Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Коридор для Штирлица.

Почему россияне выбирают штандартенфюрера

22 Октября 2019 12:00
Не исключено, что сегодня профессор Преображенский стал бы доверенным лицом Путина. Ибо старшее поколение в большинстве своем не грезит о переменах, а власть в кастовом нашем обществе очень заботится о благонамеренных интеллектуалах

Свежий опрос ВЦИОМа, посвященный идеальным российским руководителям, можно оценивать по-разному.

С точки зрения чисто политической, фиксируя очередной успех Максима Максимовича Путина, то есть Штирлица. Причем успех вроде бы несомненный, если сравнивать показатели 1999 года и сегодняшние цифры. 20 лет назад советский разведчик под личиной штандартенфюрера СС в качестве безальтернативного лидера нации был все-таки отчасти навязан российскому социуму. Поскольку на деле в опросах ВЦИОМА тогда лидировали царь Петр, майор Жеглов и полководец Жуков, а полковник Исаев от них отставал. Правда, теперь в социологической президентской гонке участвовали одни лишь киногерои, но это не так уж и важно. Важно, что персонажей много, за два десятилетия их только прибавилось, однако Штирлиц вне конкуренции. Занявший второе место профессор Преображенский, старый скептик, бесстрашный хирург-экспериментатор, антисоветчик со связями на самом верху явно проигрывает штандартенфюреру.

Коллаж: Юлия Новодворская

К слову, ошибаются, по-моему, те комментаторы, которые видят в противостоянии чекиста и профессора некую идеологическую предвыборную интригу. Дескать, респонденты все-таки исподтишка бунтуют, выдвигая в претенденты на российский престол критика существующего режима. Ведь по сути булгаковский герой является критиком весьма умеренным. Главная его претензия к новой власти, увлеченной социальными экспериментами, заключается в том, что она слишком много внимания уделяет хоровому пению и плохо следит за порядком в стране. Если бы ему не мешали работать делегаты от партийных низов, требующие уплотнения, а вышестоящие товарищи с карандашом в руке перечитали бы книги Карла Маркса, который никогда и никому не запрещал держать на лестнице ковры и не отдавал распоряжений забить досками подъезд калабуховского дома, то профессор был бы вполне удовлетворен. Не исключено также, что в наши дни он стал бы доверенным лицом Владимира Владимировича — подобно многим знаменитым врачам и деятелям культуры. Ибо в кастовом обществе, каким является путинская Россия, благонамеренные интеллектуалы живут припеваючи, а проблема сохранности галош в их прихожих вообще решена бесповоротно.

Что касается вопроса поколенческого, то с этим дела обстоят сложнее. Тут наблюдаются, как бы сказать, нездоровые тенденции. Юноши и молодые люди в возрасте 18–34 лет голосуют за Данилу Багрова и Сашу Белого, героев культовых фильмов про «проклятые 90-е». И засада даже не в том, что генерации, идущие на смену нынешним хозяевам жизни, выбирают себе «бандитов», как пишут отдельные авторы. В конце концов персонаж Бодрова-младшего, в отличие от безусловно криминального героя Безрукова, скорее борец за справедливость, нежели отморозок. Симпатий Даниле наверняка прибавляет и скорбь по трагически погибшему артисту. С другой стороны, нравы у современного начальства вполне мафиозные, так что голосование за весь этот собирательный «бандитский Петербург» не должно как будто никого смущать. Главное, все они люди родные, свои, к тому же патриоты, в особенности бесконечно обаятельный Брат.  

Нездоровые, по теперешним понятиям, тенденции здесь сводятся к тому, что оба выбранных молодежью героя олицетворяют идею свободы. Свободы безбрежной, оставшейся в тех временах, когда грядущий Штирлиц только продвигался по службе, глубоко законспирированный в тылу врага, то есть в ельцинской России. Или едва начинал осваиваться в кресле президента РФ, после того как несчастный наш Борис Николаевич Гинденбург разглядел в нем истинного, понимаешь, преемника и продолжателя славных демократических реформ. Выходит, подрастающее и подросшее поколения голосуют за допутинских героев и за те времена, когда трудностей было по горло, но политических ограничений никто не ощущал. И граждане, выходившие на площадь что-нибудь поскандировать, не мешали проходу других граждан и не подвергались нападениям со стороны отмороженных силовиков с последующими судами и приговорами. Разве что они сами, эти протестующие граждане, проклиная «банду Эльцина», нападали на милиционеров и избивали их до смерти или полусмерти — тогда, случалось, они получали отпор. Короче, сегодня у молодежи имеется запрос на смену президента, отсиживающего свой как минимум четвертый срок в Кремле, что и находит отражение в зеркале социологии. И покуда каждый четвертый среди их отцов и дедов готов объявить себя «жертвой перестройки» с выплатой ему соответствующего пособия, вольнолюбивый молодняк мечтает о переменах. Надеясь, вероятно, и не без оснований, что на сей раз обойдется без бандитов, наверху и в соседнем дворе, зато страна, вставшая с колен, как-то окончательно выпрямится и разломает стены осажденной крепости, в которой сегодня приходится жить. 

А еще, размышляя о политических воззрениях россиян на исходе 2019 года, можно и не углубляться в политику. Это все-таки, согласитесь, выдуманные миры — те, в которых вращались полковник, профессор и безработный, вернувшийся с первой чеченской войны. Оттого говорить более всего хочется о них, об этих героях, до того великолепно сыгранных, что и десятилетия спустя мы их помним, любим и даже выбираем. О посмертном бенефисе замечательных актеров — Вячеслава Тихонова, Евгения Евстигнеева, Сергея Бодрова. О том, как кинематографические грезы вытесняют реальность и помогают с ней справиться. Впрочем, примеры соседней страны и рейгановской Америки показывают, что порой сбываются самые удивительные мечты; другой вопрос, чем это может обернуться на российской почве, когда полковника ФСБ путают с любимым артистом. Когда большинство в стране составляют люди старшего поколения, с их устоявшимися вкусами и пристрастиями, и с ними ничего не поделаешь. Потому Штирлиц будет спать еще ровно пятнадцать минут, а потом пойдет на пятый срок.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Станислав Кувалдин
К данным ВЦИОМ и Центра политических технологий, громко объявившим, что россияне по-прежнему хотят видеть президентом Штирлица, стоит относиться так же, как к результатам всех последних политических голосований в России. Слишком много сомнений, что в условиях действительно свободного выбора у заявленного лидера были бы похожие шансы
Илья Мильштейн
Когда возникает надобность, полиция избивает первых попавшихся демонстрантов и суровые судьи выносят им жестокие приговоры. Когда общество протестует слишком громко, надобность в них отпадает и на смену суровым приходят судьи милосердные
Владислав Иноземцев
Тактические отступления власти в ее противостоянии с обществом — «дело Голунова», смягчение приговоров по событиям лета в Москве — вызвали у определенной части этого самого общества надежду на то, что в преддверии «транзита власти» режим будет и дальше «раскручивать гайки». Но так ли это на самом деле?