Все новости

Колонка

Путь в страну молчания.

Как российские СМИ могли бы угодить Генеральной прокуратуре

25 Октября 2019 14:35

Российские властители все больше убеждают себя, что запрет на распространение информации — универсальное лекарство против любых раздражающих новостей. И уже не собираются обращать внимание на те стадии абсурда, которые проходят на этом пути

За шумными новостями по традиции теряются важные. Мы тут едва ли не всей страной оплакиваем прощенный странам Африки долг в двадцать миллиардов долларов, шансов вернуть который все равно не было, разбираем на мелкие детали выступление Леонида Ильича Путина перед прогрессивными лидерами стран горячего континента, а вот слова начальника управления по надзору за соблюдением прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних Генпрокуратуры России Марины Зайцевой, сказанные на круглом столе по противодействию популяризации криминальной субкультуры среди несовершеннолетних, в основном почему-то проигнорировали. Хотя наметившаяся нежная дружба нашего вождя с вождями африканскими большинства населения никак не коснется (ну да, дружить будут на наши деньги, но нас раньше что ли спрашивали, как их потратить?), а вот то, о чем говорила госпожа Зайцева, вполне может задеть всех тех, кто по профессиональной необходимости или в силу иных, менее достойных причин, склонен свои мысли высказывать публично. То есть в эпоху соцсетей — вообще всех.

Можно ликовать, потому что прокурор Зайцева изобрела гениальную стратегию, позволяющую победить подростковую преступность раз и навсегда, а именно предложила запретить публиковать в СМИ любую информацию о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. «Такая информация должна быть закрыта. Нельзя рассказывать о способах, о том, как и что происходило с несовершеннолетними», — сказала Зайцева. И тут же посоветовала представителям Роскомнадзора внести в закон о СМИ соответствующие поправки.

Нельзя терять ни минуты, популярность криминальной субкультуры растет, и вообще, как говаривал один большой друг африканских народностей, времени на раскачку просто нет.

Просто, изящно, суперэффективно. Отчего подростки становятся преступниками? Всякому ведь ясно: прочтет неоперившийся юноша в газете отчет о совершенном его одногодками правонарушении и сразу подумает: «А чем я хуже?»

Иллюстрация: CSA Images/Getty Images

Разумеется, дело не в экономической ситуации, не в одичании, которое сделалось подобием государственной идеологии, не в проповедовании «традиционных ценностей», которые в современной российской версии слабо отличимы от блатных понятий. Виноваты те, кто пишет о преступлениях, и надо как можно скорее остановить этих растлителей.

И тут, конечно, главное, чтобы люди доброй воли в погонах и без на достигнутом не останавливались. 

«Главное, чтобы не останавливались», — написал я и сообразил тут же, что они ведь не останавливаются. Предложения Зайцевой — просто еще один шажок на пути в веселую средневековую тьму, по которому родина давно идет, размечая путь диковатыми законами, как верстовыми столбами.

Патриархальное государство ко всем своим населенцам вне зависимости от возраста относится как к несмышленым детям. Искренне верит, что если взрослый, и, вроде бы, считающийся дееспособным человек увидит в интернете свастику, то немедленно превратится в страшного фашиста, закупится в бутике Hugo Boss мышиного цвета формой и отправится возводить на дачном участке газовую печь. И это не шутка, это закон, его применяют, людей по нему наказывают. Если россиянин наткнется даже не на подробное описание самоубийства, а на простое упоминание способа, которым самоубийство было совершено, то подумает сразу же: «Черт, а неплохая ведь идейка», и бренный наш мир покинет.

И совсем уж не хочется думать о том, что, по мнению государства, случится с гетеросексуальным россиянином, который увидит изображение радуги. Или просто радугу. Вы здесь смеетесь, возможно, а вот жители петербургской квартиры, в которой полицейские проводили проверку по факту обнаружения на окнах радужных штор, скорее всего, не очень громко смеялись. Ну и, конечно, государство со звериной яростью отстаивает право сильного бить слабого в семье. Потому что это и есть его главная ценность. Потому что из этого растет его уверенность в собственном праве бить собственных граждан, которые смеют чем-нибудь выражать недовольство. Мы же, россияне, как одна большая семья, в конце-то концов.

Вектор, в общем, понятен, прокурор Зайцева в тренде, и раз уж универсальный ключ к решению всех проблем найден, остается только надеяться, что прокуратура, Роскомнадзор и прочие органы, защищающие нас от разнообразных бед, продолжат свою ударную изобретательскую работу. А можно даже и подсказать им что-то. Пойти навстречу. Логика-то ведь у их изобретательства довольно простая — любой справится.

В идеале, все СМИ сами собой исчезнут. Оставим, пожалуй, только телепрограмму «Беспрерывная неделя с Владимиром Соловьевым»

Если не писать о пытках в колониях — в колониях пытать перестанут: очевидно же, что палачи стремятся только к славе. Если не рассказывать про убийства задержанных в полиции — не будет убитых, это ли не шаг в сторону народосбережения, о необходимости которого так много говорил один выдающийся политик, пока не переключился на африканские проблемы? Если не проводить антикоррупционные расследования, коррупционеры заскучают и бросят воровать: для чего чиновнику дворец или яхта, раз Навальный ее в своих роликах не покажет? Никакого тебе уважения, никаких стимулов для увеличения уровня собственного благосостояния за счет бюджета.

Наши выборы будут самыми честными выборами в мире, если никто не узнает, как именно они фальсифицируются. А права человека не будут нарушены, если отвечать за них станет тот, кто готов публично оправдывать необходимость избиения мирных прохожих в центре большого города… Хотя стоп, про это я где-то уже читал, с этим, кажется, уже порядок. Ну вот и хорошо.

В идеале, к которому мы наверняка однажды придем (лично я верю в Россию), все СМИ сами собой исчезнут, а их сотрудники займутся уже чем-нибудь полезным и перейдут в реальный сектор, что, безусловно, приведет к экономическому росту, о необходимости которого так часто говорил один влиятельный политик, пока не увлекся экономической ситуацией в Африке.

Оставим, пожалуй, только телепрограмму «Беспрерывная неделя с Владимиром Соловьевым» — нельзя же русскому человеку жить без присмотра телевизора, отобьется без телевизора русский человек от рук. Но и Соловьев не будет ничего говорить, будет молча стоять 25 часов в сутки, побивая очередной рекорд Гиннесса. Стоять и мелодично позванивать. Не знаю даже, чем. Он уж найдет, чем. Он способный.

Вы только представьте: стоит Соловьев в своем знаменитом френче. Стоит и тихонько звенит (в эмалевом небе дразня журавлиные стаи, зачеркнуто). А фоном — безымянные эксперты ему старательно подвывают. Без слов, естественно.

Во-первых, это красиво. Во-вторых, сразу понятно, что все проблемы уже решены.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Власти всех уровней, кажется, начали понимать, что люди перестали вести себя так, как им хочется. И решили противопоставить этой угрозе новый вариант веселых картинок для интернета
Принятие закона, направленного на передел собственности в одной компании, может иметь серьезные последствия не только для российского интернета, но и для всей экономики
Тактические отступления власти в ее противостоянии с обществом — «дело Голунова», смягчение приговоров по событиям лета в Москве — вызвали у определенной части этого самого общества надежду на то, что в преддверии «транзита власти» режим будет и дальше «раскручивать гайки». Но так ли это на самом деле?