. Кроме того, часть из этих так называемых «оппозиционеров» уже давно трудится в столичной Думе, — например, Николай Губенко (в прошлом созыве был заместителем спикера. — Прим. ред.) или коммунистка Елена Шувалова, — но я как москвич плодов их оппозиционной деятельности не наблюдаю. Ну и, наконец, «независимых» меньше: 20 против 25.

Власть снова лучше сориентировалась в ситуации, чем те, кто эту самую власть так сильно не любит. Собянин, как умный политик, правильно подсчитал баланс потерь и приобретений. Что лучше — иметь три месяца протестов и затем в течение пяти лет послушную Думу или, наоборот, допустить до выборов сильных политиков и мучиться с ними на протяжении всего созыва? Он выбрал первый вариант и убрал со своего пути несистемных политиков, которые могли серьезно осложнить жизнь мэрии. Теперь они получили вполне управляемую Думу, без людей, способных на открытый конфликт. У того же Митрохина есть большой опыт взаимодействия с властной вертикалью. Он никогда не ругался с Юрием Лужковым, он всегда боролся с конкретными и не очень влиятельными людьми, не влезая в истории, за которые можно серьезно получить по голове. Никакой зависимости у Митрохина от того же Навального нет. Он будет говорить, что попал в Думу за свои дела, а не потому что его поддержал Навальный в своем «Умном голосовании».

Сам Навальный в этой кампании, как мне кажется, понял одну очень важную вещь: выборы в России не формируют власть, но являются важным фактором диалога власти и общества. Именно поэтому оппозиционер ни о каком бойкоте больше не говорит, теперь он использует выборы в своих целях. Навальный стал игроком, даже не имея собственной партии, он стал распорядителем голосов. Ему верят люди. Теперь многие политики захотят оказаться в «списке Навального» ради сотни, а может, и тысячи голосов.

Глеб Черкасов, журналист:

Позитивный момент — попадание в Думу четырех «яблочников». Они идеологически довольно строгие люди, наверняка от них можно ждать каких-то консолидированных действий. У мэрии почти нет опыта работы с неподконтрольным парламентом, так что это будет как минимум интересно. Надо посмотреть, как депутаты смогут делать самое главное, что от них требуется, то есть задавать вопросы. У того же Митрохина всегда была достаточно четкая позиция, но как себя проявят люди, которых москвичи выбрали только потому, что не хотели голосовать за «Единую Россию», — большой вопрос. Надо понимать, что это было во многом протестное голосование. Той же Анастасии Удальцовой чуть-чуть не хватило, чтобы обойти Романа Бабаяна (жена координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова и главный редактор радиостанции «Говорит Москва». — Прим. ред.). В мэрии сделали ставку на инертный сценарий, но он не сработал. 

По поводу «Умного голосования» сейчас начнется волна интерпретаций. Навальный будет говорить, что технология работает. В ответ его обвинят в работе на КПРФ. Но надо понимать, что «Умное голосование» — штука директивная: мы говорим, а вы подчиняетесь.

Константин Эггерт, политический обозреватель Deutsche Welle: 

Классический случай, когда шило поменяли на мыло. Потому что в стране, где всей политикой заправляет администрация президента, сигнал о неком народном недовольстве ведет к тому, что власть надевает новые одежды и выпускает новых клоунов на арену. Стоит понимать, что даже наличие Митрохина в Мосгордуме ничего не изменит, поскольку «Единая Россия» все равно формирует парламентское большинство. И более того, так называемая системная оппозиция будет солидаризироваться по всем основным темам с партией власти, особенно в вопросах контролирования бюджета, проведения митингов и акций, политической активности граждан. 

В России вообще нет системных оппозиционных партий, то, что мы видим сейчас — фикция, фейковая оппозиция. Так что ситуация ни капли не будет отличаться от той, при которой в Думе сидели бы 45 представителей «Единой России». В России также не существует выборов как таковых, нет выбора власти, нет выбора перспективы развития. И совершенно не важно, что в Мосгордуме теперь сидит несколько «яблочников». В Заксобрании Санкт-Петербурга тоже заседают представители партии «Яблоко». Что это изменило в жизни города? Вопрос риторический.

Да, «Умное голосование» сработало, но в основном в отношении членов партии КПРФ, а КПРФ — не оппозиция. Это то же самое, что «Единая Россия», просто в красной цветовой гамме. КПРФ никогда не идет против воли Кремля, как и ЛДПР, и «Справедливая Россия». В общем, это не партии, а условные департаменты управления внутренней политики администрации президента. В этом контексте показателен случай, когда сотрудники штаба коммуниста Валерия Кумина сообщили, что все их действия согласованы с властью. Ожидать каких-либо изменений при таком раскладе очень наивно.

Главный плюс всей этой истории — в Москве на фоне протестов и выборов кристаллизовалась группа из десятков тысяч людей, который четко осознают себя политическими субъектами, и они понимают, что Кремль лишил их полноценной политической партии, которая представляла бы их интересы. И когда таких людей станет сотни тысяч, когда они выйдут на улицу, тогда что-то изменится. И это обязательно произойдет. 

Константин Костин, политолог, глава Фонда развития гражданского общества:

Неожиданность — настолько успешное выступление КПРФ и «Справедливой России». Ведь по всем прогнозам оппозиционные партии должны были получить не более 15 мест, а они в сумме получили 20. В этом смысле у оппозиции теперь большой ресурс, но надо понимать, что у этих партий собственные цели и задачи, и пункта помогать Навальному там точно нет, как и желания во всем противодействовать власти. Мы знаем, что у КПРФ есть собственная позиция, в каких-то вопросах она консолидируется с «Единой Россией», в каких-то вопросах идет против партии власти.

Протесты, в которых участвовал Митрохин, проводились за допуск кандидатов на выборы. Будет ли Митрохин выступать за большую политическую открытость? Возможно. У независимых кандидатов нет повестки, у них нет программы. Какая программа у Яшина, Соболь и остальных? «Я в бешенстве!» — это не политическая программа. К тому же у «Яблока» есть внутреннее противоречие, ведь половина фракции — сторонники Каца, которые, мягко говоря, не считают Митрохина закадычным другом. Наша оппозиция вообще не умеет продлевать истории своего успеха. Как правило, очень многие акции носят формат перформанса, а не политического действия, когда есть общая идея, план и четкая цель. Но в общем, все остались довольны: у «Единой России» парламентское большинство и контроль над Мосгордумой, системная оппозиция существенно расширила свое представительство, «Яблоко» получило самую большую фракцию за всю историю присутствия партии в Мосгордуме, а Навальный рассказывает об успехе «Умного голосования».

Что касается «Умного голосования», — как и прогнозировалось, оно сработало в небольшом количестве округов, то есть в целом оно оказало слабое влияние на выборы. Утверждение, что это новый и инновационный электоральный механизм, весьма спорно. Как способ мобилизации части протестного электората это работает, но в очень маленьких масштабах, точно не в масштабах субъекта или целой страны.

Антон Красовский, журналист:

Пишут вот, мол, все эти выборы выиграли. Все счастливы. Все пируют. Я такое писал после всех последних выборов, начиная с 2011 года. Может хватит, а? Выборы в Москве выиграл Алексей Анатольевич Навальный. Не он сам даже, а одно лишь его слово заставило целые округа проголосовать за совсем ненужных, совершенно бесполезных, никому не известных людей. Старухи и юноши, зажав в кулачке обрывки бумаги с чеченской фамилией Яндиев, уничтожили, стерли, унизили Касамару, в которую мэрия вложила сотни миллионов. Которая, давясь и блюя наверняка, ездила по ночам по каким-то спецприемникам и ОВД, выгораживала студентов, писала какие-то приятные гладкие тексты. (Читать комментарий полностью)

Подготовили Никита Павлюк-Павлюченко, Дмитрий Белковский

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев

Хотите это обсудить?

Войти Зарегистрироваться

Читайте также

8 сентября 2019 года по всей России пройдут выборы. Рассказываем самое важное, что надо знать о них
За предвыборной мишурой и протестами почти не видно политических программ будущих депутатов Московской городской думы. Адвокат Алим Бишенов, управляющий партнер адвокатского бюро «Бишенов и Партнеры», попытался понять, что же политики предлагают делать с бюджетом, социальными выплатами и инвестициями

Новости партнеров

На неделе российское правосудие решило судьбы нескольких задержанных на летних акциях оппозиции. Это повод вспомнить совсем недавнюю историю нашей страны