Все новости

Колонка

5-10-20. Пять тенденций «десятых», которые повлияют на «двадцатые»

26 Декабря 2019 14:43

Реагировать на рост неопределенности можно только одним способом: принять тот факт, что завтра или через неделю может произойти все что угодно, и подумать над «планом Б» на случай, если что-то (а то и все) пойдет не так

В конце года принято подводить итоги, а если учесть, что в прошлое уходят десятые, то тут уж повод — всем поводам повод. И не только для того, чтобы оглянуться назад, порадоваться удачным решениям и посетовать на ошибки, которые постфактум кажутся глупыми и очевидными, хотя в момент их совершения представлялись единственно верным и разумным образом действий. Но и для того, чтобы скорректировать жизненную стратегию, осмыслить происходящее. И сделать это спокойно, не отвлекаясь на бесконечные мелочи, которые обычно съедают все время. Для себя я определил пять трендов, на которые придется оглядываться, строя свою жизнь в 20-е годы XXI века.

Фото: Андрей Никеричев/Агентство городских новостей «Москва»

Как это ни парадоксально, на первом месте оказался такой фактор, как рост неопределенности. И связано это не только с ускорением технологического прогресса и прочими прелестями четвертой промышленной революции. Люди в последние годы ведут себя все менее предсказуемо. За последние десять лет произошло столько событий, совсем незадолго до этого казавшихся настолько маловероятными, что даже не рассматривались ни в одном прогнозе, что игнорировать это было бы просто глупо. Приведу только три примера. Еще в декабре 2013 года никому и в голову не могло прийти, что через три месяца Россия объявит Крым своей территорией, но это произошло. Когда стартовала последняя президентская гонка в США и Дональд Трамп объявил, что собирается принять в ней участие, никто, включая самого Трампа, всерьез его победу не рассматривал. Про исход голосования на референдуме о выходе Великобритании из состава Евросоюза и говорить нечего. Никто до последнего дня не поставил бы и ломаного пенни на то, что в результате получилось. При этом все три события, без преувеличения, из разряда тех, что меняют мир. Эта непредсказуемость, с одной стороны, делает жизнь интереснее, а с другой — чревата как персональными, так и глобальными катастрофами. И реагировать на этот рост неопределенности можно только одним способом: принять тот факт, что завтра или через неделю может произойти все что угодно, и подумать над «планом Б» на случай, если что-то (а то и все) пойдет не так.

Фото: Ra Dragon/Unsplash

При этом есть долгосрочные процессы, которые развиваются десятилетиями и которые также стоит принимать во внимание во избежание неприятных, хотя и вполне предсказуемых последствий. Из разряда таких процессов — глобальное потепление и, что для нашей «энергетической сверхдержавы» еще более важно, борьба с ним. Уходящее десятилетие для окружающего мира прошло под знаком энергетического перехода. Сначала в электроэнергетике, а к концу десятых и на транспорте. Возобновляемая энергетика и электротранспорт доказали свою состоятельность. И в мире сложился консенсус относительно того, что за ними — будущее. И вызвавшее преувеличенный интерес выступление в ООН шведской школьницы Греты Тунберг — вполне закономерное явление. Более того, не будь Греты, нашлась бы какая-нибудь Фрида или какой-нибудь Гуннар, которые с большей или меньшей степенью эмоционального надрыва изложили бы новую аксиоматику. Этот мировоззренческий сдвиг, состоявшийся в минувшем десятилетии, гораздо глубже простого стремления к отказу от сжигания углеводородов и экономии невозобновляемых ресурсов. Само потепление уже породило и «климатические войны», и климатическую миграцию. А борьба с ним не только серьезно повлияла на потребительское поведение, но и поспособствовала оглушительному успеху «шеринговой» экономики.

Еще один длительный, на десятилетия, процесс — демография. Естественная убыль и стремительное старение населения наблюдаются во всех странах, где процесс урбанизации завершился. Иными словами, в тех, которые играют хоть сколько-нибудь значимую роль в мировой экономике. Одно из немногих исключений — Индия, где в сельской местности живет почти три четверти населения, причем две трети из 1,37 миллиарда человек — моложе 35 лет. К концу 20-х Индия по количеству населения перегонит Китай и выйдет на первое место в мире. Экономических, политических и социальных последствий у всего этого может быть довольно много — от кризиса, накрывшего системы пенсионного обеспечения развитых стран, к которым в данном случае можно отнести и Россию, до мощных миграционных потоков и связанных с ними конфликтов. Дополнительный импульс миграции могут дать климатические изменения и связанные с ними негативные последствия, а также уже сейчас наблюдающийся дефицит пресной воды и других ресурсов, необходимых для выживания. Все это уже проявилось в нынешнем десятилетии, но дальше будет развиваться по нарастающей.

Технология распознавания лиц VisionLabs в системе оплаты Selfietopay Фото: Кирилл Зыков/Агентство городских новостей «Москва»

Еще одна тенденция, которую уже нельзя не замечать, — масштабный кризис либеральных ценностей, окончательно и бесповоротно, как многим казалось, победивших во всем мире после краха СССР и развала соцлагеря. Рушатся базовые вещи — от принципа свободы торговли до неприкосновенности частной жизни. Об анонимности можно забыть даже тем, кто принципиально не пользуется соцсетями и старается лишний раз не заходить в интернет. После камер, оснащенных системами распознавания лиц, и нейросетей, способных к обработке практически любых массивов данных, жизнь людей стала прозрачной настолько, насколько никакому Оруэллу даже и не снилось. Особенно это касается финансовой жизни граждан. Банковская тайна еще в начале текущего десятилетия приказала долго жить. Поговорка «деньги не пахнут» стала анахронизмом. Еще как пахнут и следы оставляют. А бурное развитие платежных систем и параллельный отказ от наличности делают систему тотального контроля законченной. Деньги из объекта собственности, средства обмена и накопления все больше превращаются в инструмент, при помощи которого государство стимулирует «правильных» и дестимулирует «неправильных» граждан. По крайней мере, это уже практикуется в Китае и в России.  Достаточно вспомнить массовые блокировки карт и принудительные списания многомиллионных сумм со всех счетов людей, хоть как-то связанных с деятельностью Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального. Сейчас эти технологии только начинают использоваться, и пик как раз придется на 20-е. 

Повсеместное усиление государственного контроля и только усугубляющийся за 10-е долговой кризис вызывают ответную реакцию. И хотя государства пока удерживают эмиссионную монополию, это может оказаться лишь вопросом времени. Технологически для появления частных и корпоративных денег на блокчейне все готово. И если Марк Цукерберг или Павел Дуров не осмелятся вступать в конфронтацию с государством, рано или поздно найдется тот, кто осмелится. И будет иметь все шансы на успех, поскольку сложившаяся финансовая система находится в явном тупике и даже на официальном уровне все чаще звучат высказывания о необходимости «финансовой перезагрузки».

Одним словом, простыми 20-е не будут. Скорее всего, не обойдется и без серьезных потрясений. Но зато и скучно не будет, а кризисы на то и существуют, чтобы их преодолевать.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В предстоящие годы в мире произойдут поистине революционные изменения, касающиеся не только и не столько технологий, сколько принципов общественного устройства и геополитического расклада сил
В России на днях прошли учения по отключению интернета, а ранее США приостановили санкциями строительство газопровода «Северный поток-2». Казалось бы, что общего? Общее — гримасы глобализации
В эмоциональной речи шведской школьницы нет ничего нового, кроме того, что ее взгляды становятся мейнстримом, причем не только на Западе. И это окончательно хоронит и глобализацию, и сложившуюся модель экономики