Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Какого рожна нам надо?

Правильно ли социологи понимают россиян в их желании перемен

13 Ноября 2019 13:10
В ходе недавнего опроса «Левада-центра» и Московского центра Карнеги до 60% россиян высказались за перемены, притом «решительные и полномасштабные». Два года назад таких было чуть более 40%. Казалось бы, в воздухе повеяло общественным запросом на новую «оттепель» или даже «перестройку»,  а то и «революцию». Но не все так однозначно

В связи с этим опросом журналисты решились потревожить пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова: мол, нет ли в Кремле от этого беспокойства или еще какого дискомфорта? На что Песков вполне хладнокровно ответил, что в Кремле не знакомы с результатами исследований, а желание перемен в обществе, философски добавил он, присутствует всегда. «Другое дело, что кто-то хочет скачкообразных перемен, кто-то хочет последовательных, плавных и гармоничных перемен. Сторонники и таких, и других пристрастий всегда в обществе имеются».  

Философический Песков по-своему прав: одни и те же цифры в результатах соцопросов можно оценивать по-разному, в зависимости от воззрений трактующих. Так, одни, прогрессивно настроенные трактователи народных чаяний, увидят едва ли не зарево приближающейся революции, которая, наконец, свергнет ненавистный «кровавый режим», а там хоть трава не расти. Других, напротив, тяга народных масс к переменам пугает, поскольку эти люди интуитивно чувствуют, что русский народ лучше не будить, потому что от него, разбуженного, еще неизвестно чего ожидать. Кроме «бессмысленного и беспощадного бунта», конечно. 

Да и потом, что значит «перемены»? При ближайшем рассмотрении в обществе нашем нет даже близко консенсуса по поводу того, как это слово понимать и каким содержанием его надобно наполнить, чтобы всем стало хорошо. Тем более что сколь-либо внятный дискурс на тему желательных перемен отсутствует что в политической системе, что на телевидении, по-прежнему формирующем повестку в основном вокруг тезиса «величия страны, вставшей с колен», на внешнеполитической арене.

В каждом убитом и депрессивном провинциальном городе можно встретить таких «революционеров-реформаторов», хоть в пивной, хоть среди таксистов

Если подробно вчитаться в материалы упомянутого исследования, то становится, во-первых, немного не по себе от того, какая благостная каша царит в головах соотечественников, во-вторых, можно прийти к выводу, что на самом деле наши люди ничего менять не хотят. А хотят они рожна, притом подешевле. А еще они хотят, чтобы государство от них «отклепалось», и занялось бы патернализмом и благотворительностью. Не очень понятно, за чей счет. Но «желательно не за мой», думает типичный обыватель.

На первое место по значимости тех самых «перемен» (до 40%) люди ставят повышение качества медицинского обслуживания и услуг ЖКХ. Среди других приоритетов — доступное образование, снижение цен, перераспределение богатств в пользу бедных и прочие типично социалистические «ништяки». Ответ, набравший 13% и сформулированный как «сменить правительство и президента», на самом деле из той же категории. На кого сменить? Что должны делать сменившие? Этими вопросами никто не задается. 

В каждом убитом и депрессивном провинциальном городе можно встретить таких «революционеров-реформаторов», хоть в пивной, хоть среди таксистов. Спросите их про теперешнюю жизнь — в ответ услышите стон про «все достало», про негде работать, про денег нет, «а эти зажрались, и Сталина на них нет». Типа всех пересажать, а еще лучше расстрелять. Тяга это к переменам? Еще какая. Тут непременно найдутся и монархисты, и сталинисты, и путинисты (надо только, скажут они, освободить президента нашего от оков «либерально-экономического блока правительства»), совсем немного либералов и очень много социалистов советского типа.

Фото: Андрей Никеричев/Агентство городских новостей «Москва»

Характерно, что почти три четверти (74%) выступают за то, чтобы «государство активно вмешивалось в экономику и регулировало цены», при 18%, полагающих, что государству вмешиваться не надо, а рынок сам все отрегулирует. Это значит, что три четверти наших сограждан, по сути, не понимают толком, что происходит в экономике последние лет двадцать, и не хотят видеть проблем ни в подавлении частной инициативы и предпринимательства, ни в тотальном огосударствлении российской экономики. 

Некоторые прогрессивно настроенные трактователи опроса, возможно, с радостью обратили внимание на то, что, дескать, резко вырос запрос на некие «решительные политические перемены». Рано радуетесь, как говорится. Действительно, лишь 34% верят, что перемены (под которыми, напомним, подавляющее большинство понимают широкий набор социально-экономических требований социалистического характера) возможны и при нынешнем режиме, тогда как 53% считают, что это может произойти «только при серьезных изменениях политической системы». Однако если какой-нибудь системный либерал вчитается в список желаемых приоритетов этой гипотетической новой «политической системы», то придет в полный ужас и осознает крах своих либеральных мечтаний применительно к нашей стране. Потому что лишь не более 10% респондентов назвали в числе приоритетов обеспечение свободных и честных выборов, независимость судов, расширение демократических прав и свобод. В этом никто почти не видит действенных средств к переменам к лучшему. Об ограничении влияния силовиков заявили лишь 5%, о гарантиях прав собственности — 4%. 

Желательно, чтобы все сделал все тот же Путин, а поскольку он то ли не может, то ли не хочет раздать всем по булке с маслом, то мы уже как-нибудь потерпим

Критики Путина могут порадоваться: число верящих в то, что он может предложить «привлекательный план перемен», сократилось за два года с 25% до 16%. Однако за ним идут — о боже! — примелькавшиеся Владимир Жириновский (9%) и Геннадий Зюганов (5%), все прочие известные персонажи, включая Навального и Шойгу, балансируют на грани статистической погрешности. Притом что 45% населения считают, что «вся власть должна быть сосредоточена в одних руках», примерно столько же полагают, что она «должна быть распределена между разными структурами, контролирующими друг друга». 

Но вряд ли при этом есть понимание даже на начальном уровне, как работает настоящая система check and balance (см. выше про истинное понимание роли независимых судов, при полном отсутствии значимого числа поклонников «парламентской формы правления»). При столь высоком запросе на персоналистское (на самом деле авторитарное) правление — полный «голяк на базе» по части сколько-нибудь сопоставимых с Путиными по авторитету политиков. Никто же в здравом уме и трезвой памяти не будет предрекать реальный приход к власти Жириновского или Зюганова. Все это означает именно готовность общества в целом терпеть нынешнее состояние как «наименьшее зло» еще сколь угодно долго, вопреки некоторым алармистским пророчествам о якобы неизбежном росте протестных настроений, перерастающих в «бархатную» (или не очень) революцию. Это все равно как в последнее время наблюдается рекордный (за 10 лет) уровень числа желающих эмигрировать из страны — каждый пятый, причем среди молодежи 44% — только мало кто куда на практике уезжает. Надо же что-то предпринимать, встать с дивана для начала, получить востребованную за рубежом профессию, купить билет в один конец и собрать денег на обустройство. 

Так и с переменами. Хочется, конечно, большого и светлого рожна. Причем сразу и без сопутствующих передряг и потрясений, а также без, на самом деле, серьезных институциональных и политических реформ. И еще чтобы на выборы не ходить. А также без таких локальных «реформ», судьба которых зависит исключительно от самих «желающих перемен», как то: поправить покосившийся забор, открыть какое-то свое дело даже вопреки системе, наладить жизнь в собственном дворе и подъезде, прибраться вокруг себя, просто не превращать среду обитания в помойку. Желательно, чтобы все сделал все тот же Путин (за неимением Сталина). Ну а поскольку он то ли не может, то ли не хочет раздать всем по булке с маслом, то мы уже как-нибудь потерпим. А свою фантомную решимость к переменам выскажем социологам.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Станислав Кувалдин
Жуткое преступление, совершенное историком-реконструктором в центре Петербурга, провоцирует на различные культурные реминисценции, связанные с образом Наполеона и его поклонниками. Однако сейчас лучше думать не об истории, а о современности и преступлении, совершенном в городе не Федора Достоевского, а Александра Беглова
Иван Давыдов
Когда девочке, родители которой не сдали деньги в родительский комитет, запрещают пить чай вместе с классом, это может показаться скверным анекдотом о поссорившихся мамах. Увы, он слишком созвучен современной российской эпохе, где государство и его слуги стремятся подчинить жесткой норме все, что доступно обозрению
Михаил Шевчук
Годовщина Октябрьской революции в очередной раз проходит почти незамеченной официально — но ее наследие проявляет себя чаще, чем кажется