Все новости

Колонка

Универсальный Устинов. Почему невиновный осужден и освобожден

1 Октября 2019 12:58

Когда возникает надобность, полиция избивает первых попавшихся демонстрантов и суровые судьи выносят им жестокие приговоры. Когда общество протестует слишком громко, надобность в них отпадает и на смену суровым приходят судьи милосердные

Приговоры вообще бывают разные. Справедливые и несправедливые. Основанные на законе и на подкупе. Увенчанные аплодисментами и криками «позор». По-всякому бывает.

В этом смысле дело Павла Устинова следует признать по нашим меркам универсальным. Ибо в нем за сравнительно короткий срок уместились весьма разнообразные сюжеты, связанные с российским правосудием. Сам приговоренный в течение двух без малого месяцев, покуда длилось следствие и заседали суды, представал то «бригадиром» бунтовщиков, то жертвой произвола, то героем сопротивления, вступившим в неравный бой с целой оравой полисменов и покалечившим одного из них, то артистом, то росгвардейцем, а то случайным прохожим, глубоко аполитичным и не постигающим, что тут вообще за шум. Целые общественные слои и профессиональные цеха поднимались на защиту Устинова, и когда вдруг открывалось, что он там вроде за Путина и за Сталина, в соцсетях кипели споры о том, кого нужно и кого не нужно спасать от беззакония, и побеждала правозащитная идеология: спасать надо всех. 

Металось и начальство с его обслугой, порой претерпевая муки. Страдал судья Криворучко, отправивший Устинова в колонию на три с половиной года: судью проклинала демократическая общественность, высмеивал знаменитый шоумен, а глава ВС Лебедев допускал, что Криворучко может быть наказан. Томился депутатский корпус. С одной стороны, думским деятелям ясно было, что все эти митинги, на одном из которых задержали Устинова, инспирированы из-за рубежа. С другой стороны, сам спикер Володин не понимал, за что посадили парня, и вместе с ним недоумевал Турчак. Терялся в догадках и крупный бизнес в лице олигарха Чемезова. Волновалась пресса, и лучшие ее представители склонялись к мысли, что осужденный не виноват, а виноваты адвокаты, и как в воду глядели: в процесс включился легендарный Кучерена, после чего начались форменные чудеса. 

Адвокат Анатолий Кучерена, актер Павел Устинов и адвокат Дмитрий Чешков (слева направо) на рассмотрении в Мосгорсуде апелляции на приговор актеру Павлу Устинову, осужденному на 3,5 года за нападение на сотрудника ОМОН на несогласованной акции в центре столицы 3 августа Фото: Сергей Киселев/Агентство городских новостей «Москва»

Сперва прокуроры, еще совсем недавно просившие суд приговорить артиста к шестилетнему лагерному сроку и вроде не удовлетворенные мягким первым приговором, обжаловали это решение, полагая, что до рассмотрения апелляции он может находиться под подпиской, и судья внял их доводам. А вчера в Мосгорсуде прозвучал окончательный на данном этапе приговор: вывихнувший плечо правоохранителю осужден на год условно, что по нынешним временам приравнивается к полному и безоговорочному оправданию. И здесь нельзя еще не вспомнить, что сей вердикт задолго до его оглашения предсказал экс-начальник Устинова генерал Золотов, и наверняка с его же благословения в прокуратуру была отправлена положительная характеристика на бывшего бойца.

Так все перемешалось в этом удивительном спектакле. Выпускник Высшей школы сценических искусств Константина Райкина явился сразу во многих взаимоисключающих образах, доигрывая ныне роль несомненного победителя. Причем в той же великолепной пьесе, где были заняты и другие российские граждане, которые призывали к его освобождению на митингах, разрешенных и неразрешенных, и стояли в пикетах возле здания кремлевской администрации. Нельзя не помянуть добрым словом и начальство, угнездившееся в здании. Это ведь они, простые и высокопоставленные клерки на службе у Владимира Владимировича, как говорится, в ручном режиме контролировали и продолжают контролировать ход «московского дела». Отмеряя сроки схваченным на столичных улицах и площадях, замеряя уровень протестной активности после оглашения приговоров и в соответствии с ним уточняя цифры. 

Без них, непрестанно что-то там подвинчивающих в механизме государственной машины, она бы работала сама по себе, но разве такое допустимо? Чтобы граждане мирно и без оружия, как в какой-то книжке записано, выходили куда хотели, полиция кидалась бы на них только в тех случаях, когда бы они, по мнению стражей порядка, грубо нарушали закон, а судьи внимательно выслушивали бы обе стороны и выносили решения, руководствуясь статьями УК и внутренним убеждением. А это в конце концов обернулось бы страшными последствиями, ибо от честных судов до честных выборов — один шаг, а где честные выборы, там и непредсказуемость российской жизни, и дерьмократия, и проклятые девяностые, и анархия, и гибель страны.

Странно даже, согласитесь, что и сегодня, по завершении процесса по делу Павла Устинова, аплодируют не все

Напротив, благодаря каждодневной эксплуатации административного ресурса, чем с утра до ночи промышляют простые и высокопоставленные клерки в АП РФ, ничего такого россиянам не грозит. Когда возникает надобность, полиция избивает первых попавшихся демонстрантов, забирает их в автозаки, передает следователям, и судьи вершат свой скорый суд. Когда надобность не возникает, несогласные безнаказанно гуляют по городу. Когда за осужденного вступается не слишком много мастеров культуры и профессоров, он сидит и сидит. Если же скандал получается громкий, тоже не беда. Подключится ресурс, и выступит важный олигарх, разволнуется спикер, возмутится лидер правящей партии, витринный гуманист, подтянется «Раша тудэй» — и вот уже на смену жестоковыйному судье, который категорически не желал смотреть видео, где росгвардейцы толпой наваливались на вышедшего из метро человека, явится судья милосердный. Он и посмотрит, и выслушает, и вникнет, и впаяет невиновному год условно. По закону, да. Так что в итоге образуется универсальное дело, на примере которого исследуем все провалы и достижения юридической науки. Радуясь, как много полезного можно почерпнуть из нашей современной практики, соединяющей в себе самые разные эпохи — от шемякиных неправых судов до гибридных путинских.

Странно даже, согласитесь, что и сегодня, по завершении процесса по делу Павла Устинова, аплодируют не все. Находятся еще ворчуны, настаивающие на том, что и росгвардеец Лягин, травмированный при нападении на болтавшего по телефону, и его подельники, и спецпропагандисты, которые клеветали на задержанного, и следователи, и прокуроры, и судья Криворучко, и судья Лебедев — все они должны понести кару. А с ними и министр внутренних дел, и шеф Росгвардии, и труженики администрации, и страшно сказать кто, то есть гарант Конституции. Впрочем, слушать их, вечно недовольных и неблагодарных, никто из начальства не станет — по крайней мере до тех пор, пока к ним не присоединятся миллионы соотечественников. Но это будет уже совсем другая пьеса, другая Россия, другая история.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Называние вещей своими именами сейчас уже начинает приводить к реальным и важным изменениям — например, к освобождению людей в зале суда. Возможно, власть загнала себя и общество в тот угол, где любая правда становится орудием перемен
В Магасе, где крепки родственные связи, стражам порядка не стоит нападать на людей, это противоречит местным обычаям. А в Москве, где начальство борется с подобными предрассудками, никто никому не родственник
Вызов Алексея Навального на «дуэль» от Виктора Золотова — повод вспомнить, откуда берутся представления о чести