Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Адвокат Билл Бауринг: Возможно, я дождусь распада Великобритании

Острый политический кризис в Великобритании сейчас расшатывает фундаментальные политические и правовые основы государства и может грозить существованию страны в нынешнем виде. Известный британский юрист, член палаты адвокатов Field Court Chambers, Gray's Inn, профессор права Беркбекского колледжа Лондонского университета в разговоре со «Снобом» делится своим мнением о важных правовых коллизиях, возникших в связи кризисом вокруг Брекзита. Некоторые из них заставляют всерьез вспоминать кровавый опыт XVII века
27 сентября 2019 11:20
Фото: Личный архив Билла Бауринга

Большевики в Британии


Ɔ. На днях мы были свидетелями нового витка кризиса вокруг Брекзита. Отправленный на длительные принудительные каникулы (пророгацию) парламент, настроенный против выхода Британии из ЕС, вернулся к работе, после того как Верховный суд Великобритании признал эту пророгацию незаконной. Мы слышали гневные речи Джонсона, обвиняющего парламентариев в готовности «сдаться» Брюсселю и «предательстве», и не менее жесткие призывы лидера лейбористов Корбина к премьер-министру покинуть должность. У жителя России, знакомого с историей, это вызывает довольно сильные и мрачные ассоциации — например, с двоевластием Советов и Временного правительства в 1917 году или с борьбой президента Ельцина с Верховным Советом в 1993-м. В Лондоне парламент тоже вступил в жесткое противостояние с правительством?


Недавно один из бывших судей Верховного суда лорд Сампшн (Sumption), между прочим, придерживающийся консервативных взглядов, сказал, что Джонсон принес «серп и молот» в британскую политическую культуру. Его высокомерные речи и отчаянные действия с пренебрежением общественным мнением и оппонентами делают его похожим на большевика. Развитие последних событий еще раз это подтвердило. Фактически 11 судей Верховного суда единогласно постановили, что у Джонсона не было никаких легальных оснований приостанавливать работу парламента. То есть он принял полностью незаконное решение, а поскольку формально заседания парламента приостанавливает королева, значит, он обманул престарелого монарха и дал ему совет подписаться под незаконным решением. Но Джонсон ведет себя так, как будто ничего не случилось и все идет как надо.


Ɔ. В Британии некоторые считают, что Верховный cуд, объявивший приостановку работы парламента незаконной, только усугубил кризис, поскольку вмешался в сугубо политический вопрос.


Как и многое в Британии, все тут упирается в очень старые юридические коллизии. Поскольку парламент отправила на каникулы королева, Верховный суд обвиняют в том, что он вмешался в королевские прерогативы, то есть покусился на гарантированные привилегии монарха. Вопрос о том, имеет ли право суд надзирать за королевской прерогативой, интенсивно обсуждался еще в 1980-х годах. Ведь прерогатива только называется «королевской». Распоряжаются ею премьер-министры. И глава правительства с монаршими привилегиями и с большинством в парламенте имеет такие полномочия, которым позавидовали бы многие диктаторы. В 1984 году правительство Тэтчер, используя королевскую прерогативу, запретило объединяться в профсоюзы служащим GCHQ — Центра правительственной связи, нашей крупнейшей спецслужбы. В итоге громкого разбирательства Судебный комитет Палаты лордов постановил, что суд имеет право оценивать, было ли юридически обоснованным использование прерогативы.

Так что Верховный суд воспользовался этим установленным правом и нашел, что решение было незаконным. То есть 11 судей, среди которых есть и консервативно настроенные, не нашли ни одного законного повода распускать наш парламент. И сейчас возникает коллизия, связанная с тем, что Джонсон фактически убедил королеву действовать незаконно. 


Ɔ. Возможно, такие действия политически оправданы, а решительность принесет ему новых сторонников?


Я думаю, что Джонсон не вполне понимает, в каком времени живет. Он странный осколок нашей распавшейся империи. Кажется, он воображает себя Черчиллем и хочет отважно бороться с Евросоюзом, как Черчилль сражался с Гитлером. Он лишь забыл, что империи давно нет, а Британия после выхода из Евросоюза будет не новым центром мира, а всего лишь небольшой европейской страной. И он далеко не один такой в своей команде. Можно посмотреть на лидера Палаты общин — члена кабинета, отвечающего за работу с парламентом Джейкоба Риис-Могга. Это человек, который выглядит, говорит и ведет себя так, будто живет в XIX веке и хочет работать в том парламенте, который когда-то вершил дела половины мира. Недавно все СМИ облетели фотографии, на которых Риис-Могг улегся в парламентское кресло во время острых дебатов, просто демонстрируя, что не уважает нынешний парламент. Такое крайне глупое ребячество. На фоне таких инфантильных ходячих анахронизмов Корбин и его теневой кабинет начинают нравиться просто потому, что они ведут себя как взрослые люди, понимающие, какой век на дворе и какие проблемы стоят перед страной.

Вся власть парламенту


Ɔ. Тогда такой вопрос: что могут сделать эти и другие взрослые люди с теми, кого вы, кажется, считаете бандой инфантильных подростков, заигравшихся в войнушку?

Тут опять надо обратиться к истории. Вы наверняка знаете, что одна из скульптур перед Вестминстерским дворцом — статуя Оливера Кромвеля. Он стоит с обнаженным клинком и как бы защищает наш парламент. Для меня как для британского республиканца, у которого дома тоже висит портрет Кромвеля, это очень важно. 350 лет назад противостояние короля и парламента закончилось в Англии гражданской войной, и победил в ней именно парламент. Последствия этого события сохранились до сих пор. Хотя в Великобритании нет писаной конституции и в страну вернулась монархия, у нас закреплен важный конституционный принцип — принцип верховенства парламента. Именно в его власти принять любой закон и ввести его в действие. Теоретически он имеет право упразднить монархию хоть с завтрашнего дня. Так что нашему парламенту просто стоит вспомнить, какая власть есть у него в руках. И, возможно, отказаться от Брекзита.

В Лондоне любят бунтовать


Ɔ. Джонсон в своей риторике пытается апеллировать к воле народа, исполнить которую мешает парламент. Ведь есть референдум, на котором жители проголосовали за выход из ЕС.


Это манипуляция. Проведенный референдум не имел прямой юридической силы. Кроме того, его результаты — 52% против 48% — говорят не о выраженной воле народа, а о расколотой стране. И здесь парламент должен вспомнить о своем верховенстве и принять ответственное решение. Вообще многих болезненных коллизий удалось бы избежать, если бы в нашей стране была бы писаная конституция, где были бы четко оговорены полномочия всех ветвей власти. Ведь и Джонсон вынужден был подчиниться решению Верховного суда только потому, что у него нет парламентского большинства. Иначе на следующий же день после вердикта Палата общин приняла бы какой-нибудь новый закон, который позволил бы легко обойти все ограничения. Сейчас среди всех стран мира только у Великобритании и Израиля нет конституции. И это вопиющий анахронизм. 


Ɔ. Как могут развиваться события вокруг Брекзита дальше?


Если экстремисты из Консервативной партии во главе с Джонсоном пойдут на выход из ЕС без предварительного соглашения, последствия могут быть непредсказуемыми. Уже сейчас известно, что с отменой всех соглашений между ЕС и Великобританией сюда прекратятся поставки важных лекарств, остановится привычный поток импортируемых товаров через Ла-Манш. Правительство обсуждает планы привлечения армии для поддержания порядка. Я не могу предсказать, как будут развиваться в этом случае события в Лондоне — но в этом городе очень любят бунтовать, и новых беспорядков я не исключаю. Может реализоваться самый неблагоприятный сценарий в Северной Ирландии. Гражданская война в этом регионе шла с 1969-го по 1997 год. В чем-то она была хуже, чем в Чечне. В Лондоне рвались бомбы. Моя дочь в 1991 году лишь чудом не стала жертвой взрыва на вокзале Виктория — она покинула здание за считаные секунды до теракта. Война была остановлена после введения режима открытой границы между Северной Ирландией и Республикой Ирландия. Если с выходом из ЕС границу закроют, война может возобновиться. А что будет с Шотландией? Захочет ли она оставаться частью Великобритании? Не будем забывать, что она объединилась с английским королевством добровольно, а произошло это, когда Англия была обширной и богатой империей, и шотландцам это было просто выгодно. Они всегда сохраняли самостоятельность — свою систему образования, особую правовую систему. Какой им смысл оставаться с Англией сейчас? Сейчас им так же выгодно добровольно остаться в Евросоюзе. Зачем им нужны наши политические маньяки?

Судьба анахронизмов


Ɔ. Вы уже говорили о том, что по убеждениям поддерживаете введение республики. События в Великобритании развиваются непредсказуемо. Возможно, их ход приближает вашу мечту?


Британская монархия — это анахроничный институт, на функционирование которого в стране влияют самые неожиданные обстоятельства. Например, немаловажно, что  нынешняя династия — немецкая по происхождению, а наша родовая аристократия — главным образом потомки норманнов, пришедших с Вильгельмом завоевателей, и они до сих пор относятся к королевской семье очень холодно и даже неприязненно. Это, кстати, было особенно заметно во время похорон принцессы Дианы, представительницы семьи Спенсер — одного из самых именитых родов в Великобритании. Тогда во время траурной церемонии в Вестминстерском аббатстве брат Дианы Чарльз, девятый граф Спенсер, фактически обвинил королевскую семью в смерти сестры, и его выступление было встречено овацией.

Сейчас королеве 95 лет. Она самый старый монарх на земном шаре, и она знает, что если ей наследует ее сын Чарльз, чье имя связано со многими скандалами и чья популярность низка, монархия впадет в кризис. Мне кажется, она надеется, что ее сын умрет раньше нее. Другой ее сын, принц Эндрю, оказался замешан в громком скандале из-за близкой связи с организатором педофильской сети Джеффри Эпштейном. Так что монархия сейчас приближается к очень серьезному кризису.


Ɔ. Когда политический кризис достигает такой остроты, как это происходит сейчас в Великобритании, вероятность, что выход из него будет радикальным, достаточно высока. Что, на ваш взгляд, можно ожидать сейчас?


Мне 70 лет, на моей памяти исчезли Советский Союз и Югославия. Я достаточно серьезно жду того, что наше Соединенное Королевство вскоре распадется. Его части соединились в единую страну очень давно и при других условиях. Мне кажется, что объединение Ирландии теперь очень вероятно, а отделение Шотландии почти неизбежно. Уэльс, видимо, останется, но и это может оказаться временным. Национальное движение там растет, на улицах все чаще можно слышать валлийскую речь. Что с нами тогда будет? Я не знаю. Некоторые шутят, что мы превратимся в 51-й штат США. Но, боюсь, мы окажемся ближе к положению Пуэрто-Рико, государства, находящегося под полным контролем США, но не имеющего прав штата.


Ɔ. Если рисовать столь футуристичный сценарий, то отводите ли вы в нем роль монархии на оставшейся территории Англии и Уэльса?


Мои взгляды на монархию вы знаете, я не против, если здесь будет нормальная президентско-парламентская республика. Конечно, монархи есть в других странах Европы — например, в Скандинавии или Голландии. Но там это совершенно другой институт. Там короли и королевы разъезжают на велосипедах, в целом это популярные фигуры, не имеющие такой собственности и богатства.


Ɔ. Значит, надо провести переучреждение монархии — с реквизицией королевских владений?


Почему бы и нет? Знаете, королевская семья сейчас владеет половиной земли в центральном Лондоне, а другая половина принадлежит графу Вестминстерскому, одному из самых богатых людей в мире. Университет, где я преподаю, стоит на земле графа Бедфорда. По-моему, это феодализм и не очень похоже на XXI век. Королеве почему-то принадлежат крепости и дворцы, которые содержат на налоги граждан страны. Не уверен, что все это правильно.

Беседовал Станислав Кувалдин

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В 1993 году противостояние президента и парламента России закончилось танковым обстрелом Белого дома. Опрашивая свидетелей и участников событий, «Сноб» надеялся найти кого-то, чей взгляд на расстрел парламента с тех пор изменился
Константин Эггерт
Не верьте всему, что вам говорят про Бориса Джонсона — такие политики приходят к власти раз в несколько десятилетий. Владимир Путин это поймет очень скоро
Маша Слоним
Последние разоблачения по «делу Скрипалей» вновь всколыхнули всю Великобританию. Но привели ли они к всплеску антироссийских настроений во власти и обществе?