Все новости
Колонка
Хороший пакт с Риббентропом.

Почему договор о ненападении становится предметом гордости для российских политиков

24 Сентября 2019 12:30
Горше всего размышлять о том, что даже при Сталине не принято было чваниться, припоминая 1939 год. Принято было стыдливо умалчивать, как пытались поделить Европу с «преступником №1». Теперь больше не стыдимся

Присоединение к СССР в 1940 году Эстонии, Латвии и Литвы нельзя считать оккупацией, полагает Сергей Иванов. Свою точку зрения экс-глава президентской администрации основывает на том, что местные жители «становились гражданами Советского Союза со всеми правами и обязанностями», и многие из этих граждан «стали входить в советскую элиту — политическую и творческую». Кроме того, бывший наш министр обороны называет соглашение Москвы с Берлином «достижением советской дипломатии, которым надо гордиться». Ибо «если бы мы его не подписали, над нами нависла бы война на два фронта», а с немцами пришлось бы воевать «в 40 км от Минска или в 100 км от Ленинграда», информирует Иванов.

В том же духе, гордясь достижениями предшественников, высказывается и официальный представитель МИД России в фейсбуке внешнеполитического ведомства. По его мнению, «подписание… договора о ненападении с Германией было вынужденным шагом, который позволил Советскому Союзу отсрочить начало войны почти на два года и укрепить обороноспособность страны для борьбы с агрессором». В итоге «война началась на стратегически более выгодных для СССР рубежах, и население этих территорий подверглось нацистскому террору на два года позже. Тем самым были спасены сотни тысяч жизней». 

Наконец, еще в одном сообщении со ссылкой на Смоленскую площадь содержится утверждение, что сотрудничество СССР с Третьим рейхом позволило всерьез подорвать боеспособность грядущего врага. «Благодаря советско-германскому техническому и культурному сотрудничеству, — указывают дипломаты, — к началу Великой Отечественной войны СССР смог изменить расстановку сил стратегически выгодным для себя образом. Известны случаи, когда советские специалисты из ненависти к фашизму ослабляли крепеж на самолетах люфтваффе и изымали из них ценные материалы, а летчики из Рейха были окончательно морально подавлены и разложены к моменту окончания их учебы в Союзе».

Молотов и Риббентроп после подписания договора. Москва, 28 сентября 1939 г. Фото: Фонд ЦГАКФД

Зададимся вопросом: чем более всего заинтриговывают эти заявления, приуроченные к 80-й годовщине знаменитого пакта? Концентрацией бреда и невежества, скажет неискушенный читатель, но ошибется. Хотя, конечно, трудно иначе оценить военно-исторические изыскания процитированных спикеров. 

Взять хоть облагодетельствованных серпастыми паспортами прибалтов, особенно тех, кого расстреливали, сажали и высылали при новой власти. Или двухлетнюю отсрочку от бойни, ведь ее получила не только Красная армия, но и вермахт, и в целом германская экономика, которой Советский Союз оказывал поистине братскую помощь — до 22 июня включительно. Или о сотнях тысяч спасенных жизней на более выгодных рубежах призадумаемся, вспоминая коммунистический террор. И еще о том вспомним, что до вторжения в Польшу фашистских и советских войск мы с Германией не граничили, а после оказались лицом к лицу, и останавливать неприятеля пришлось на подступах к Москве. Да и вообще неизвестно, решился бы фюрер развязывать мировую войну, если бы не заключил договор о ненападении с Кремлем. Что же касается летчиков люфтваффе…

Однако тут надо остановиться и сознаться доверчивому читателю в том, что его слегка ввели в заблуждение. Поскольку лишь две из трех новостей про пакт Риббентропа с Молотовым и его новейших интерпретаторов соответствуют действительности, а одна из трех — фейк. Здесь можно даже сделать паузу, предложив ему, простодушному, самому отличить правду от пародии. Пусть погадает.

А потом открыть, что Сергей Иванов прямо так и говорил, радуясь за латышей с эстонцами и литовцами. И безымянный мидовский блогер тоже никем не выдуман, он существует. В отличие от его двойника, несущего весьма правдоподобную околесицу о разложившихся немецких летчиках на известном сатирическом сайте, чьи информационные сводки не раз провоцировали скандал — больно уж точно они копируют начальственные речи. Ну, право слово, если это дикое позорище, эта начисто проигранная игра в геополитику, завершившаяся в июне 41-го, может быть предметом гордости, то отчего бы не продолжить метафору и не вообразить себе распропагандированных фашистских летчиков, поневоле бомбящих советские села и города?..

Позорище возобновляется, но уже на современном этапе, во всем блеске его гибридного победобесия

Впрочем, тема такова, что ни глупые суждения, ни остроумные пародии на них оздоровляющего смеха не вызывают. Причем горше всего размышлять о том, что даже при Сталине не принято было чваниться, припоминая 1939 год. Принято было стыдливо умалчивать о том, как пытались поделить Европу с «преступником №1», а секретные протоколы к пакту в течение многих десятилетий были одной из самых охраняемых от советского народа тайн коммунистического режима. Позже, в перестроечные и постперестроечные годы, когда с недомолвками и враньем вроде уже было покончено, когда трагедия десятков миллионов наших граждан, расплатившихся за чудовищные ошибки руководства, была осознана во всей ее полноте, могло показаться, что эта страница перевернута и ни один серьезный политик в России не станет гордиться соглашением, которое один людоед заключил с другим. Собственно, еще совсем недавно, каких-нибудь десять лет назад, лично Владимир Путин, обращаясь к польской аудитории в свойственной ему тогда примирительно-диалектической манере (мол, кто без греха?) говорил об «аморальности» пакта с Гитлером. 

Теперь, как видим, с аморалкой покончено. Словно на дворе опять 1939 год — с той, однако, разницей, что секретные протоколы опубликованы и признаны подлинными, но стыдиться их незачем, хорошие были протоколы, разве нет? Позорище возобновляется, но уже на современном этапе, во всем блеске его гибридного победобесия, в рамках которого и фашистскую хунту на Украине громим, и самодельный рейхстаг штурмуем где-нибудь в Подмосковье, и волгоградских детишек, выражающих готовность умереть за дядю Вову, выпускаем на сцену, и гордимся внешнеполитическими победами Молотова в товарищеском матче с Риббентропом. Все это, в сущности, логично, но как задумаешься о том, какой путь прошла страна и в особенности ее национал-патриотические элиты за пять последних лет, — оторопь берет. А впереди еще по меньшей мере пятилетка сплошных триумфов в бескомпромиссной борьбе с историческими фактами и с врагами, которые «пытаются все поставить с ног на голову и переиначить итоги и причины начала Второй мировой войны», как выразился тот же Иванов.

Читайте также
Станислав Кувалдин
Нынешние правоконсервативные власти изначально готовили довольно противоречивый сценарий поминовения скорбной годовщины. Однако то, что должно было продемонстрировать единство друзей Польши перед новыми угрозами, источником которых откровенно назвали Россию, в итоге оказалось не вполне убедительным шоу без главного зрителя
Пакт Молотова — Риббентропа, подписанный 23 августа 1939 года, и 80 лет спустя остается полем исторических битв. Еще больше споров вызывает секретный протокол документа, в котором Гитлер и Сталин поделили между Германией и СССР территории Польши и государств Балтии. Его существование Москва фактически признала только в 2019 году
Станислав Кувалдин
Интервью британского историка Роджера Мурхауса об истории Договора о ненападении между Германией и СССР, опубликованное «Снобом», позволяет понять многие детали событий 80-летней давности. Но некоторые важные аспекты беседы могут вызвать у российского читателя чувство протеста. И дело здесь не столько в фактах, сколько в выбранном тоне рассуждений и категоричности выводов