Все новости

Колонка

Коммуникационная труба.

Почему не надо бояться запрета Википедии

8 Ноября 2019 13:06

Опыт последних десятилетий показывает, что российская власть умеет подходить к любой сложной проблеме лишь с одной стороны. Это касается и строительства ракет, и языковой политики

Заседание совета по русскому языку, прошедшее под председательством Владимира Путина на этой неделе, оказалось примечательно тем, что среди множества выступлений различных статусных ученых и функционеров наиболее оживленную реакцию вызвало замечание президента, заговорившего о замене Википедии «Большой российской энциклопедией в электронном виде». 

В данном случае важно даже не то, что имел в виду президент, произнося эту фразу (хотя она, конечно, вырвана из контекста), — существеннее то, что таких новостей от него ждут и полагают, что он способен на подобные инициативы. Президент хочет запретить Википедию и заменить ее чем-то российским — а почему бы ему этого не хотеть?

Именно ожидание, что глава государства заменит то, к чему давно привыкли все, на нечто такое, что неизвестно и вряд ли сильно нужно большинству жителей России, но зато по разным причинам больше нравится самому президенту, и есть маркер нынешних отношений общества и верховной власти.

Язык, по Путину, если использовать нерусское выражение — public good, то есть общественное благо

Разумеется, не стоит судить о заседании совета по одной эксцентричной фразе. Совет обсуждал достаточно серьезные вещи, а сенсационные детали вроде «отмены Википедии» или рассуждений президента о пещерных русофобах, объявивших войну русскому языку, — лишь элементы риторики президента.

Сама эта риторика, несмотря на слова о войне с русским языком, ведущейся «в некоторых странах», не выглядит агрессивной. Путин даже посчитал нужным одернуть председателя совета Владимира Толстого, назвавшего русский язык «мощнейшим, грозным оружием», которое «должно быть в полной боевой готовности». Путин заметил, что с тем, что называют оружием, и бороться будут как с оружием (возможно, он не увидел тут противоречия с тем, что «война с русским языком», о которой он сам сказал, отчасти объясняется звучащими на этом языке, скажем так, неосторожными заявлениями). 

Фото: PA Photo/ТАСС

Несколько раз Путин сказал и о том, что интерес к языку страны напрямую зависит от того, насколько успешна ее экономика и какую выгоду смогут получить люди от общения на этом языке. Тут видна рациональность и желание вывести язык с «передовой», где государство предпочитает вести себя агрессивно. Иными словами, он не объявляет язык «духовной скрепой» и не рассуждает о нем как сакральном — как о том, что в контексте нынешней государственной политики надо защищать максимально жестко, клеймя покушающихся на него потенциальных врагов. В большей степени язык, по Путину, если использовать нерусское выражение — public good, то есть общественное благо, которым должно пользоваться как можно больше людей и качество которого зависит, в том числе, и от развития экономики.

Впрочем, именно этот подход, возможно, показывает, как именно государство собирается регулировать использование этого «общественного блага». И речь здесь, если посмотреть на другие предложения и заявления, сделанные на совете, о регуляционных идеях. Тот же Владимир Толстой выступил с предложением назначить МИД ответственным за все программы продвижения русского языка за рубежом, которые, по его мнению, сейчас проводятся рассогласованно и неэффективно. Ректор СПбГУ Николай Кропачев напомнил о необходимости нового толкового словаря, для того чтобы устранить возможные разночтения в трактовке юридических документов. В уже разошедшейся по социальным сетям фразе Владимира Путина о замене Википедии российским дженериком речь шла о том, чтобы Большая российская электронная энциклопедия использовалась в школе, то есть, если говорить об этом в практическом плане, чтобы именно оттуда школьники скачивали свои рефераты и чтобы именно эта энциклопедия стояла на школьных компьютерах. 

Свободный ресурс надо поставить под контроль и организовать потоки, которые будут приносить пользу конкретным выгодоприобретателям

Государство, кажется, осознало, что язык — это еще один ресурс, который распространяется свободно и бесконтрольно, и применяет здесь единственный привычный инструмент: свободный ресурс надо поставить под контроль и организовать потоки, которые будут приносить пользу конкретным выгодоприобретателям, например, создателям энциклопедии или централизованным кураторам программ распространения русского языка за рубежом. Так что коммуникационная труба из фильма «Асса» теперь, кажется, будет означать нечто совсем другое.

Желание, впрочем, не всегда приводит к исполнению задуманного. Довольно спокойная и слегка ерническая реакция на идею «заменить Википедию» показывает, что граждане смотрят на желания властей добиться строгого контроля в нерегулируемых ранее областях с некоторой снисходительностью. Это житейский опыт, основанный, например, на истории «Телеграма». Так что и обозначаемые сейчас намерения загнать язык в бюрократическую трубу, по-видимому, можно воспринимать с долей здравого скепсиса.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Сейчас разыгрывается политическая кампания против Гасана Гусейнова и его совершенно невинных высказываний о «клоачном»…
Возможно, президент искренне и бескорыстно симпатизировал ушедшей от нас правозащитнице. И это неутешительный диагноз для нашей власти
Оговорки и проговорки первых лиц остаются последним источником правдивой информации об их картине мира. Странные реплики президента последних дней выдают изнервничавшегося человека, тайно ожидающего финальной катастрофы