Все новости

Колонка

По правилам ташкентского рынка: почему Москва и Киев не могут договориться по газу

8 Ноября 2019 13:15

Очередной раунд российско-украинской газовой войны пройдет в Брюсселе сегодня, 8 ноября — и, скорее всего, закончится вничью. Переговорные позиции обеих сторон крайне сложно совместить, причем в обоих случаях главным препятствием является не столько экономический расчет, сколько политическая целесообразность

Новые правила

Теоретически вопрос вообще не стоит выеденного яйца, не то что многомесячных переговоров. 31 декабря заканчивается действие текущего контракта между отечественным «Газпромом» и украинским «Нафтогазом» о транзите российского газа в Европу. Очевидно, что странам нужно заключать новый контракт. «Газпром» заинтересован в услуге транзита и, как это и должно быть, обозначает, сколько ему нужно качать газа и на какой срок. Опять же очевидно, что после 2019 года (когда вступит в действие «Северный поток — 2») «Газпрому» уже не будет нужно качать через Украину такие же объемы, какие он качал в 2017-м и 2018-м. Тем более очевидно, что ряд событий, которые случатся в ближайшие годы (возможное снятие ограничений с прокачки по «Северному потоку — 2», постройка европейской ветки или даже веток «Турецкого потока», а также последствия политической нестабильности на Украине), делают нецелесообразным для Москвы заключение многолетнего контракта с Киевом. Поэтому Россия и хочет заключить контракт на короткий срок с минимальным гарантированным объемом прокачки, чтобы затем по его истечении просто заключить новый контракт — с учетом новых обстоятельств. А заключать в любом случае придется: даже при условии ввода в строй всех потоков «Газпрому» все равно нужно прокачивать через Украину определенный минимальный объем (до 15–30 миллиардов кубов).

Однако Киев ведет себя так, как вели торговцы мясом на ташкентском рынке в 90-е годы. Покупатели (сиречь заказчики) приходили к ним за мясом, но не могли его взять без обязательной нагрузки в виде косточки. Так и «Нафтогаз» сейчас отказывается предоставлять России услугу транзита без нагрузки в виде ненужных Москве дополнительных обязательных объемов прокачки (которые «Газпром» обязан будет оплачивать даже в том случае, если он их не будет прокачивать), а также долгосрочного контракта.

Фото: Zuma/TASS

Саботаж в законе

На первый взгляд, позиция «Нафтогаза» выглядит не только нелогично, но даже деструктивно для украинских национальных интересов. Никакой конструктивностью, о которой говорят украинские чиновники, тут и не пахнет — налицо скорее саботаж переговорного процесса, итогом которого может стать приостановка российского транзита. С вытекающими последствиями не столько в виде замерзающей Европы (страны ЕС могут качать заранее закачанный газ из украинских хранилищ, а также найти иные краткосрочные решения), сколько выпадения транзитных доходов из украинского бюджета, а также «холодных бунтов» и «майданов в городах». 

Однако, с другой стороны, в позиции украинской стороны есть и своя логика.  Во-первых, украинские элиты — что домайданные, что нынешние — никогда не отличались способностью к долгосрочному планированию и желанием этому планированию научиться. Их горизонт составлял максимум год, а обычно они смотрели лишь на несколько месяцев вперед. Поэтому Киев не озабочен проблемой своей репутации у европейских партнеров — его задача урвать денег здесь и сейчас, чтобы день простоять и ночь продержаться.

Ангела Меркель в свое время использовала демонизацию России в украинском кризисе для укрепления собственного политического лидерства в Европе и теперь не может переобуться в прыжке

Во-вторых, часть европейских партнеров как раз поддерживает Украину в этом споре. Это и та группа европейских элит, которые не заинтересованы в нормализации российско-европейских отношений. И те, кто в принципе не хочет, чтобы Москва и Брюссель (а точнее, Берлин) сотрудничали в обход Восточной Европы — как в переносном, так и в буквальном смысле. Поэтому, когда Украина открыто говорит о поиске вариантов для блокирования работы «Северного потока — 2», она получает поддержку Польши и Прибалтики. А Германия (которая, по идее, должна была дать Киеву хорошую затрещину за такие поползновения) вынуждена молчать по чисто политическим причинам: Ангела Меркель в свое время использовала демонизацию России в украинском кризисе для укрепления собственного политического лидерства в Европе и теперь не может переобуться в прыжке и встать на сторону Москвы в споре с Киевом.  

Дедов Морозов тут нет

Столкнувшись с неконструктивной позицией Украины и стыдливым молчанием Европы, Россия тоже решила поиграть мышцами. Кремль заявил, что готов заключить контракт лишь при условии, что «Нафтогаз» откажется от требований к «Газпрому» в рамках Стокгольмского арбитража.

С экономической точки зрения позиция Москвы выглядит логично. И дело даже не в том, что Стокгольмский арбитраж принял весьма странное решение («Украина может не выполнять свои обязательства потому, что она бедная, а Россия обязана их выполнять потому, что у нее много денег»). А в том, что это решение может быть прецедентом. Оно касалось лишь споров по 2017 году — и сейчас Киев может подать аналогичные иски за 2018-й, а также за 2019 годы. Заключать новый контракт — что краткосрочный, что долгосрочный — с таким партнером крайне нецелесообразно.

Москва фактически делает Европу заложницей российско-украинских судебных разборок

Однако в политическом плане попытка пристегнуть требование об отказе Украины от решения арбитража к переговорам по нынешнему контракту означает, что Москва фактически делает Европу заложницей российско-украинских судебных разборок. Ведь все прекрасно понимают, что сам по себе Владимир Зеленский не примет условия Кремля. Он не Дед Мороз, поэтому не собирается раздавать подарки. России — отсуженные у нее виртуальные миллиарды, Петру Порошенко — прекрасную возможность обвинить нынешнего президента «в капитуляции и сливе победы, которой добилась предыдущая команда», а украинским националистам — повод устроить третий Майдан. Который может не пережить ни Зеленский, ни сама Украина.

К счастью для Кремля, «Нафтогаз» так и не смог использовать это российское требование для информационной атаки на Москву. Вместо того чтобы спокойно развести руками и сказать, что неконструктивная позиция «Газпрома» не дает заключить соглашение, Украина 2 ноября подала в Стокгольмский арбитраж новое заявление против России, тем самым фактически аргументировав позицию «Газпрома», что с таким партнером контракты заключать нельзя. Ни долгосрочные, ни краткосрочные.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Подписание в Минске «формулы Штайнмайера» стало серьезным шагом на пути реализации Минских соглашений и вызвало ярый гнев украинских националистов. Они угрожают заблокировать реализацию формулы, хотя должны делать все для того, чтобы в ДНР и ЛНР прошли выборы. Ведь эти выборы — лучший способ легитимно и чужими руками не только сорвать выполнение «формулы Штайнмайера», но и похоронить Минские соглашения
Демократическая партия, символом которой является осел, повела себя в соответствии с его чертами, то есть упрямо и безрассудно. Она так сильно хотела подвести своего архиврага — Дональда Трампа — под импичмент, что попала в ловушку. Которую, по всей видимости, Трамп и поставил
В первые выходные ноября парк «Патриот», расположенный в Подмосковье, на 55-м километре Минского шоссе, отметил свое пятилетие. В честь юбилея в парке прошла реконструкция битвы за Москву 1941–1942 годов. Все желающие могли записаться в народное ополчение. «Сноб» отправился на празднование и изучил подробности паркового строительства патриотизма в ближайшем Подмосковье