Все новости

Колонка

Инфляция раздора.

Почему нынешнее правительство ни на что не способно

21 Ноября 2019 12:00

Похоже, министр экономики Максим Орешкин своей главной задачей видит поиск виновных в том, что отечественная экономика пребывает в коматозном состоянии

Российской экономике поставлен новый диагноз. Оказывается, проблема в слишком низкой инфляции. Об этом на инвестиционном форуме ВТБ «Россия зовет!» поведал миру министр экономического развития зовущей России Максим Орешкин. Он считает, что по итогам этого года рост цен составит 3%, что существенно ниже цели по инфляции на уровне 4%, которую ставит перед собой Центробанк. Низкая инфляция, по словам министра, свидетельствует о недополученном объеме совокупного спроса, который он оценил в триллион рублей. «А это значит недополученные доходы населением, недополученная прибыль компаний, недополученные доходы бюджета», — цитирует Орешкина РБК. 

С этой оценкой поспорил глава Минфина Антон Силуанов, указавший на то обстоятельство, что снижение «инфляционного налога» благоприятно сказалось на реальных доходах и граждан, и предприятий. Но в целом с тем, что нужно стараться выполнять целевые показатели по инфляции, согласился. Еще бы он не согласился, когда на том же форуме обеспокоенность слишком быстрыми темпами снижения инфляции высказал Владимир Путин.

Если говорить по сути, трехпроцентная инфляция в нынешних условиях и именно в России — это действительно катастрофа. Поскольку именно в этом году стала действовать новая ставка НДС, и государство стало получать дополнительные 2% со всех проданных на территории страны товаров и услуг. Только в этом году, по оценкам Минфина, благодаря этому повышению бюджет получит дополнительно полтриллиона рублей. И еще два триллиона в ближайшие три года. А если вспомнить о повышении тарифов ЖКХ, цен на топливо и подакцизные товары, по отдельным категориям потребительских товаров впору говорить о дефляции.

Иллюстрация: Digital Vision/Getty Images

Однако из уст министра Орешкина, который совсем недавно — в конце мая — сетовал на неспособность россиян жертвовать настоящим ради будущего и вел ожесточенную дискуссию с ЦБ, требуя принять жесткие меры, чтобы остановить бум на рынке потребительского кредитования, слышать тезис о «недополученном» спросе довольно странно. А его нынешнее утверждение о том, что попытки реформировать экономику, действуя на стороне предложения, обречены на провал, прямо противоречат пафосу всех его выступлений полугодовой давности. Но, видимо, министр считает главной своей функцией поиск причин, по которым российская экономика пребывает в коматозном состоянии. И поскольку обвинять ЦБ в слишком жесткой монетарной политике после серии снижения ставок, равно как и в слишком мягких действиях на рынке необеспеченного потребительского кредитования — после ужесточения на этом рынке — не получается, то министр нашел новое объяснение. Теперь виновата низкая инфляция.

При этом Орешкин меняет местами причину и следствие. Ведь сама по себе инфляция — лишь индикатор здоровья экономики, вроде температуры тела у человека: слишком высокая — признак перегрева и лихорадки, слишком низкая — организм перестал бороться и уже остывает. Так что слова о коматозном состоянии вовсе не фигура речи, а практически медицинский диагноз.

Справедливости ради надо признать, что при нынешнем руководителе Минэкономразвития действительно превратилось в довольно странную контору, главными функциями которой стало написание красивых прогнозов, объяснение того, почему они не сбываются, да еще четкое руководство Росстатом — чтобы разрыв между обещаниями и реальностью был не таким удручающим. Реальных рычагов у ведомства немного. У Минфина есть фискальная и бюджетная политика. У ЦБ — денежно-кредитная. У Минэкономразвития — один Росстат да ответственность за темпы экономического роста в стране. Та самая ответственность, которой нет ни у Минфина, ни у Банка России.

В конце ноября Орешкин предпринял отчаянную попытку обзавестись хоть какими-то реальными полномочиями и написал письмо вице-премьеру Антону Силуанову с предложением создать правительственную комиссию, которая займется реализацией структурных реформ. Верховным комиссаром он предложил назначить себя — Максима Орешкина. Но экзистенциальные метания, о которых уже говорилось выше, давно создали Орешкину весьма специфическую репутацию как в правительстве, так и в экспертном сообществе. Достаточно посмотреть, как реагируют на многозначительные пассажи министра его коллеги или глава ЦБ. 

Нужда в комиссии возникла не случайно. По большому счету, заниматься координацией работы кабинета министров должен его глава. Но тот давно живет в каком-то своем мире, мало соотносящемся с действительностью. Экономический блок правительства давно перестал работать как единый слаженный механизм. Каждое ведомство выполняет свою узко очерченную задачу, а взаимодействие министерств ограничивается публичными спорами министров о том, кого надо винить за преследующие страну экономические неудачи. Максимум, на что способен этот тянитолкай, — поддерживать застойную «стабильность». И никакие нацпроекты тут не помогут.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Неужели Дума пошла поперек ФСБ? Да еще в чем! В вопросе регулирования «цифрового пространства», за которым пригляд со стороны упомянутого ведомства в последнее время значительно усилился
В последние пять лет мы получили мобилизационную экономику и модернизированный Госплан, которые должны обеспечить прорыв в светлое будущее. Но пока дальше концентрации ресурсов в руках государства, которая сильнее всего ударила по населению, дело не двинулось
На первый взгляд, законопроект о гарантированном пенсионном плане не имеет никакого смысла. С тем же успехом можно было три года писать закон о том, что граждане имеют право абсолютно добровольно открывать вклады в банках или покупать акции