Все новости

Колонка

Глаза чудовищ.

Почему в соцсетях готовы защищать российских палачей в Сирии

25 Ноября 2019 11:15

Реакция соцсетей на кадры жестокой расправы над пленным сирийцем, предположительно совершенной бойцами «ЧВК Вагнера», становится ответственной проверкой. Важно понять, куда может завести привычка оправдывать насилие во имя государственных интересов

История, опубликованная на прошлой неделе «Новой газетой» — с кадрами зверского убийства и последующими издевательствами над трупом сирийца, совершенными, по-видимому, бойцами частной военной компании из России, — пока интересна не только и не столько своей фактической стороной. Хотя и «Новая газета», и «Фонтанка» продолжают свое расследование и устанавливают новые данные о возможных исполнителях мучительной казни, сейчас об обстоятельствах произошедшего — то есть о том, как, когда и почему несколько говорящих по-русски мужчин в неком подобии униформы решили под веселую музыку забить кувалдой попавшего к ним в руки араба, а затем расчленить и сжечь его тело — известно очень мало. Нет на этот счет и какой-то официальной реакции — кроме осторожного комментария Дмитрия Пескова, который как оракул должен отвечать на самые разные вопросы таким образом, чтобы верховная сила, которую он представляет, не несла ответственности за дальнейшее развитие событий.

Гораздо интересней оказываются реакции неофициальные. И тут вполне возможно, что кадры жуткой истории в сирийских песках оказываются тем экспериментом, который убедительно показывают, как далеко нас могут завести оправдания самых разных актов силы ссылками на циничную правду жизни, которая вынуждает или даже обязывает поступать так, как и не снилась нашим мудрецам — точнее, тем, кто, согласно этой логике, не нюхал пороху и не знает правды-матки.

Скриншот из видео: Новая газета/YouTube

Собственно, предельно красноречивым жестом в этом смысле оказалась запись, сделанная от имени знаменитой российской ЧВК в соответствующем паблике «ВКонтакте» — разумеется, паблик этот неофициальный и лишь предположительно ведущийся от имени «вагнеровцев», да и автор записи тоже аноним. Никто, однако, не потрудился опровергнуть изложенную там позицию. А позиция эта такая: ребята мстили за своих и правильно сделали: «Ну и что с ним еще делать-то? Мужики помнили еще все, и поступили с ним точно так же, как он поступил с нашим. Ну, и в назидание еще и видео записали для духов. Ответочку. Чтобы знали, петухи. А теперь умники в интернете красивые истории придумывают. Ничего личного, просто борьба со злом».

Напомним, что риторический вопрос «Что с ним еще делать?» задается по поводу раздробления костей и суставов пленного ударами кувалды, расчленения и поджигания обезображенных останков под бодрую музыку. Далеко не так важно, насколько правдива изложенная версия (в этом позволительны любые сомнения — и технического, и конспирологического свойства). Существенно то, что никто ни от имени ЧВК, ни от чьего бы то ни было еще не посчитал нужным опровергнуть абсолютно чудовищный почти со всех точек зрения рассказ о том, как «мужики» устроили образцово-показательное зверство (в данном случае это выражение нужно понимать буквально, поскольку случившееся намеренно снимали на камеру), чтобы вроде как преподнести урок «духам», которые замучили их товарища. Это не оправдывание, не объяснение какого-то беспрецедентного эксцесса, все изложено просто — как рассказы бывалых, предназначенные для менее опытной, но понимающей публики. Даже если все объяснение от начала до конца сочинено анонимными админами пабликов, аргументация выбрана далеко не случайно. Просто теперь в России «так носят» — по самым разным случаям.

В социальных сетях, где обсуждаются как сама запись казни, так и публикации СМИ, обязательно появляются комментарии от пользователей (некоторые из них могут делать это «по работе», но другие, по всей видимости, вполне искренни): «на войне как на войне», «нельзя жалеть террористов». Люди напоминают о сожженной деревне Сонгми или пытках в Абу-Грейб, а в некоторых случаях и о каких-то еще более давних случаях жестокого обращения с пленными. В частности, под одним из постов мысль о том, что никто не смеет осуждать российских наемников, была проиллюстрирована репродукцией Верещагина «Дьявольский ветер», где изображена казнь англичанами восставших сипаев в 1857 году. То есть по поводу садистской расправы над пленными членами российского ЧВК говорится примерно то же, что может и будет сказано о критике любого неоднозначного поступка, совершенного агентами российской государственной воли — критиков обвинят в слюнтяйстве и двойных стандартах, укажут, что «просвещенный Запад» делает то же самое, но под вуалью лицемерия, сквозь которую простодушные поклонники гуманизма не могут ничего углядеть и, наконец, посоветуют далеким от знания военной или спецслужбистской матчасти просто не соваться в вопросы о том, какими средствами ведутся боевые действия или осуществляются тайные операции.

Долгие годы поощряемой в СМИ и социальных сетях полемики приучили к тому, что совершающие с чьей-то высокой санкции насилие оказываются по определению правы

Эти приемы защиты государства и проводников его политики могут применяться по самым разным поводам: для защиты государственных репрессий против оппозиционеров, для оправдания рискованных внешнеполитических предприятий, для нивелировки любых аргументов, отсылающих к общепринятым гуманистическим ценностям в политике. В конце концов привычка к такому образу мыслей должна была достигнуть зримого предела: если мы считаем гуманизм и моральные принципы лишь уловками наших хитроумных оппонентов, то позволено ли совершать какое-то зримое, очевидное и чудовищное зверство? Но, как выяснилось, никакого предела нет — сторонники подобных воззрений, если судить по примеру казни пленного в Сирии, иногда просто не замечают необходимости остановиться. В рассматриваемом сюжете их, кажется, не смущает, что объектом их защиты становятся даже не солдаты российской армии (когда со всеми возможными натяжками можно вести разговор в категориях поддержки традиционного государственного института, хотя какая это, к черту, поддержка), а формально частная военная компания, где служат набранные по контракту головорезы, причем после показанного ролика с осуществленной ими расправой такое определение не будет казаться оскорблением. Никто не вспоминает о таких «отвлеченных» понятиях как военные преступления, а также о том, почему жестокое убийство безоружного никогда не относилось к поступкам, которыми принято хвалиться, даже среди товарищей по оружию — во всяком случае, если мы говорим об общепринятых воинских доблестях.

Возможно, это всего лишь риторическая привычка, которая уж точно свойственна далеко не всем государственным лоялистам. Но даже малое количество «привыкших» — уже тревожный симптом. Долгие годы поощряемой в СМИ и социальных сетях полемики приучили к тому, что совершающие с чьей-то высокой санкции насилие оказываются по определению правы. «Свят» не только их сапог, но и их инструмент палача. Причем оправдываться палачество будет не какой-то высокой идеей, не исключительными обстоятельствами, а просто тем, что «нашему» человеку с ружьем виднее, что и как ему делать. О том, что еще со временем может показаться видней людям с ружьями и почему у них найдутся горячие защитники, власти следовало бы задуматься просто из чувства самосохранения.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Российская власть боится будущего. И в страхе перед ним готова взять в союзники любые формы варварства
Эта история об уральце Иване Слышкине, который поехал воевать в Сирию в составе частной военной компании Вагнера, хотя знал, что не вернется
Почему война для России была и остается бессмысленной авантюрой ради неоправданных амбиций