Все новости

Колонка

Национал-инфантилизм.

Как уберечь «народ-дитя» от ошибок и проступков

6 Ноября 2019 13:14

Следственный комитет России возбудил дело о насильственных действиях сексуального характера из-за видеороликов на YouTube-канале Real Talk, в которых несколько детей в возрасте до 14 лет задают вопросы мужчине и женщине, которые называют себя геем и бывшей порноактрисой. Какие последствия это может иметь для общества?

Дело сразу же получилось резонансным. По данным разных источников, оно было возбуждено то ли о «распространении деструктивной информации среди несовершеннолетних», то ли о «вызывании сексуального возбуждения». Насчет возбуждения детей теперь разберется следствие, но, судя по всему, сильно возбудился вице-спикер Думы Петр Толстой, который составил целый запрос в МВД, посмотрев на YouTube-канале Real Talk выпуски шоу Slivki Kids, где дети разговаривают с представителями ЛГБТ и порноактерами. Там также есть сюжеты с актером травести-шоу, девушкой-карликом и девушками с расстройствами пищевого поведения. При этом, если будет доказано, что некоторые из этих сюжетов суть «насильственные действия сексуального характера», то это до 20 лет тюрьмы. Если же обнаружится, что это «всего лишь» пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних (статья 6.21 КоАП РФ), то это либо штраф до пяти тысяч рублей, либо до 100 тысяч рублей, если пропаганда велась в интернете. Вот такой нешуточный разброс.

На первый взгляд, речь идет все же не о делах, а о словах. К тому же беседы на «скользкие темы» велись в присутствии родителей, а значит, с их согласия. И тут просматривается один важный симптом состояния нашего общества: нормой законотворческой и правоохранительной деятельности становится ужесточение наказания именно «за слова», которые по сути приравниваются к «делам». Тем самым «мыслепреступление» стремительно криминализируется. Подумал и сказал не так — значит, уже преступник.

Тенденция такова, что сама по себе информация («слово») о каких-то противоречивых, не соответствующих нашим «скрепам» вещах и явлениях становится уголовно или административно наказуемой

Из этого же ряда — недавняя парламентская инициатива сажать на 7 лет за «пропаганду» наркомании в интернете, где под «пропагандой» понимается практически все что угодно, а именно «деятельность по распространению материалов и (или) информации, направленных на формирование у лица нейтрального, терпимого либо положительного отношения к таким средствам, веществам, растениям и их прекурсорам, а также их частям либо представления о допустимости их употребления, хранения или оборота». Это ведь не только значительная часть мировой литературы: Шерлок Холмс ведь, как известно, употреблял, а уж что проделывал с морфием врач — герой булгаковских рассказов, даже рассказать теперь страшно. Но также и значительная часть поп-культуры (Боб Марли теперь под запретом будет?). Да и вообще сама по себе информация о том, в каких именно странах легкие наркотики, к примеру, легализованы, станет уголовным преступлением.

Тенденция, таким образом, такова, что сама по себе информация («слово») о каких-то противоречивых, не соответствующих нашим «скрепам» вещах и явлениях становится уголовно или административно наказуемой. Разумеется, наиболее страстно наши охранители хотят защищать детей. У нас практически все «ради детей». В идеале (как он видится в головах охранителей), дети не должны знать о темных, сложных, опасных и неоднозначных сторонах реальной жизни как можно дольше. Как минимум, до 18 лет, спустя несколько лет после начала полового созревания и соответствующего повышения гормонального фона, они должны быть в счастливом неведении и даже вопросов не задавать взрослым на эти темы, чтобы не подводить их «под статью», о существовании в мире однополых браков. О том, что в мире водятся проститутки и снимаются «непристойные фильмы». А также желательно о том, как люди вообще размножаются без посредничества аиста и капусты. 

Фото: Pawel Czerwinski/Unsplash

Именно с детей у нас еще сравнительно недавно начали бороться за чистоту интернета. И ведь как далеко ушли всего за несколько лет! Список поводов для запретов и блокировок от первоначальных пропаганды суицида, насилия, наркомании и детской порнографии расширился во много раз. И сейчас этим делом управляет Роскомнадзор вообще во внесудебном порядке и на практике по своему субъективному усмотрению. При этом наше государство все больше смотрит и на взрослых — на целую нацию — как на вечных «детей», которых также надо оберегать от вредной информации, будь то «экстремизм» или наркомания. 

Ведь если наш человек просто увидит свастику, то сразу, подозревает государство, обернется нацистом. А если узнает, что в ряде штатов США марихуана (прости, господи, за упоминание этой богомерзкой травки, пока нет еще статьи) не только разрешена к употреблению, но и выращивание ее превратилось в доходный малый бизнес, то сразу же бросится выращивать ее на балконе, как некогда герои одной комедии Юрия Мамина — которая сегодня, по всей вероятности, была бы запрещена к показу, а завтра, возможно, за такой сюжет автору будет грозить уже уголовка.

Вскорости можно, видимо, ожидать криминализации русской словесности

Уже вполне утвердился целый ряд «потенциально опасных тем», всякое неканоническое обсуждение которых грозит как минимум неприятностями, а то и административным или уголовным преследованием. Это широкий набор тем, связанных с половым воспитанием детей и подростков. Это нестандартное обсуждение религиозной тематики, отношений между конфессиями и уже тем более отстаивание атеистической позиции, ведь можно ненароком оскорбить чувства верующих. Это резкая критика любого представителя власти, вне зависимости от причин и повода (может быть сочтено оскорблением, а если не оскорблением, то экстремизмом). Это разоблачение коррупции представителей власти (вы рискуете разгласить его священные персональные данные и снова оскорбить). Это в широком смысле тематика Великой Отечественной войны, где теперь шаг влево, шаг вправо в ее изучении и тем более трактовке отдельных противоречивых или малоизвестных эпизодов — это потенциально «фальсификация», а то и «отрицание победы» или «оправдание нацизма». Это критика ряда аспектов российской внешней и внутренней политики: там заложены такие «мины», как отрицание территориальной целостности (рассуждения на тему, как «решить Крымский вопрос», недопустимы — вопрос давно «решен») или обсуждение и оглашение фактов потерь в ходе военных операций за рубежом (эти потери могут быть засекречены). Вскорости можно, видимо, ожидать криминализации русской словесности. Уж слишком бурно прошло недавно в сетях обсуждение неосторожного высказывания одного профессора Вышки о том, на сколь низком языково-культурном уровне нынче изъясняется обыватель.

При этом суровые наказания за мыслепреступления, видимо, считаются у нашей правящей номенклатуры единственно верным способом образумить наш «народ-дитя», научить его уму-разуму, а также правильно себя вести и правильно думать. Правда, такое «воспитание» не предполагает наличия иммунитета от всего «вредного», окажись такой национал-инфантил в непростом современном мире один на один с неизведанными явлениями. Предполагается, видимо, что ему нежелательно там вообще оказываться, надо дома сидеть и смотреть телевизор.

Раньше, в царское время, знать тоже считала, что самые верные способы «окультурить русское быдло» — это его пороть, ссылать на каторгу или бросать в острог. Теперь времена, конечно, более вегетарианские, поэтому воспитательные меры предусматривают цензуру, посадку или астрономический штраф. По сути же мало что изменилось.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Закон о запрете пропаганды наркотиков, очевидно, будет принят в ближайшее время. И тогда у силовиков появится еще одна удобная дубинка для привлечения к суду неугодных пользователей или просто случайных жертв
В стране печаль — перед Днем народного единства снова выясняется, что никакого единства народ в большинстве своем не чувствует. Предложения по исправлению ситуации в основном сводятся к национальным тимбилдингам, но, возможно, единство появится, если разрешить его тем, кому сейчас оно запрещено

Новости партнеров

«Сноб» побеседовал с одним из авторов исследования «Преодоление трудного прошлого: сценарий для России», научным сотрудником Центра исследований современной культуры Института гуманитарных историко-теоретических исследований ВШЭ Дарьей Хлевнюк о том, что делать с «трудной памятью»