Все новости

Редакционный материал

Не все остались живы. Отрывок из книги

Случаются в жизни события, которые бы не пришли в голову даже самым выдающимся мастерам пера. Именно из таких моментов, ловко подмеченных Андреем Бильжо, состоит сборник рассказов «Не все остались живы», который выходит в издательстве «Эксмо». Большая их часть была написана для журнала «Русский пионер». «Сноб» публикует один из них

16 Ноябрь 2019 13:08

Иллюстрация: Андрей Бильжо

Две истории про хитрость

«Крошка сын к отцу пришел,
И спросила кроха…»

— Пап, а хитрить — это хорошо или это плохо? 

И тут папа перестал смотреть телевизор (читать газету, пить пиво, ругаться с женой…) и почесал в затылке. 

— Видишь ли, сын, — начал папа, — ну во-первых, очень важно понять, кто хитрит. Если хитрит человек добрый и ради достижения благой цели для других, то это хорошо. Ну а если злой или жадный человек хитрит ради достижения личной выгоды в ущерб другим, то это плохо. 

Во-вторых, важно, как этот человек хитрит. Ведь хитрить можно по-разному — красиво, чисто, виртуозно и даже эстетично. Впрочем, ты этого слова, наверное, не поймешь. А можно хитрить грязно, безобразно и даже кроваво. Бывает, сынок, такая хитрость, когда в результате нее погибают люди. Это хитрость с жертвами. Хитрость с кровью, понимаешь? Хитрость со слезами на глазах… 

— А это как? — спросила кроха и оторвала свой взгляд от экрана айфона. 

— Ну, есть такие страны в мире, сынок, и их много, где те, кто у власти, хитрят. И хитрят для своей выгоды. Обводят вокруг пальца своих сограждан. Воруют у них все, что попадает под руку… Воюют… Надо, чтобы на экране жизни была надпись, как в кино: «В результате хитрости никто не пострадал!» Ну иди играй…

— Пап, а я тебя обхитрил. Я тебе такой вопрос задал, чтобы ты перестал смотреть телевизор (читать газету, пить пиво, ругаться с мамой…) и стал со мной разговаривать. А то ты со мной редко разговариваешь… 

Жертвой хитрости я бывал не один раз. Меня даже однажды назвали лохом. Хитрить я пытался, не скрою, но безуспешно… Я же лох… 

Этот текст я пишу в Венеции. Одной из характерных черт венецианцев всегда была хитрость. История Венецианской республики во многом построена на этой хитрости. Да и сейчас в Венеции надо быть осторожным и внимательно смотреть на счет, который вам приносят в ресторане, — вас могут обаять и обхитрить. А попросту — обсчитать. Это венецианская народная хитрость. 

Но, коль скоро я в Венеции, не могу коротко не рассказать историю об одной красивой, умной, обаятельной, расчетливой, бессердечной и очень хитрой даме, покорившей и заставившей чаще биться сердца многих мужчин, и в том числе венецианцев, в начале XX века. 

Я о россиянке из Киева Марии Николаевне Тарновской — или попросту Манюне, как ее называли.

Издательство: Эксмо

История первая. Документальная

Очень коротко. И только факты. Любознательные найдут подробности, если захотят. 

Начало XX века. 

В 18-летнюю красавицу Марию Николаевну О’Рурк (да-да, звезда Голливуда Микки Рурк — ее родственник, и в ней текла частично ирландская кровь) влюбился богатый ловелас и усатый красавец Василий Васильевич Тарновский. Они поженились. Свадьба была шумной и долгой.

Деньги в результате загулов постепенно кончались. В Марию Николаевну безумно влюбляется в то же время брат Василия Васильевича —  Петр. 

Петр Тарновский кончает жизнь самоубийством из-за неразделенной любви и чувства вины перед братом. 

Поговаривали, что Манюня хитростью подтолкнула Петра к суициду, чтобы его брат Василий, ее муж, завладел его деньгами. 

В хитрую Марию Николаевну Тарновскую влюблялись многие богатые мужчины Киева. 

В одного из них, господина Боржевского, из-за обоснованной ревности законный муж Марии Николаевны — Василий Васильевич — выстрелил в ресторане, где они были вместе. И убил его.

Василия Васильевича арестовали. 

Выпотрошив из своего мужа, находящегося под арестом, все деньги, Мария Николаевна подает на развод. Дело о разводе ведет адвокат из Москвы Донат Прилуков, который тоже влюбляется в роковую и хитрую даму. 

Следите внимательно. Не теряйте хитросплетений. 

В 1906 году адвокат Прилуков бросает свою семью с тремя детьми и бежит с Марией Николаевной Тарновской за границу. 

За границей Тарновская встретила своих знакомых — графа и графиню Комаровских. Графиня была больна. Мария Николаевна заводит роман с ее мужем, графом Павлом Комаровским. Графиня вскоре умирает, думаю, не без помощи нашей героини. И Павел Комаровский делает предложение Манюне. 

Вскоре граф отдает роковой хитрой даме большую сумму денег, завещает ей все свое состояние и покупает для нее дом в Венеции. 

Тут же на сцене появляется еще один влюбленный — Николай Наумов.

Четвертого сентября 1907 года в Венеции Н. Наумов приходит в квартиру Павла Комаровского и убивает его. 

Вся эта кровавая драма была продумана и подстроена хитрой Марией Николаевной Тарновской и ее адвокатом Донатом Прилуковым. 

Следствие по этому делу длилось два с половиной года в Венеции. 

Весь мир следил за ним. Все газеты писали об этом процессе. 

Через восемь лет с небольшим Мария Николаевна выходит на свободу и некоторое время живет в Италии. Затем в нее влюбляется американский офицер, за которого она выходит замуж и уезжает в Аргентину. 

У нее было еще много любовников и мужей. В 1949 году она умирает в Аргентине. 

Великий итальянский режиссер Лукино Висконти хотел снять фильм «Смерть в Венеции» как раз про эту даму. Он уже написал сценарий, но потом почему-то передумал.

История вторая. Вымышленная

Горшков в детском саду на всех не хватало. Алик это понял сразу. Он их посчитал. И садился после команды «По горшкам!» первым.

Алика уже в детском саду называли «хитрым, как еврей» — причем дети научились этому у воспитателей. 

Да-да, ничего не поделаешь со стереотипами. С устойчивыми клише. Если педантичный — то как немец, если жадный и хитрый — то как еврей. Не буду продолжать этот ряд, чтобы никого не обидеть из обидчивых. 

В школе Алик всегда делал домашнее задание. И хорошо отвечал у доски. Еще он, если знал ответ, тянул руку. И отвечал. «Ну ты, Алик, хитрый, как еврей», — беззлобно говорили одноклассники.

Алик не обижался. 

Девчонкам Алик нравился, потому что он был ни на кого не похож — не такой, как все. 

«Алик себе на уме, — говорили его друзья и добавляли с завистью: — Хитрый, как еврей». 

Алик в школе хорошо играл в футбол. Он был нападающим. Всех обводил и забивал виртуозно гол. «Алик опять всех обхитрил, — говорили одноклассники-болельщики с уважением и добавляли: — Хитрый, как еврей». 

Окончив школу, Алик поступил в медицинский институт. «Вот Алик станет урологом или гинекологом и деньги будет лопатой грести», — говорили вокруг. «Хитрый, как еврей», — поддакивали другие. 

В медицинском институте Алик влюбился в тихую девочку-отличницу в толстых очках, на которую никто не обращал внимания. 

Алик и Настя, так звали его любимую, ходили везде вместе, держась за руки. 

Это потом оказалось, уже перед свадьбой, когда Настя, беременная, привела Алика домой, что папа Насти — крупный банкир. У Насти с папой были напряженные отношения, и она стеснялась своего банкирского происхождения. 

На свадьбе гости со стороны Алика говорили с гордостью: «Наш-то все рассчитал. Хитрый, как еврей. Молодец!» 

Алик и Настя окончили медицинский институт с отличием. 

Алик стал фтизиатром, то есть врачом, который лечит туберкулез. А Настя стала терапевтом.

Вместе с ребенком, вопреки желанию родителей, они уехали работать на Чукотку. В областную больницу. 

Алик по национальности был чукчей. И ему всегда хотелось вернуться на свою родину, откуда когда-то в Москву уехали его родители. 

Вы, конечно, скажете, что так не бывает. Мол, это какая-то чушь. 

Возможно… Но давайте вместе ломать стереотипы. 

Окружающее обманчиво. И мы видим только то, что лежит на поверхности.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем фрагмент романа «Гимны» Николая Кононова о памяти и внезапном столкновении с прошлым и возвращении в него
В конце октября выйдет первая игровая книга Бориса Акунина из литературного проекта «Осьминог». В начале романа главный герой принимает сулажин — вещество, нарушающее восприятие реальности. И, как утверждает автор, судьба героя зависит от того, какой путь из восьми возможных выберет для него читатель. «Сноб» публикует отрывок из книги
Евгения Некрасова, автор романа «Калечина-Малечина», вошедшего в шорт-лист премии «НОС», написала книгу рассказов «Сестромам. О тех, кто будет маяться». Герои короткой прозы — люди, животные и мифические существа. Через их судьбы автор пытается показать жизнь всей страны и найти корень зла, возникающего в человеческих сердцах. «Сноб» публикует первый рассказ