Все новости
Колонка
Террористическая экспертиза.

Кто и почему клевещет на Светлану Прокопьеву

8 Октября 2019 12:22
Главная проблема не в том, что российские силовики, сверху донизу, в принципе не ведают, что творят, насаждая произвол и беззаконие. Главная беда в том, что по-другому они управлять не умеют, и даже осознают это

Терроризм — это очень плохо, и если журналист в своей статье признает его логичность и обоснованность «посредством утверждений о целесообразности действий террориста в современных условиях политической жизни России», то мы осудим такого автора, не правда ли. Мы не одобрим текст Светланы Прокопьевой, опубликованный некогда на сайте «Псковская лента новостей», поскольку в нем содержится «позитивный образ» убийцы с «приписыванием» ему «высоких целей», «благородных мотивов», а на действующую власть перекладывается вина «за «суровые» методы борьбы за гражданские права». Мы солидарно с экспертами будем возмущены: почему это «совершенный молодым человеком взрыв бомбы… не вызывает у автора негативного отношения…»

Все эти чувства мы непременно испытаем, но только при одном условии. При условии, что никогда не читали статью Прокопьевой — ни в отрывках, ни целиком (здесь обойдемся без линка, дабы не травмировать социальную группу «сотрудники Роскомнадзора»). В ином случае мы испытаем чувства противоположные. Мы поразимся количеству подлогов в экспертных оценках, на основании которых журналист стал подозреваемым по делу об оправдании терроризма с использованием СМИ. 

Начиная с мелочей. Вот с этих выделенных кавычками «высоких целей», «благородных мотивов» и «суровых» методов», как если бы речь шла о прямых цитатах из публикации Прокопьевой. Между тем ничего подобного там нет. Похвала неким абстрактным бомбометателям и конкретному 17-летнему Михаилу Жлобицкому, совершившему самоподрыв в здании архангельского УФСБ, о чем повествовала Светлана, звучит лишь в головах приглашенных в разное время РКН и Следственным комитетом специалистов по чтению чужих мыслей. И кончая выводами, которые они делают (словно сговорившись, да), обвиняя журналиста в «формировании положительного отношения к терроризму». 

Светлана Прокопьева Фото: Артём Аванесов

При условии, что мы читали статью под заголовком «Репрессии для государства», выводы у нас будут другие. Если кого и пытался оправдать автор, то народовольцев, «юных смертников, террористов XIX века», которые «жили при монархизме». А за посмертную реабилитацию Желябова с Перовской и даже Гриневицкого у нас пока вроде не сажают. Что же касается современной России, то ее Прокопьева описывала как «демократическое государство, где есть выборы и многопартийность, где провозглашена свобода слова и убеждений». Она всего лишь задалась при этом естественным вопросом: почему же «парень, который родился и вырос в путинской России, не увидел другого способа донести до людей свой протест против пыток и фабрикации уголовных дел». Отвечая на заданный вопрос, она лишь описывала, как в действительности - а не на бумаге - устроено наше «демократическое государство» и отчего так вышло, что «для разговора о гражданских правах с ФСБ» юный архангельский самоубийца «выбрал бомбу». 

По сути ее текст был банален, но от того не утрачивал своего основного смысла и пафоса. Господа начальники, меняйтесь и меняйте вашу полицию и суды, спецслужбы и административные органы, чтобы с вами можно было вступать в диалог и вообще по-человечески разговаривать, не доводите людей до греха, иначе всем будет хуже — таков был посыл. Строго говоря, Светлана Прокопьева опубликовала идеальный контртеррористический текст, и если еще нужны доказательства ее правоты и абсолютной упертости полицейского государства, к которому были обращены ее слова, то все они налицо. 

Эти обыски. Это следствие. Эти эксперты, которые врут как дышат. Этот грядущий суд, в ходе которого ее могут приговорить к 7 годам лишения свободы. Таким был ответ. Главная же проблема не в том, что российские силовики, сверху донизу, в принципе не ведают, что творят, насаждая произвол и беззакония всюду, куда дотянутся, а руки у них очень длинные. Главная беда в том, что по-другому они управлять не умеют и даже отчасти осознают это. И если кого по-настоящему боятся, то вовсе не протестующих мальчиков и девочек, хором взывающих к росгвардейцам со словами «мы вам не враги» и зачитывающих им вслух самые звонкие строки из Конституции. А вот этой темной силы, которую полицейский режим пробуждает к жизни и к смерти, и она взрывается там, куда посторонним вход воспрещен, и ежели на Кавказе подобные явления, к несчастью, давно уже в порядке вещей, то для собирательного Архангельска это сенсационная и крайне неприятная новость. Впору вводить статью «доведение до терроризма», но не станут же они карать самих себя — и потому сегодня судят Прокопьеву. 

Надо раз и навсегда устранить все причины, порождающие терроризм. Средства тут могут быть разные, но в первую очередь стоило бы освободить из-под домашнего ареста Светлану Прокопьеву

Судят «экстремистов» из «Нового величия», вовлеченных в организацию несомненными провокаторами из оперативных служб. Судят и приговаривают к чудовищным срокам молодых ростовчан — в рамках от начала до конца сфальсифицированного дела запрещенной «Артподготовки». Всего лишь за то, что они вышли на улицу с плакатами «Верните землю ростовским погорельцам!» и «Правительство в отставку!». Судят и подтверждают приговор Даниле Беглецу, отцу двоих маленьких детей, сознавшемуся в преступлении, которого не совершал — и все равно отправленному в лагерь. Нет, они, благодетели наши в Кремле и подотчетных ему канцеляриях, вовсе не хотят увеличивать количество людей, доведенных до отчаяния и заглядывающих в бездну. Просто сладить с собой и со своими садистскими комплексами далеко не всегда могут. Изредка, впрочем, справляются — это когда уже тысячи и тысячи людей протестуют, целыми общественными слоями и корпорациями. Но тем яростней силовики грезят о реванше, если отпускают кого-нибудь, влепив год условно, а то и признав полностью невиновным.

Терроризм — это очень плохо, и надо что-то делать, дабы покончить с ним в стране, где убили царя-освободителя, свежа память о государственном терроре коммунистических времен и, кажется, буквально вчера взрывали дома в Москве и убивали детей в Беслане. Надо раз и навсегда устранить все причины, порождающие это ужасное явление. Средства тут могут быть разные, но в первую очередь стоило бы освободить из-под домашнего ареста Светлану Прокопьеву, поблагодарить ее и извиниться перед ней. В прекрасной России будущего законно избранное начальство наверняка так и поступит, а нам пока остается лишь бороться за оправдание невиновной и желать себе и ей долгих лет жизни. Чтобы дожить до той поры, когда все до единого террористы будут изобличены.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Сергей Мурашов
...тем яростней силовики грезят о реванше, если отпускают кого-нибудь, влепив год условно, а то и признав полностью невиновным.

А мне представляется, что "силовики" в данном случае - лишь инструмент. И виноваты примерно как топор - которым можно наколоть дров, а можно расколоть чужую башку. Нет, конечно, чуть больше, они же живые, разумные, могут и волю проявить, а топор что - железка на ручке, кто взял - того и правда... :)

Но - всё равно лишь инструмент. Инструмент, предназначенный охранять и сберегать существующую власть. Для которой подобные обвинения - опасны, значит, нужно пугать и сажать, чтоб сидели по домам да помалкивали. И, скажут так - станут хватать и ломать, а скажут иначе - станут стоять, никого не трогая.

Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Илья Мильштейн
Когда возникает надобность, полиция избивает первых попавшихся демонстрантов и суровые судьи выносят им жестокие приговоры. Когда общество протестует слишком громко, надобность в них отпадает и на смену суровым приходят судьи милосердные
Станислав Кувалдин
«Сноб» продолжает цикл материалов, посвященных юбилею создания партии «Народная воля». Новый выпуск посвящен суду над организаторами убийства Александра II. Как подсудимые объясняли свои цели и к каким последствиям привела их казнь
Иван Давыдов
Нынешнее лето научило общество вступаться за тех, кого они считали жертвами произвола. Теперь пришло время экзамена на зрелость — защитить того, кто совершил неприятный поступок, но не заслуживает наказания от государства