Все новости

Колонка

Чаепитие в Новосибирске.

Почему отход от нормы становится наказуемым даже на школьном празднике

8 Ноября 2019 16:17

Когда девочке, родители которой не сдали деньги в родительский комитет, запрещают пить чай вместе с классом, это может показаться скверным анекдотом о поссорившихся мамах. Увы, он слишком созвучен современной российской эпохе, где государство и его слуги стремятся подчинить жесткой норме все, что доступно обозрению

Столько всего происходит вокруг и важного, и страшного по-настоящему, а задела сильнее прочих совсем бытовая история из Новосибирска. Там в одной из школ проводили праздничное чаепитие для второклассников, и девочку, родители которой отказались сдавать деньги на «нужды класса», отсадили за отдельный стол. Бдительная представительница родительского комитета изгнала отщепенку из коллектива и не дала стакана. 

Родители, кстати, отказались сдавать деньги не из бедности — их задело, что родительский комитет не отчитывается о тратах. Такой микроактивизм, модная в наше время борьба с коррупцией там, где, с вероятностью процентов этак в девяносто девять, никакой коррупции, конечно, нет. Девочка принесла с собой кексы и сок для всех, но это никак ее не спасло.

Так легко представить себе, почувствовать ужас и боль маленького человека, которому с максимальной наглядностью объясняют, что он — не такой, как другие. Что он — хуже. Девочка ничего плохого не сделала, не понимает, в чем она виновата, за историей — взрослые ссоры, и тем страшнее происходящее. Она сидит за отдельным столом и плачет, а эти самые другие, которых она, оказывается, хуже, на нее смотрят. Может быть, даже хотят поддержать, но боятся: восьмилетнему малышу не так уж просто пойти поперек старших.

Всю эту самодеятельность пока еще как-то терпят в частных пространствах «по углам», но на пространствах общественных она становится все менее допустимой

История, разумеется, про вечное. Про неумение поставить себя на место другого, про нежелание думать, про стыдную страсть к унижению тех, кто заведомо слабее. Про готовность на других перенести свои обиды — членам родительского комитета наверняка ведь обидно, что кто-то смеет подозревать их в нечистоплотности, — на маленького беззащитного человека. Обычное такое жлобство, к сожалению, свойственное людям.

Но есть у этой истории еще и привкус дня сегодняшнего. Она также про страсть к унификации, про императивное требование единообразия во всем, которое лезет из советской мертвечины и душит русскую жизнь. Преступление родителей девочки из Новосибирска не просто ведь в том, что они усомнились в чистоте помыслов родительского комитета. Преступление их еще и в том, что они рискнули действовать по-своему. Сами купили этот несчастный сок и эти проклятые кексы. 

Всю эту самодеятельность пока еще как-то терпят в частных пространствах «по углам» (хотя государство, главный и самый влиятельный борец за всеобщее однообразие, пытается залезть уже и в квартиры, и в постели), но на пространствах общественных она становится все менее допустимой. Всё должно быть одинаково, и все должны быть одинаковыми. В человеке все должно быть одинаковым: и душа, и одежда, и мысли. И сок, и кексы. Все должно быть зарегулировано вусмерть, и сами знаете, что бывает за шаг влево или шаг вправо.

Фото: Jon Tyson/Unsplash

Это начинается с самого верха, когда сам президент, решив все прочие мировые проблемы, решает заняться, например, стандартами языка для чиновников и журналистов государственных СМИ. Или заменить неправильную Википедию на правильную государственную энциклопедию. Википедия, конечно, все равно выживет, журналистов государственных СМИ не жалко, а чиновников жалко еще даже меньше, чем журналистов государственных СМИ. Но тут ведь важен симптом. Святая вера большого начальника в то, что без его внимания, без его чуткого руководства, без четких направляющих указаний даже русский язык попадет в какую-нибудь беду. Что растерзают его зоологические русофобы при поддержке русофобов пещерных. Что язык — не живая стихия, а что-то вроде склада с кирпичами, которые заокеанские враги и их местные пособники раскладывают нам назло в неправильном порядке.

Телеведущий Дмитрий Киселев объясняет протестные настроения в среде молодежи «перепроизводством гуманитариев», и в его речах — как ни странно, такое все-таки редко случается — даже есть своеобразная логика. Но за ними — все та же ненависть к самостоятельности, к особости, и все та же страсть к казарменному единообразию. Мишень выбрана не случайно: точные науки кажутся телеведущему царством порядка, гуманитарные, соответственно, миром хаоса и произвола. Как это вообще допустимо, почему на один вопрос может быть много разных, противоречащих друг другу ответов? Что это за бардак?! Ну и к тому же объяснение становится чем-то вроде универсальной отмычки. У всех протестов, оказывается, одна причина: расплодили бездельников, мнящих себя чрезмерно умными. Забрать все книги бы да сжечьщас ! Заменить Большой российской энциклопедией, там уже все написано.

Единый учебник, правильная энциклопедия, правильный и единственно возможный взгляд на любые события — государство это все навязывает, люди не сопротивляются

Неравнодушные люди приходят в театр к Константину Богомолову на спектакль по «Норме» Владимира Сорокина. И с ужасом обнаруживают, что это — рассказ про то, как люди едят дерьмо. Учиняют скандал, переполняют возмущением соцсети. Поднимаются до масштабных обобщений: «Задрала уже эта вшивая интеллигенция»

Тут даже и не угадаешь сразу: они не слышали никогда ни про Сорокина, ни про «Норму» и пришли в театр на Малой Бронной послушать оперу Винченцо Беллини или же, наоборот, шли целенаправленно, чтобы устроить скандал. Да это и не важно, важно, что за скандалом — все та же страсть к единообразию, исходящая из твердой уверенности, что театр должен быть таким, как во времена актера Щепкина. Что цель искусства — блюсти приличия и защищать от вражеских происков ценности нашего советского (зачеркнуто, хотя можно уже и не зачеркивать) общества.

Одна страна, один народ, одна вера, один сыр… Хочется еще добавить — «один вождь», но это будет уже немного рискованно, хотя вождь у нас и правда много лет один и уходить никуда не собирается. На всех этажах несложного нашего общества — от президентского кабинета и до школьного класса — сама мысль о возможности разнообразия хоть в чем-то становится неприемлемой. Единый учебник, правильная энциклопедия, правильный и единственно возможный взгляд на любые события — государство это все навязывает, люди не сопротивляются.

А главное, упускают из виду такую простую и удобную возможность — игнорировать то, что тебе не нравится и что тебя никак не касается. Ходить, например, на классические постановки Островского в Малом театре, а к Богомолову не ходить. Не выискивать оскорбления чувств в дизайне подошвы ботинка. Не писать доносы. Смириться с присутствием на общем столе у второклашек неправильного кекса.

Знаете, кстати, чем кончилась новосибирская история? Догадаться одновременно и невозможно, и очень легко: в школе запретили чаепития.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Опыт последних десятилетий показывает, что российская власть умеет подходить к любой сложной проблеме лишь с одной стороны. Это касается и строительства ракет, и языковой политики
Закон о запрете пропаганды наркотиков, очевидно, будет принят в ближайшее время. И тогда у силовиков появится еще одна удобная дубинка для привлечения к суду неугодных пользователей или просто случайных жертв
Специальный корреспондент «Сноба» наблюдал, как на проспекте Сахарова в день независимости Украины согнанные со всех концов московской области бюджетники чествовали российский флаг, которому на этой неделе исполнилось триста пятьдесят лет