Все новости

Колонка

Будни и праздники.

Кто и почему объединялся в России 4 ноября

5 Ноября 2019 13:27

Когда в государственный праздник встречаются матери преследуемых активистов и жертв современных государственных репрессий, это заставляет смотреть на формальную дату новыми глазами

Словосочетание «День народного единства» по сути своей бессмысленно. Нет на свете такого народа, который хотя бы на минуту, не то что на целые сутки способен был бы слиться в единое целое, испытывая некие одинаковые чувства. Ни во время войны, ни тем более в мирное время.  Это, скорее, фигура речи, пригодная для песен в исполнении краснознаменных хоров, дружно умирающих в борьбе за это, глуповатых политических слоганов и громких названий для торжественных дат. Содержания в этом словосочетании нет никакого, но если день объявлен выходным, то зачем искать в нем потайные смыслы? Выпьем, товарищи, за Минина и Пожарского, и за Марину Мнишек, красивая была женщина! Можем повторить, да.

Праздник 4 ноября, придуманный и введенный в оборот 14 лет назад затейниками из администрации Кремля, преследовал сразу несколько целей. Следовало раз и навсегда отменить революционную дату, поскольку День примирения и согласия, никого ни с кем не примирив, по-прежнему оставался приватизированным коммунистической оппозицией. После Беслана тогдашний наш идеолог Владислав Сурков ввел в оборот концепцию «осажденной крепости», обложенной с Запада вероломными врагами, и в этом смысле поляки, сумевшие некогда даже захватить Москву и оттуда изгнанные, подходили вроде идеально. Наконец, Октябрьская революция была порождением хаоса и прелюдией к Гражданской войне, тогда как после выдворения интервентов удалось постепенно покончить со Смутой. Хотя и не скоро. Ноябрьский листок в календаре необходимо было тонко отредактировать, как строки в государственном гимне, где допотопную «партию Ленина, силу народную» сменили политкорректные «предки» – с их несомненной «мудростью народной». 

Cлишком уж выпирают доски из этой сурковской пропагандистской конструкции, слишком понятен сиюминутный расчет, слишком очевидна фальшь

Тем не менее праздник не задался, и дело тут не только в том, что очень давно все это было: битвы с поляками, мужественные ополченцы, воцарение несовершеннолетнего Михаила Романова, основателя династии, трагически рухнувшей спустя 300 лет. Просто слишком уж выпирают доски из этой сурковской пропагандистской конструкции, слишком понятен сиюминутный расчет, слишком очевидна фальшь. В сравнении с Днем Победы, праздником настоящим и вопреки навязанному победобесию до сих пор объединяющим поколения в осознании великого подвига, великого горя, великого триумфа, выдуманный День народного единства и мал, и убог. 

Не случайно же в течение многих лет подряд главной заботой начальства в этот день были «русские марши», самостоятельно организованные правыми националистами и проходившие со своей, не всегда политкорректной и потенциально опасной для властей повесткой. Но теперь и эти марши разгромлены, загнаны в рамки и в загоны. После чистки, проделанной в осажденной крепости, единство доведено почти до совершенства.

Участник шествия националистов «Русский марш» в районе Люблино в День народного единства Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Впрочем, не всюду, где прошел государственный каток, жизнь замирает, Бывает еще, что прямо в День народного единства люди объединяются сами по себе, и связывает их не притянутая за уши историческая дата, а свежая, живая, реальная боль. Например, за детей, томящихся в тюрьмах, колониях или под домашним арестом. И если такое событие происходит ровно в те часы, когда страна празднует древнюю викторию, лично г-н президент славит «волю и решимость наших предков», отстоявших священные рубежи, и награждает соотечественников и заграничных друзей, то впечатление это производит неизгладимое.

Я говорю о вчерашнем собрании в офисе Московской Хельсинкской группы, где встретились родственники российских политзэков, объявившие о создании объединения «Матери против политических репрессий». Может, вы знаете, что на днях в Люблинском районном суде г. Москвы допрашивали Родиона Зелинского, сексота, укрывшегося под псевдонимом «Руслан Д.», главного свидетеля обвинения по делу «Нового величия». То есть главного провокатора в этом деле, и как он там остроумно срезал адвоката, сообщив о своем необычном хобби: сборе личных данных тех россиян, которых он потом сдает полиции и спецслужбам. Вот родители девушек и парней, которых данный свидетель коллекционировал и закладывал, и вошли в состав объединения. А вместе с ними и родители арестантов по «московскому делу», по делу «Сети», по мусульманским делам, матери осужденных по «ростовскому делу», мама аспиранта Азата Мифтахова, мама школьника Кирилла Кузьминкина… Они ведь тоже народ, только, в отличие от народа абстрактного, к которому обращаются с поздравлениями разные вожди и национальные лидеры, это люди вполне конкретные. И они взывают к власти, требуя остановить беззакония.

Список их еще, вероятно, не полон, но собравшихся уже достаточно много, чтобы выходить на одиночные пикеты к зданию администрации президента Путина, нервируя служащих там клерков, мелких и среднего звена, безвестных, высокопоставленных и знаменитых. Правда, вчера они отдыхали, но праздник короток и будни наступили уже сегодня, и если вспомнить, как много уже в России политзаключенных и как они молоды, и сколько у них родных и близких, то поневоле посочувствуешь труженикам АП РФ. Однако соотечественникам, отбывающим сроки в лагерях, в СИЗО и «на домашке», их матерям и отцам, женам, мужьям, братьям, сестрам и детям мы будем сочувствовать гораздо сильней и дольше. До того дня, когда они все до единого выйдут на волю, подозреваемые и осужденные, и этот день, полагаю, станет для тысяч и тысяч россиян подлинным праздником. Типа Дня победы над врагом жестоким и бесчеловечным, но в ближней или дальней перспективе обреченным на поражение в освобожденной столице.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Подтверждение приговора Константину Котову и задержание очередных заложников в рамках «московского дела» — звенья одной цепи. Такого рода эксцессы разрушительны для государства, поскольку устраняют буфер гражданского общества между властью и отчаявшимися людьми
Называние вещей своими именами сейчас уже начинает приводить к реальным и важным изменениям — например, к освобождению людей в зале суда. Возможно, власть загнала себя и общество в тот угол, где любая правда становится орудием перемен
Власть постаралась сделать День Победы единственным днем, объединяющим нацию. И возможно, ей придется пожалеть об этом