Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Возьмите талончик.

В чем заключается главное право человека в России

13 Декабря 2019 11:00
Президент Владимир Путин не в первый раз принимает у себя правозащитников; и если одних он привечает, то другим дает суровый отпор. Дело в том, что гражданское общество и права человека в понимании российской власти — совершенно разные вещи

Владимиру Путину на этой неделе пришлось непривычно много рассуждать о правах человека. Он встретился с обновленным Советом по правам человека при самом себе, а потом с региональными омбудсменами. Не то чтобы президент тем самым доставлял себе удовольствие — просто дата обязывала, Всемирный день прав человека ООН все-таки.

К этому замечательному дню в Москве, кстати, открыли Дом прав человека. Никто не может сказать, что в России что-то не так с этими самыми правами  — вот, целый дом отгрохали. Вообще, давно замечено: отечественные власти, воспитанные в мире примата материи над духом, абстракции воспринимают плохо, предпочитая реальность, данную нам в ощущениях. Права человека — это что-то непонятное и туманное, а дом — совсем другое дело. Дом можно потрогать, внутрь зайти, на двери табличка висит: «Права человека». Все понятно. 

Когда в Москве собирались организовывать мировой финансовый центр, тоже начали с того, что выделили землю и провели архитектурный конкурс. Потому что для того, чтобы появился финансовый центр, нужно построить небоскреб и повесить табличку «Финансовый центр». Правда, земля как-то сама собой потом ушла под коттеджи, ну, вот поэтому и не получилось ничего. Под «русские офшоры» в Приморье и Калининградской области тоже в первую очередь территорию выделили, с «совокупностью зданий, строений, сооружений и иных объектов, в том числе объектов коммунальной инфраструктуры». Ну правильно, какой же офшор без строений и сооружений-то, а директор офшора где сидеть-то будет? 

На заседании Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека Фото: kremlin.ru

А здесь, в отличие от финансового центра, все получилось. Даже электронная очередь имеется. Берешь, как культурный человек, талончик — какие у вас права нарушены? На жилье — в одно окошко, на получение образования — в другое. Не хуже, чем в Сбербанке или налоговой. Смотри, Серега, как нас тут уважают — гляди, подвозят, гляди, сажают. Есть детский уголок, на случай, видимо, если нарушены права детей, и пандусы — если нарушены права инвалидов.

Так приличным людям подобает решать вопросы, вместо того чтобы по митингам шастать. Вот и Владимир Путин то же самое говорит. На заседании СПЧ сразу три человека пытались призвать президента как-то повлиять на росгвардейцев, чтобы они не били людей на митингах: это были адвокат Генри Резник, режиссер Александр Сокуров и журналист Николай Сванидзе. Так вот, Путин им и сказал: дело-то в том, что все должны выражать свою позицию законными методами. И если росгвардеец бьет женщину в живот — это безобразие, конечно, но это же не значит, что в росгвардейца поэтому можно кидать пластиковый стаканчик.

Завтра вот росгвардеец будет опять бить женщину, а в него кинут уже стеклянной бутылкой. Послезавтра снова начнет бить женщину — и получит камень. Что же получается, росгвардейцу уже совсем нельзя будет бить женщин в живот? В него же  тогда и выстрелят наконец. Это черт знает до чего права человека довести могут, и вот сидят вроде умные люди, а простых вещей не понимают.

Поразительная, конечно, логика. Ведь люди, которые выходили на площадь в Москве, собственно, изначально и хотели выразить свою позицию самым законным из всех способов, то есть придя на выборы и проголосовав за своих кандидатов. Но им такой возможности не дали.

Кроме того, непонятно, почему нельзя бить росгвардейца только потому, что он бьет женщину в живот, но росгвардейцу при этом можно бить женщину только потому, что во Франции и США тоже кого-то бьют и сажают.

Но все становится яснее, если повнимательней слушать президента. Он же с первых слов подчеркнул: в названии совета есть еще одно, не менее важное направление — развитие гражданского общества.

Вот чего хочет Владимир Путин от своих советчиков — развития гражданского общества, а не защиты прав человека. Разница на первый взгляд трудноуловима, но она есть. Гражданин принципиально отличается от просто человека. Хороший гражданин чувствует долг перед Родиной. От первого мгновенья до последнего. И не просто чувствует, а выполняет. Потому и называется гражданином, в отличие от легкомысленного и политически близорукого «человека».

А самое главное — чувствует и границы своего долга, то есть не лезет, куда не просили, без очереди. Записывается на прием и ждет, потому что имеет на это полное право. Никто в нашей свободной стране не смеет мешать гражданину реализовать его священное право подать челобитную и разойтись по домам.

Есть же другие члены СПЧ, которые рассказывают о по-настоящему важных вещах.  О запрете на ввоз жизненно необходимых лекарств, например; о детях, страдающих от онкологии и бездушных чиновников; о людях, которых выбрасывают на улицу под видом расселения аварийного жилья; об условиях жизни в психоневрологических интернатах и многом другом. И везде, о чем ни упомянут — распоряжения президента игнорируются, законы не исполняются, практика не отрегулирована и порождает злоупотребления. А президент все это выслушивает, вместе со всеми ужасается, ахает, обещает подумать, как все исправить.

Вот это и есть настоящее зрелое гражданское общество в трактовке Кремля — люди, которые просят у президента о помощи. Им плохо только потому, что президент не знал! И он им поможет, потому что эти люди ни в кого стаканчиками не кидаются. Ну то есть как поможет — посмотрит, что можно сделать, проанализирует. Если ничего нельзя, то не обессудьте, но вас хотя бы не побьют, это уже очень немало.

А эта злосчастная женщина с митинга — ну вот что бы ей не прийти в дом прав человека и не взять талончик в очереди? И никто бы ее там не бил. Чаю бы, наоборот, налили.

Неизвестно, правда, есть ли в этом доме специальное окошечко для тех, у кого оказались нарушены избирательные права и право на собрание. Но, если там не помогут, можно построить еще один дом, да не дом, а дворец — дворец защиты прав тех, кому не помогли в доме прав человека. Не помешает на всякий случай заложить в нем пару лишних этажей.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Дмитрий Быков
В «Редакции Елены Шубиной» вышла вторая совместная книга лектория «Прямая речь» и Дмитрия Быкова — «Советская литература: мифы и соблазны». В ее основу легли стенограммы лекций писателя. «Сноб» публикует главу, посвященную братьям Стругацким и их фантастической повести «Пикник на обочине»
Максим Блант
Главный читатель страны, равно как и все прочие читатели российской прессы, может подумать, что все у нас совсем не так плохо. Люди довольны или почти довольны. А те, кто получает 50 тысяч в месяц, обнаружат, что их зарплату «россияне» считают справедливой
Георгий Бовт
На днях Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального выпустил сразу два громких расследования. По меркам многих стран это было бы равнозначно политическому землетрясению и привело бы к не менее громким отставкам. Однако в России этого не происходит. И еще долго не будет происходить. По нескольким причинам