Все новости

Редакционный материал

Борис Акунин: Сулажин. Отрывок из книги

В конце октября в издательстве «АСТ» выйдет первая игровая книга Бориса Акунина из литературного проекта «Осьминог» — «Сулажин». В начале романа главный герой принимает сулажин — вещество, нарушающее восприятие реальности. И, как утверждает автор, судьба героя зависит от того, какой путь из восьми возможных выберет для него читатель. Специально для романа-игры разработано приложение, в котором содержатся иллюстрации, стилизованное оформление глав и саундтрек Бориса Гребенщикова. «Сноб» публикует отрывок из книги

19 Октябрь 2019 11:48

Фото: Jon Tyson/Unsplash

Сейчас, еще секунду. Мне почему-то хочется увидеть, как исчезнет, скроется за углом стремительная фигура. Женщина позвала меня за собой? Но почему? Зачем?

Я ее не знаю, впервые вижу...

— Вы ко мне повернетесь или нет? 

В голосе Громова прозвучала легкая нота раздражения. Я обернулся. Не я один смотрел вслед той женщине — все кроме Громова провожали ее взглядом. И выражение лица у каждого было странным. Хотя в этом паноптикуме нормальных лиц вообще не было. 

Разве я сам выглядел нормально? 

— Извините... 

Громов посмотрел мне в глаза, покачал головой.

— Поздно, момент упущен. У вас очень сильная броня. Минуту назад вы приоткрылись. А теперь опять глухая стена. — Он вздохнул. — Слишком твердый характер. При вашей биографии это неудивительно. Ничего. Я буду наблюдать за вами и ждать.

Этот человек действительно разбирался в психологии. Не знаю почему, но взгляд черноволосой женщины что-то во мне изменил.

Я уже не чувствовал себя подопытной лягушкой, которую сейчас начнут препарировать. Когда Стрекоза сказала: «Пусть расскажет про себя. Мы все через это прошли. Чем он лучше?» — я пожал плечами. Мой голос больше не дрожал. 

— Хотите знать подробности? Ну что... Начались боли в желудке. Сначала глухие, потом сильные. У меня врач знакомый, очень хороший. Назначил обследование. Потом говорит: «Зачем ты столько терпел? Теперь ничего нельзя сделать. Можно, конечно, помучить тебя химией, но это ничего не даст. Ты мужик крепкий, поэтому говорю как есть. Три месяца у тебя остается. Максимум».

Глаз Стрекозы под зеркальными стеклами было не рассмотреть. Костлявые пальцы крутили перламутровую пуговицу на блузке. Угол тонкогубого рта скривился. Что означала эта гримаса?

Недоверие, сарказм, презрение? Во всяком случае, не сочувствие.

Заглянуть бы этой жухлой ведьме за очки.

— Про болезнь неинтересно. У всех примерно одно и то же, — сказала Гюрза. — В чем ваша проблема?

— То есть? Разве того, что мне осталось жить максимум три месяца, мало? Это по-вашему не проблема?

Громов опять улыбнулся одними глазами.

— Если проблема в этом, вы — легкий случай и долго ко мне ходить не будете. Но дело ведь не только в страхе смерти, правда

— Колитесь. — Гюрза тронула свои черные густые волосы, опускавшиеся ниже плеч. Она была бы красавицей, если б не жуткая желтизна кожи. — У нас тут друг от друга секретов нет.

Я молчал.

— Хотите маленький сеанс стриптиза? — Она засмеялась. — Я когда узнала, что мне скоро карачун, сначала с перепуга по сексику ударила. Во все тяжкие. Напоследок.

Черепах оскалил неестественно белые, наверняка искусственные зубы:

— Ой, вы никогда про это не рассказывали!

Издательство: АСТ

Гюрза дернула костлявым плечом:

— Ничего интересного. На групповухе есть одно правило. Если приходит кто-то новенький, часто жмется, стесняется. Напирать ни в коем случае нельзя, только кайф обломаешь. Никто не обращает на новичка внимания, все начинают заниматься делом, — она сделала похабный жест, — и человек сам потихоньку заводится, подключается.

Я обратил внимание, что Громов перестал участвовать в разговоре. Сел, сложив руки на груди. Смотрел на дверь. И вид такой, будто нас не слушает, а думает о чем-то своем.

— Что во мне, по-вашему, самое интересное? — Глаза у бойкой брюнетки были, как сверла. Мне доводилось встречать людей с таким взглядом. Самые опасные особи на свете. Невзирая на половую принадлежность.

— Вы красивая, — осторожно сказал я. 

— Ага. — Гюрза рассмеялась и вдруг дернула себя за локон.

Черный парик соскользнул. Обнажился совершенно голый череп. — Залюбуешься, какая краля. 

Что случилось с моей хваленой наблюдательностью? Как я мог не заметить, что волосы фальшивые? Это сулажин виноват. Ну и психоз, конечно. Хорошо, что я ушел со службы, хоть Лев Львович и отговаривал. Убеждал, что мне надо с головой погрузиться в работу. Это в моем положении лучше всего. Много от меня было бы проку в таком хреновом состоянии.

Черепах хихикнул, похлопав себя по точно такой же, как у Гюрзы, лысой макушке. Очевидно, он видел этот трюк раньше. А Баранчик, до сих пор не раскрывший рта, глазел на свою спутницу всё с тем же обожанием. Я ей даже позавидовал. Пускай он по виду болван болваном, но не бросил же. Не отшатнулся. Даже сюда за ней притащился. 

— Самое интересное во мне то, что я оторвалась. Как тромб. — Гюрза зачем-то ткнула острым локтем своего обожателя. Он застенчиво улыбнулся. Щеки пошли ямочками. — В какой-то момент страх взял и пропал. Я почувствовала себя самым свободным существом на свете. Что хочу — то и сделаю. Чего мне бояться? Кто меня теперь чем-то испугает? Не понравится кто-нибудь — возьму и грохну. Как от не фига делать. Так что вы со мной повежливей. Очень советую.

— Совет не по адресу, — ответил я. — Грохните, сделайте одолжение.

Шутить я не собирался, но все одобрительно засмеялись, а Черепах заметил:

— Наш человек. 

Я посмотрел на Громова — и встретился с ним глазами. Оказывается, он и слушал, и наблюдал. За мной. Внимательно.

— Работаем, — коротко сказал он. — Случай нетривиальный, но работаем. Спасаем общество от лишних жертв. Вы ведь в людях хорошо разбираетесь? 

Я кивнул. 

— Как по-вашему, правду говорит Оксаночка или интересничает? 

— Правду. Буду с ней предельно вежлив. На самом деле я хочу прожить свои три месяца до конца.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Этим летом у участника проекта «Сноб» Бориса Акунина вышла книга «Доброключения и рассуждения Луция Катина», написанная в авантюрно-философском жанре, который был популярен в XVIII веке. Главный герой романа — молодой философ Луций Катина — все время попадает в различного рода приключения. С разрешения автора «Сноб» публикует первую главу
У Дмитрия Быкова выходит книга «Сны и страхи». Истории, созданные автором, напоминают некоторые произведения Стивена Кинга. Мы публикуем первую главу
Евгения Некрасова, автор романа «Калечина-Малечина», вошедшего в шорт-лист премии «НОС», написала книгу рассказов «Сестромам. О тех, кто будет маяться». Герои короткой прозы — люди, животные и мифические существа. Через их судьбы автор пытается показать жизнь всей страны и найти корень зла, возникающего в человеческих сердцах. «Сноб» публикует первый рассказ