Все новости

Колонка

Назревшая демобилизация.

Какова цена жизни в «осажденной крепости»

14 Ноября 2019 13:57

В последние пять лет мы получили мобилизационную экономику и модернизированный Госплан, которые должны обеспечить прорыв в светлое будущее. Но пока дальше концентрации ресурсов в руках государства, которая сильнее всего ударила по населению, дело не двинулось

Пять лет назад, через полгода после не признанного мировым сообществом присоединения Крыма, в разгар введения международных санкций и боевых действий на юго-востоке Украины, в экспертном сообществе активно велась дискуссия об угрозе перехода российской экономики на мобилизационные рельсы. Несмотря на то что самые одиозные из предлагавшихся тогда мер, вроде радикального ужесточения валютного регулирования или введения выездных виз, не были реализованы, российская экономика была переведена в мобилизационный режим и продолжает функционировать в режиме готовности дать отпор любой внешней агрессии, какую бы форму она ни принимала.

Главными приоритетами последних пяти лет были усиленная подготовка к возможному ужесточению международных санкций, наращивание расходов на армию и национальную безопасность, упор на отражение информационных и кибератак. А главный тренд этой пятилетки — концентрация ресурсов в руках государства на случай необходимости затыкания дыр и латания брешей, которые могут возникнуть в самых неожиданных местах в случае действий, направленных против российской экономики, или просто на случай развития мирового кризиса. В системе приоритетов при обсуждении практически любого вопроса — от законопроекта о доле иностранцев в информационно-значимых компаниях до проекта бюджета на ближайшие три года — экономическая целесообразность, а также состояние инвестиционного климата и вообще экономические аргументы всегда уступают соображениям того или иного вида безопасности, которых сегодня развелось столько, что все не упомнишь, вплоть до энергетической и продовольственной.

Решения, которые принимались и воспринимались изначально как экстренные и временные, продлеваются и постепенно становятся постоянными

Особенно ярко мобилизационные принципы проявляются в сфере государственных финансов. Решения, которые принимались и воспринимались изначально как экстренные и временные, продлеваются и постепенно становятся постоянными. Конфискация пенсионных накоплений, отказ от индексации пенсий работающим пенсионерам, судорожное наполнение Фонда национального благосостояния, для которого понадобилось совершать налоговый маневр, повышать НДС и пенсионный возраст, — все это привело к беспрецедентной концентрации ресурсов в руках правительства и госкомпаний. Официально смыслом этой мобилизации ресурсов являются национальные проекты, которые должны вывести (или вернуть) Россию в число мировых технологических лидеров и обеспечить достижение национальных целей, среди которых и снижение уровня бедности, и выход на опережающие по сравнению с остальным миром темпы экономического роста, и много еще всего прекрасного.

Иллюстрация: Fanatic Studio/Getty Images

Однако пока ценой этой концентрации стали пять лет экономической стагнации и падения реальных располагаемых доходов. Что касается национальных проектов, то, по оценке главы Счетной палаты Алексея Кудрина, они по механизму реализации вылились почти в аналог Госплана, с той же степенью централизации и с тем же уровнем эффективности. Несмотря на заявленные приоритеты, на практике в одном и том же выступлении министра финансов прекрасно уживаются сетование на отсутствие 200 миллиардов, необходимых для обеспечения детей-сирот квартирами, которые положены им по закону, или денег на обеспечение лекарствами больных орфанными заболеваниями и призывы к регионам активнее подавать заявки на инвестиции из Фонда национального благосостояния (ФНБ), где уже скопилось 8,5 триллиона рублей и куда в ближайшие три года поступит еще несколько триллионов.

Дискуссия если и разворачивается, то вовсе не вокруг мобилизационных принципов, благодаря которым государство перераспределяет рекордное с советских времен количество средств

Все, похоже, забыли, что ФНБ создавался для того, чтобы обеспечивать сбалансированность бюджета Пенсионного фонда России. Поэтому никого не удивляет, когда глава этого богоугодного заведения Антон Дроздов рассказывает о том, что возвращать индексацию пенсий работающим пенсионерам за отсутствием денег не собирается — для этого в следующем году нужно было бы найти дополнительно 368 миллиардов. А параллельно Минфин одобряет льготы для «Роснефти», в результате которых ФНБ только в рамках одного проекта недополучит 500–600 миллиардов рублей. А потом министр экономики сетует на слабый внутренний спрос, в результате которого загибается малый и средний бизнес и не растет российская экономика, а вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова констатирует, что многодетность в современной России фактически стала синонимом бедности.

Самое любопытное во всем этом, что дискуссия сегодня если и разворачивается, то вовсе не вокруг мобилизационных принципов, благодаря которым государство концентрирует и перераспределяет рекордное с советских времен количество средств. Максимум, о чем идет речь, — приоритеты и эффективность этого распределения. И это главная угроза для амбициозных планов возврата России в число мировых экономических лидеров. Это ошибка, которая стоила СССР жизни.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Идея Минэкономразвития позволить должникам выкупать у банков собственные просроченные долги с большой скидкой вызвала у банкиров резкую негативную реакцию. Хотя государство само периодически скупает собственные долги с неплохой скидкой
В ходе недавнего опроса «Левада-центра» и Московского центра Карнеги до 60% россиян высказались за перемены, притом «решительные и полномасштабные». Два года назад таких было чуть более 40%. Казалось бы, в воздухе повеяло общественным запросом на новую «оттепель» или даже «перестройку»,  а то и «революцию». Но не все так однозначно
13 ноября проект «Сноб» в восьмой раз вручил ежегодную премию «Сделано в России» в Театре на Малой Бронной, публикуем список победителей в номинациях