Все новости

Колонка

Засекреченные уголовники.

Почему следователи отказывают Голунову в ознакомлении с его делом

12 Ноября 2019 12:00

В Басманном суде разбирают жалобу Ивана Голунова на бездействие Следственного комитета. Ни строчки из документов, связанных с задержанием репортера «Медузы», читать ему не разрешено. Потерпевший намерен лично заняться расследованием совершенного против него преступления

Если хоть на минуту перестать думать об изломанных человеческих судьбах, то многие наши политические дела можно рассматривать в жанре анекдота. Про омоновских пехотинцев, испытывающих невыносимые страдания, когда рядом с ними с адским грохотом падает пластиковая бутылка. Про судей и прокуроров, способных в течение нескольких суток увидеть в подсудимом опасного смутьяна, которого непременно надо спровадить в колонию на несколько лет, — и тут же самих себя поправить, как бы осознав, что перед ними человек практически невиновный. Словно по команде, да. 

В этом смысле дело Ивана Голунова — какой-то бесконечный анекдот. Комической была история с фотографиями некой нарколаборатории, опубликованными на сайте столичного управления МВД, пресс-служба которого утверждала, будто все снимки сделаны в квартире задержанного, и уничтожила эту запись, когда выяснилось, что залежи наркоты на фотках фиксировались вообще неизвестно где. Смешно метался прикормленный блогер, которому сперва «знакомый опер» сообщал, что «Голунов занимался сбытом», причем давно — и вдруг открывалось, что опер соврал, суд отказался арестовывать журналиста, и блогер искренне радовался за Ивана. Анекдотом звучали навязанные спецпропагандистами бурные дискуссии о том, почему либералы, вступаясь за «своего Ваню», не вписываются за Кирилла Вышинского, заложника киевской хунты. 

Потом еще уволенные из органов офицеры полиции, обвиненные в фальсификации дела Голунова, судились с начальством и требовали реабилитации и восстановления на службе. Надеясь, вероятно, что им опять позволят ловить наркодилеров по налаженной схеме, а корреспондента «Медузы» снова посадят. Однако надежды их пока не сбылись. Одновременно, вообразите себе, велось расследование против этих и других офицеров, но внезапно застопорилось. Следственная группа в полном составе была переброшена на «московское дело», вот эти пластиковые бутылки разглядывать, а также бумажные стаканчики, проверяя их на предмет соответствия боевым снарядам — так зарифмовались все хохмы про несогласных, Голунова и силовиков.

Адвокат Сергей Бадамшин и журналист Иван Голунов (слева направо) в здании Басманного суда во время рассмотрения жалобы на бездействие следствия по делу журналиста Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Свежие новости из зала заседаний Басманного райсуда, где разбирают жалобу журналиста на бездействие Следственного комитета, — того же анекдотического свойства. Оказывается, там засекречено буквально все, «от обложки до последней странички, без объяснения причин», уведомляет нас адвокат Сергей Бадамшин, возмущаясь беспредельным цинизмом следователей, которые и сами не занимаются делом, и другим не дают. Но более всего это сюжет не возмутительный, а курьезный. То есть саморазоблачительный для властей и возбуждающий в публике совсем уж нездоровый смех и болезненное любопытство. Действительно, что же в этих документах содержится и какие имена упоминаются, если даже обложка отнесена к разряду государственных тайн? Поневоле начинаешь безоглядно верить, что в своих изысканиях насчет похоронного бизнеса в России и его крышевателях Иван докопался до настоящих преступников и повредил жизненным интересам весьма высокопоставленных господ. Чиновников, полицейских, чекистов. Они и заказали арест журналиста с последующим судом над ним и непременно обвинительным приговором. Но что-то пошло не так, и, подводя предварительные итоги подковерных схваток одних бульдогов с другими, как бы хороших и плохих, мы наблюдаем за развитием этой поразительной интриги. 

Иван живет под охраной и в сопровождении секьюрити приходит в суд. А в суде им с адвокатом Бадамшиным докладывают, что ни строчки из совсекретных бумаг они не прочитают

Голунов на свободе. Лично Владимир Владимирович заклеймил позором тех, кто творил «произвол» над журналистом, и почти полгода ждет «решений по этому вопросу». Однако в бастрыкинском ведомстве, похоже, игнорируют распоряжение президента. Иван живет под охраной и в сопровождении секьюрити приходит в суд. А в суде им с адвокатом Бадамшиным докладывают, что ни строчки из совсекретных бумаг они не прочитают, хотя по закону потерпевший вроде бы имеет право с ними ознакомиться. Ну, хотя бы выборочно. Пусть даже с пропущенными страницами, где такие тайны разглашаются, что человеку без допуска их показывать нельзя — голова не вместит, сердце не выдержит. Нет, все под запретом, включая обложку и список использованной литературы в конце. 

И остается Голунову лишь сетовать на то, как с ним обращаются бывшие коллеги тех следователей, которые подбрасывали ему в рюкзак пакетик с мефедроном, избивали и снаряжали в суд. Негодовать и склоняться к мысли, что если они не могут или не желают раскрывать преступление, то, наверное, «нужно заняться общественным расследованием этой истории». Что ж, он и его коллеги в подобных расследованиях уже не раз доказывали свой профессионализм, потому слова Ивана звучат не пустой угрозой, но довольно твердым обещанием. В конце концов, известного рода гостайны, связанные с заботой о чести мундира и укрывательством от правосудия влиятельных господ, едва ли скрыты от посторонних глаз надежней кладбищенских и прочих. Не исключено также, что это реально пересекающиеся множества: герои его статей и фигуранты грядущих уголовных дел. Иной вопрос, когда их удастся привлечь к ответу даже в том случае, если в рамках журналистского расследования все имена будут названы и доказательства предъявлены общественному суду. Должно быть, не очень скоро.

А это значит, что анекдоты про власть и ее заложников будут сочиняться еще долго и черпать мы их будем из новостных сводок, высказываний официальных лиц, неофициальных комментариев. Один забавней другого. И если хоть на минуту забыть об изломанных человеческих судьбах, то смеяться над ними можно не переставая.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Подтверждение приговора Константину Котову и задержание очередных заложников в рамках «московского дела» — звенья одной цепи. Такого рода эксцессы разрушительны для государства, поскольку устраняют буфер гражданского общества между властью и отчаявшимися людьми
Существуют моменты, когда любые темы и сюжеты отступают на второй план. В Москве арестован журналист-расследователь Иван Голунов. Один из тех, кто делает честь профессии русского журналиста
Заинтересованная общественность внимательно следит, чем и как кончится так называемое «московское дело» — расследование недавних несогласованных протестных акций