Все новости

Колонка

Мощный тайфун или легкий бриз? Может ли «дело Соколова» утащить на дно ректора СПбГУ

15 Ноября 2019 16:02

Одним из последствий уголовного дела в отношении историка-реконструктора Соколова стало требование отставки ректора СПбГУ Николая Кропачева. Его полномочия истекают через месяц, и в отставке могут быть заинтересованы немало влиятельных недоброжелателей Кропачева, которых он наживал в последние годы одного за другим

Когда профессор Олег Соколов упал в Мойку со своим злосчастным рюкзаком, по воде пошли большие круги. Петиция на change.org, созданная сторонником Навального и разработчиком приложений Александром Литреевым, призвала к увольнению ректора СПбГУ Николая Кропачева, а также директора Института истории Абдуллы Даудова, первого проректора Елены Черновой и заместителя ректора по безопасности Елены Шарыгиной.

Олег Соколов не впервые был замечен в агрессивном поведении и даже жестокости по отношению к студентам, да и в целом на истфаке, как выясняется, все было совсем не благополучно, но, как говорится в петиции, все заявления и обращения, в том числе на имя ректора, игнорировались. Поэтому возмущение здесь совершенно понятно, и спорить с ним не получается. Наверняка окоротить профессора, несмотря на все его заслуги, при желании было возможно.

Впрочем, о Соколове уже сказано очень многое, а вот станет ли его злодеяние поводом для отставки ректора — это вопрос непраздный. Петиция, между прочим, набрала за считаные дни почти 80 тысяч подписей, ее судьбу активно отслеживают многие СМИ. Кроме того, к кампании подключились оппозиционные депутаты петербургского Законодательного собрания — депутат Максим Резник прямо с трибуны парламента призвал к отставке Николая Кропачева, а также подготовил проект поправок о возвращении выборности ректоров в СПбГУ и МГУ, поддержанный членами фракций КПРФ и «Справедливая Россия». В ток-шоу «Прямой эфир» на телеканале «Россия 1» участники, обсуждая дело Олега Соколова, также перешли к требованиям увольнения ректора, а про Telegram-каналы и говорить нечего, там отставка обсуждается уже неделю.

Максим Резник, положим, старый недруг Николая Кропачева, последовательно требовавший его отставки всякий раз, когда университет сотрясали очередные реформы и сокращения.

Но вообще так получилось, что ректор за долгие годы нажил себе не так уж мало недоброжелателей и кроме депутата Резника. Еще в 2005 году Кропачев, будучи председателем Уставного суда Петербурга (это кресло он занимал одновременно с креслом декана юрфака СПбГУ), принял решение о несоответствии Уставу существования канцелярии губернатора города и признал подлежащими отмене выпущенные канцелярией правовые акты — с запросом обратился студент юрфака, так что иллюзий ни у кого не было. Канцелярией руководил ближайший соратник Валентины Матвиенко Виктор Лобко, который таким образом признавался руководителем нелегитимного органа. В ходе последовавшего грандиозного скандала орган пришлось пересоздавать под новым названием, зато Смольному удалось вовсе разогнать Уставный суд.

Николая Кропачева не без оснований считали протеже Дмитрия Медведева, у которого он некогда преподавал: Медведев шел в гору, работал уже главой администрации президента, а через несколько месяцев после того скандала будет назначен первым вице-премьером. Рассказывали, что в конфликт вокруг УС он тоже вмешивался, защищая декана. И что начало прохладным отношениям между будущим премьером и будущим спикером Совфеда к тому моменту было уже давно положено, и будто бы, если верить салонным сплетникам, характерами-то с Матвиенко изначально не сошлась супруга будущего премьера (хотя и совершенно непонятно, в чем они могли не сойтись — разве что в вопросах моды и стиля украшений, так что верить этим сплетням, видимо, не стоит).

Ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Кропачев Фото: Михаил Метцель/ТАСС

Так или иначе, уже в 2006 году СПбГУ внезапно потряс крупный коррупционный скандал, связанный с освоением денег на реконструкцию здания Двенадцати коллегий. В результате расследования проректор Лев Огнев получил 8 лет условно, а Николай Кропачев стал первым проректором. Постепенно он получал все новые административно-хозяйственные полномочия и к моменту перехода на должность ректора в 2008-м вместо многолетней главы вуза Людмилы Вербицкой уже, по сути, и был главным человеком в университете. Матвиенко была против досрочной смены ректора, но открыто в бой вступить не решилась, Медведев уже шел в президенты. Почти сразу новый ректор молниеносно провел операцию по переводу недвижимости СПбГУ из городской в федеральную собственность, укрепив материальную независимость от Смольного.

История этого конфликта началась гораздо раньше: еще в 1999 году Людмила Вербицкая, будучи ректором, наоборот, отстранила от должности декана Николая Кропачева за «сепаратизм» и «приватизацию факультета», а он утверждал, что ректорат неэффективен, и собирался судиться; правда, потом он отозвал иск, а Вербицкая — приказ об отстранении.

После того как Кропачев возглавил университет, Людмиле Вербицкой достался пост почетного президента, который она до сих пор и занимает. Но, по мнению источников в СПбГУ, знакомых с ситуацией, до сих пор ничего не забыла, а главное, продолжает поддерживать старое близкое знакомство с Владимиром Путиным, что делает ее мнение по-прежнему весомым.

За время руководства Николай Кропачев беспрерывно проводил во вверенном вузе реформы, в ходе которых, естественно, обнаруживались пострадавшие и, как следствие, возникали мелкие и крупные конфликты. Впрочем, один из конфликтов, возможно, главный, публичным не стал: по словам сотрудников СПбГУ, не сложились отношения с ректором — из-за разницы взглядов на стиль управления — у Михаила Ковальчука, который не только руководит Курчатовским институтом, но и является деканом физфака, а также братом известного банкира Юрия Ковальчука. С некоторых пор Михаил Ковальчук практически не появляется на факультете, о чем, опять-таки со слов источников, даже шутят в студенческом КВН.

В общем, может показаться, что желающих крови ректора наберется достаточно, а истечение срока полномочий в декабре — отличный повод, чтобы попытаться использовать дело Олега Соколова для полноценной атаки на его позиции. Особенно учитывая грядущий переезд СПбГУ в единый кампус, на что собираются выделить 45 млрд рублей (планы можно было бы назвать «наполеоновскими», если бы это словосочетание не приобрело с недавних пор зловещего оттенка).

Однако нельзя и заключить, что дела ректора СПбГУ плохи. Он, во-первых, только что избрался членом-корреспондентом РАН; во-вторых, показался в президиуме на конференции городского отделения «Единой России», где уже три года состоит в политсовете; в-третьих, недавно сходил на крестный ход по Невскому проспекту — в первом ряду, бок о бок с секретарем петербургских единороссов Вячеславом Макаровым, которого, между прочим, уверенно называют протеже Валентины Матвиенко; в-четвертых, если это что-то значит, выступил на заседании Совета по русскому языку во главе с президентом.

Информационная кампания в отношении Кропачева пока все-таки настоящего размаха не приобрела, оставаясь в рамках соцсетей и не самых авторитетных СМИ. Не обсуждаются, как обычно бывает в таких случаях, и возможные креатуры на его место. Скорее, это что-то вроде выстрела наудачу, пополнение копилки скандалов.

Одновременно, в декабре, полномочия заканчиваются и у 80-летнего (Кропачев на 20 лет моложе) ректора МГУ Виктора Садовничего, который возглавляет вуз с 1992 года и у которого вышли уже все лимиты, включая три возможных по закону продления; поэтому его возможная отставка тоже широко обсуждается. Комитет Госдумы по образованию и науке поддержал поправки, позволяющие президенту продлевать срок полномочий ректоров СПбГУ и МГУ неограниченное количество раз, но сам Садовничий признается, что волнуется по этому поводу — решение принимать Владимиру Путину.

Одновременная отставка ректоров двух крупнейших вузов страны, пожалуй, для академического сообщества была бы перебором. С другой стороны, Николаю Кропачеву точно стоит сделать срочные выводы, не ограничивающиеся поспешным созданием Центра изучения проблем домашнего насилия. С изучением университет явно запоздал.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Государство с помощью поддерживаемых им организаций активно занято созданием нового душного официального канона «патриотического искусства». С достигнутыми ими результатами можно ознакомиться на текущей выставке в Манеже
Запад дал России возможности для внешнеполитического маневра. Однако пользоваться ими по полной программе Кремль не может
В ходе недавнего опроса «Левада-центра» и Московского центра Карнеги до 60% россиян высказались за перемены, притом «решительные и полномасштабные». Два года назад таких было чуть более 40%. Казалось бы, в воздухе повеяло общественным запросом на новую «оттепель» или даже «перестройку»,  а то и «революцию». Но не все так однозначно