Все новости

Колонка

Месть иранского ферзя: почему американцам не стоило убивать генерала Сулеймани

9 Января 2020 11:10

Соединенные Штаты ликвидировали иранского генерала Касема Сулеймани — главного противника США на Ближнем Востоке, выигравшего у Вашингтона на всех фронтах американо-иранской «войны на периферии». Однако эта ликвидация привела лишь к переходу поражений на новый, более опасный уровень

Любовь и страх

Предположим, что Соединенные Штаты действительно устали от действий генерала Сулеймани. Признались себе в том, что неспособны переиграть талантливого кукловода на ближневосточных шахматных досках — сирийской, иракской, йеменской, ливанской. После чего решили, что единственный способ перестать проигрывать — это пристрелить оппонента.

Однако и тут можно было сыграть тонко, безопасно. За годы блестящей карьеры генерал Сулеймани нажил себе множество врагов, начиная с саудовских принцев и заканчивая арабскими террористами. США могли бы обставить дело так, что генерал пал жертвой каких-то ноунеймов, либо выставить в качестве козленка отпущения суннитскую террористическую группировку. Вместо этого Вашингтон сделал убийство демонстративно американским — дроном армии США, с последующим заявлением Трампа о том, что благодаря его гению был уничтожен «топовый террорист мира», ответственный за гибель сотен американских солдат.

Зачем Трамп устроил такую демонстрацию? Чтобы и тут обойти Обаму (который ликвидировал только одного «террориста №1» — Бен Ладена, а у Трампа теперь двое — Сулеймани и лидер ИГ аль-Багдади)? Скорее всего, демонстративное убийство имело две основные цели. Во-первых, показать электорату США, что его президент — крутой парень. Что он не остановится, не купится «на иранский шантаж или обманчивое миролюбие», что будет до конца защищать американские интересы. Невзирая на всякие глупости типа международного права.

Во-вторых, запугать врагов Соединенных Штатов, которым могло показаться, что серия американских дипломатических поражений (Турция с С-400, Ким с бомбой, преданные курды, Россия с санкциями) ослабила Соединенные Штаты.

Дело в том, что в золотые годы Америки ее гегемония в мире зиждилась не столько на военной мощи, сколько на идеологической привлекательности. Массы народонаселения мечтали жить в «американской мечте», а значит, стремились разделять американские ценности и нормы. Однако по целому ряду причин «Град на холме» перестал сиять, а пришедший к власти в 2016 году Дональд Трамп решил сделать упор на иные инструменты — силу и угрозу силы. На страх перед американской мощью. До врагов Америки было акцентированно донесено, что те, кто бросят ей вызов, будут стерты с лица земли. Генерал Сулеймани, по мнению Трампа, бросил американцам вызов — демонстративный вызов в тот момент, когда иракцы (разозленные гибелью под американскими бомбами своих сограждан и, по мнению Вашингтона, накрученные людьми Сулеймани) пошли на штурм американского посольства в Багдаде. Некоторые американские эксперты всерьез рассматривают заявление своих властей о том, что Сулеймани готовил другие, более серьезные теракты против США. Готовил — после чего был выслежен и демонстративно ликвидирован. В назидание другим.

Вздохнули

Однако — как это иногда бывает с непродуманными акциями — убийство Сулеймани не привело к тому, что США перестали проигрывать в ближневосточной шахматной партии. Проигрыш постепенно превращается в полное поражение.

Так, снятие иранского ферзя решило часть проблем в иранской диспозиции. Американские эксперты писали, что Иран сталкивался с серьезными политическими вызовами. В том же самом Ираке, где население было недовольно иранским доминированием и где Саудовская Аравия активно пыталась перекупить — а точнее переарендовать — ряд шиитских лидеров. И это не говоря уже о проблемах дома, где американские санкции привели к серьезным экономическим сложностям. Иранский народ мог бунтовать, а убийство Сулеймани — напомним, живой легенды и национального героя — сплотило его. Как сплотило и иракских шиитов, ведь Сулеймани был убит в Багдаде (привет иракскому суверенитету) вместе с командиром местных шиитских ополченцев аль-Мухандисом.

Церемония прощания с командующим силами специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции генералом Касемом Сулеймани, Иран, 6 января 2019 года Фото: Fatemeh Bahrami/Anadolu Agency via Getty Images

Помимо решения проблем, убийство американцами Сулеймани предоставило иранцам ряд дипломатических возможностей. И Тегеран уже ответил на это убийство асимметрично. Так, на днях парламент Ирака принял резолюцию о выводе американских войск из страны. Примечательно, что ни один из депутатов не проголосовал против — те, кто не поддерживал резолюцию, просто не пришли на голосование. Они понимали, что после убийств Сулеймани и Мухандиса, озлобивших и сплотивших шиитское большинство, поддержка американского присутствия была бы сродни политическому самоубийству.

В результате Трамп оказался перед выбором из плохих вариантов. Он может выполнить решение иракских властей, по приглашению которых войска США находятся в стране, и вывести солдат — и тогда получится, что Трамп проиграл. Проиграл не только самому Ирану, но и мертвому генералу Сулеймани, целью которого как раз и было изгнание США из Ирака. Трамп может отказаться уйти — и тогда даже формально американские войска превратятся в оккупационные. Судя всему, администрация Трампа долго колебалась (свидетельством чему является публикация, а затем денонсация письма с заявлением о выводе войск), однако затем решила, что меньшим злом все-таки будет отказ от вывода. Сейчас Майк Помпео говорит, что иракский парламент выполнял не волю народа, а приказ Ирана, а Трамп уверяет, что Ирак пока не готов жить без американских солдат. Посмотрим теперь, смогут ли жить (и если да, то сколько) американские солдаты посреди объятой ненавистью к ним страны, где десятки тысяч ополченцев получают приказы из Тегерана. 

«А так можно?»

Наконец, убийство Сулеймани привело не к усилению страха перед американским ответом, а, наоборот, к его ослаблению. Было понятно, что Тегеран под давлением десятков миллионов разгневанных жителей будет вынужден ответить не только дипломатически, но военной акцией. И Тегеран ответил — нанес ракетный удар по двум американским базам в Ираке. Да, никого не убил (Тегеран заранее предупредил Багдад, а иракцы уже донесли информацию американцам), однако речь все-таки идет о прямой атаке иностранного государства на американскую базу. Атаке, за которую Ирану ничего не будет: Трамп уже заявил, что никого бомбить в ответ не станет.

С одной стороны, Трамп поступил логично. Если бы он сдержал слово и ударил по пресловутым пяти десяткам иранских объектов, иранское руководство было бы вынуждено ответить полномасштабно. Не ударом по двум базам с предварительным оповещением, а по-взрослому. То есть по всем базам в зоне досягаемости иранских ракет — в Катаре, Кувейте, Ираке. Число убитых американских солдат пошло бы на сотни. После чего Трамп просто обязан был бы ввести войска (Иран — не Югославия, его с воздуха не возьмешь). Понимая, что даже в случае наземного вторжения быстрой победы не будет — не все иранцы любят режим Исламской Республики, но все они сплотятся вокруг Хаменеи в случае агрессии. Итог — затяжной конфликт, тысячи убитых американцев и — что самое важное для Трампа — проигранные выборы в 2020 году.

Однако, с другой стороны, сейчас был создан прецедент, который по важности может превосходить все негативные последствия войны. Иранцы нанесли удар по Соединенным Штатам — и вышли сухими из воды. И теперь не только жаждущие продолжения банкета иранские военные, но и другие уважаемые враги Соединенных Штатов начинают думать на тему: «А что, так тоже можно?»

В ближайшее время мы увидим, превратится ли «можно» в «нужно». Но уже понятно, кто из внешних стран может заработать на нынешнем обострении американо-иранского конфликта. Два главных бенефициара как раз встречались 8 января. Речь о Владимире Путине и Реджепе Эрдогане. И действительно, Москва получает долгожданное «переключение» фокуса американского внимания с России на другого «архиврага». Может дождаться гораздо более внимательного и уважительного отношения Ирана к российским национальным интересам, в том числе в Сирии. Ну и, наконец, с удовлетворением смотрит на рост цены на нефть. Все те же выгоды (кроме цены на нефть) получает и Турция. Кроме того, Эрдоган понимает, что в нынешней ситуации Дональд Трамп вряд ли решится на дальнейшую демонстративную порку Анкары за прежние прегрешения: Вашингтону сейчас кровь из носа нужны влиятельные союзники на Ближнем Востоке. Те, кто поможет минимизировать ущерб для американских интересов от ошибочного и несвоевременного взятия иранского ферзя.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

3 января в Багдаде из-за ракетных ударов США погиб командир элитного подразделения КСИР Касем Сулеймани. В ответ Иран нанес авиаудар по военным базам США в Ираке. Обозреватель «Военно-промышленного курьера», член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук Константин Сивков рассказал «Снобу», как, возможно, будет развиваться конфликт на Ближнем Востоке
Стартовая фактура всем известна, не будем повторяться. Только вкратце. Иран в приступе мщения за генерала Сулеймани выпустил ракеты по американским базам в Ираке. Ракеты, по иранской версии, убили 80 человек. По американской, более достоверной, ноль. А вот что Корпус стражей исламской революции мог повалить вполне новый, исправный украинский самолет марки «Боинг» прямо в тегеранском аэропорту имама Хомейни  — вполне вероятно. Что дальше?
Ночью 8 января Иран провел ракетный обстрел военных баз США на территории Ирака. Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи назвал этот удар «пощечиной» США за убийство командира элитного подразделения Корпуса стражей Исламской революции Касема Сулеймани. В эту же ночь на территории Ирана разбился самолет авиакомпании «Международные авиалинии Украины», направлявшийся в Киев. О том, связаны ли эти события между собой и как будет развиваться конфликт, «Сноб» поговорил с Константином Эггертом