Все новости

Колонка

Пенсионный продукт вместо пенсии. Почему в «новой» накопительной пенсионной системе нет смысла

19 Сентября 2019 11:35

Совершенно непонятно, на что чиновники Минфина потратили годы, разрабатывая систему, которая отличается от существующей в России уже четверть века лишь незначительными деталями. Причем отличается далеко не в лучшую для пользователей сторону

Минфин в муках родил концепцию новой системы добровольных пенсионных накоплений, которую с большой помпой представил почтенной публике в начале сентября, собрав массу восторженных комментариев чиновников. В восторге глава Минэкономразвития Максим Орешкин, глава Банка России Эльвира Набиуллина, руководитель Пенсионного фонда России Антон Дроздов. В последний момент финансовое ведомство сменило название у того, что придумало. Все уже не первый год обсуждают плюсы и минусы индивидуального пенсионного капитала, который, по замыслу, должны были самостоятельно формировать российские работники. А вместо этого они получат гарантированный пенсионный продукт. Министр финансов Антон Силуанов даже нашел время, чтобы объяснить разницу: «капитал» собирались делать добровольно-принудительным, а в «продукте» все будет по любви и обоюдному согласию. Вот, собственно, и вся разница. Еще одно отличие, о котором Силуанов скромно умолчал, заключается в том, что все ждали внедрения новой системы начиная со следующего года, но финансовое ведомство взяло паузу еще на год

По обоюдному согласию оно, конечно, лучше. Вот только министр финансов почему-то не удосужился объяснить, чем пенсионный продукт будет отличаться от существующей в стране системы негосударственного пенсионного обеспечения, введенной указом «О негосударственных пенсионных фондах», подписанным президентом РФ Борисом Ельциным 16 сентября 1992 года. Именно тогда, более четверти века назад, в России появились первые НПФ, на которые и теперь будет возложена почетная миссия копить пенсионный продукт для сознательных россиян. Чиновники вовсю упирают на то, что пенсионные накопления, которые будут формироваться в рамках новой системы, — собственность самих граждан. Но это и не новость. Все последние 27 лет ни у НПФ, ни у их клиентов не возникало ни иллюзий, ни сомнений относительно того, кому принадлежат деньги, доверенные фондам в управление. Вот в системе обязательных пенсионных накоплений, которая появилась почти на 10 лет позже добровольной, дело обстояло иначе, и государство в 2014 году вполне доступно объяснило гражданам, кому на самом деле принадлежат их пенсионные накопления, лежавшие на индивидуальных пенсионных счетах. Теперь обязательная система частично упраздняется. Частично — поскольку 6% от зарплаты, которые до 2014 года шли на индивидуальные счета, а 5 лет назад начали превращаться в виртуальные «пенсионные коэффициенты», будут по-прежнему собираться и идти на выплаты нынешним пенсионерам в обмен на пенсионные коэффициенты — их никто упразднять не собирается.

Фото: The Joy of Film / Unsplash

Но теперь граждане смогут (как могли все постсоветские годы) абсолютно добровольно перечислять в НПФ еще 6% от зарплаты и получать налоговые льготы. Видимо, эти льготы и должны стать дополнительным стимулом, призванным пробудить сознательность несознательных. Минфин предлагает оформлять налоговый вычет, но не с любой суммы, переведенной в НПФ, а максимум с 6% от «грязной» зарплаты. Открою страшную тайну. В России уже не первое десятилетие действует налоговый возврат для тех, кто добровольно копит себе дополнительную пенсию в НПФ. Подсчитать, что лучше: возврат со 120 тысяч или вычет с 6%, несложно. 120 тысяч — это 6% от 2 миллионов. Соответственно, для тех, чей годовой доход превышает 2 миллиона в год (или 167 тысяч в месяц), пенсионный продукт выгоднее действующей системы. Остальные смогут получать от государства меньше, чем могут сейчас. 

Еще один «подарок» гражданам в новой системе — возможность получать накопительную пенсию в возрасте, который был «пенсионным» до повышения. Более того, в исключительных случаях — для оплаты дорогостоящего лечения или при угрозе персонального банкротства — граждане смогут досрочно «влезать» в пенсионный продукт. Правда, чиновники будут пристально следить, чтобы граждане не покупали «липовых» справок, чтобы не дай бог не получить доступ к собственным деньгам раньше времени. И тут отличие от существующей системы разительное. В 2014 году я без особых проблем закрыл свой добровольный накопительный счет в НПФ и получил деньги, потеряв только инвестиционный доход за последний год. Проще говоря, пенсионный продукт с этой точки зрения для пользователей менее пригоден. Случись какой-нибудь обвал на нефтяном рынке, неожиданная смена власти (а многие, на кого ориентируется новая система добровольных пенсионных накоплений, надеются пережить ныне действующего президента), и обладатели пенсионного продукта приговорены с тоской наблюдать за тем, как тают их накопления.

Наконец, о «гарантированности», которую даже вынесли в название. Действительно, в последние 5 лет регулятор взялся за «наведение порядка» в НПФ со всей присущей ему серьезностью. В результате «чистки» и усовершенствований появилась система гарантирования пенсионных накоплений, аналогичная той, что существует для банковских депозитов. Ценой этого стали многочисленные ограничения в отношении НПФ, которые привели к тому, что фонды в лучшем случае выбирают между банковским депозитом и покупкой гособлигаций. Накопления они формируют исключительно в высоконадежных рублевых инструментах, которые с точки зрения всего остального мира являются слишком рискованными даже для прожженных спекулянтов.

Продаешь программы — бери мои деньги на развитие и делись выручкой

Пресловутые «длинные деньги», которые, как заверяют чиновники, появятся в российской экономике, как только граждане почувствуют вкус к пенсионным накоплениям, ни в какой экономике не появятся. В лучшем случае — у Минфина, который сможет продавать еще больше долгосрочных госбумаг, у ВЭБа, который найдет гарантированный спрос на свои инфраструктурные облигации, да у ВТБ со Сбербанком на депозитах. Для всех вышеперечисленных субъектов ситуация близка к идеальной. Зато для тех, кому копить до пенсии лет 20–30, риск слишком высок.

Имитация реформаторской деятельности и попытки выдать за что-то новое воспроизводство системы, появившейся еще в докомпьютерную эру, действительно вызывают, мягко говоря, недоумение. Особенно на фоне бурно развивающихся финансовых технологий, как на блокчейне, так и в традиционном сегменте. Посмотрели бы, что происходит со смарт-контрактами, с токенизацией активов, подложили бы под это легальную законодательную базу, предложили бы НПФ принципиально новые финансовые инструменты. Глядишь, и интерес у людей копить себе на пенсию возник бы, и деньги понесли бы.

Какие долгосрочные инструменты устроили бы лично меня? Взять те же инфраструктурные облигации. Государство собирается строить железные и автомобильные дороги, в том числе и платные. Отлично. Я готов нести туда деньги надолго, но при условии, что потом с каждой тонны грузов, с каждого пассажира на мой счет будет зачисляться моя невеликая доля. Бессрочно или в течение 20 лет — как договоримся. Я даже готов был бы согласиться с использованием моих пенсионных накоплений при освоении арктических месторождений. Но не просто доверяя деньги Игорю Ивановичу Сечину, с которых он потом будет (или не будет) платить дивиденды, если что-то останется после выплаты бонусов себе любимому. А при условии, что от продажи каждой тонны добытой там нефти я буду получать свою миллионную или стомиллионную долю. И так 20 лет. Эта схема может работать в любом бизнесе, включая высокотехнологичный. Продаешь программы — бери мои деньги на развитие и делись выручкой (а не чистой прибылью, как с дивидендами на акции). И это гораздо надежнее защитит от инфляции, чем любые гарантии от людей, которые завтра вполне могут оказаться по ту сторону закона либо на улице.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Сегодня формировать пенсионные накопления, отрывая от семейного бюджета и откладывая каждый месяц какую-то сумму на депозит в банке, — верный способ потерять львиную долю этих накоплений
Сразу два высокопоставленных либерала — Герман Греф и Алексей Кудрин — обрушились с критикой на национальные проекты. Мол, не приведут они к экономическому прорыву. Правительственные чиновники, разумеется, нацпроекты защищают. Деньги заложены и впрямь огромные. Но будет ли от них прок? Может, проще раздать населению?

Новости партнеров

Соискатели «экстремальных» возрастов никогда не пользовались популярностью у работодателей. Но так ли они плохи и стоит ли всерьез опасаться за бизнес, нанимая и молодежь, и «ветеранов»? Финансовый аналитик ГК «Институт Тренинга — АРБ Про» Зоя Стрелкова считает, что от сотрудничества и с теми, и с другими отказываться не стоит