Все новости

Редакционный материал

«Реального желания изменить систему нет». Реакция на заявление Алексея Кудрина о масштабах коррупции в России

Накануне ежегодного послания президента Федеральному собранию глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что уровень коррупции в России не снижается, а ее масштабы измеряются триллионами рублей. По мнению чиновника, для борьбы с казнокрадством и взяточничеством его ведомству нужны дополнительные полномочия, схожие с теми, что есть у правоохранительных органов. «Сноб» попросил экспертов прокомментировать эту инициативу и объяснить, почему большинство россиян, как правило, никак не реагируют на антикоррупционные расследования оппозиции

14 января 2020 18:39

Фото: Fanatic Studio/Getty Images

Андрей Мовчан, финансист, директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги:

Мировой опыт показывает, что расширение контрольных функций никогда не приводит к снижению коррупции. Причины, как минимум, три. Во-первых, когда контрольные функции излишне широки, они, как правило, сами становятся источником коррупции. В современной России это хорошо видно на примере налоговой службы и таможни. Во-вторых, когда контрольные полномочия увеличиваются, у коррупционеров растет аппетит. Они пытаются оправдать риски более высоким суммами взяток. При увеличении контроля может сокращается число людей, вовлеченных в коррупционные схемы, но не объемы коррупции: они, напротив, будут расти. В-третьих, расширение контрольных полномочий никак не влияет на способность чиновников оценить свои шансы быть пойманным. Неверная оценка преступником этих шансов — база для любых преступлений в обществе.  

Чтобы бороться с коррупцией, нужно менять систему экономических отношений и передавать контрольные функции с государственного уровня на уровень саморегулируемых организаций или общественных объединений, где коррупция затруднительна, поскольку эти структуры вплетены в ткань бизнеса.

Илья Шуманов, заместитель директора «Трансперенси Интернешнл Россия»:

В своих оценках Кудрин не очень далек от реальных цифр. Объем коррупции действительно можно оценить в триллионах рублей, если говорить не только о, например, выводе денег или подкупе чиновников, но и других злоупотреблениях — нарушении закона о госзакупках, использовании административного ресурса, конфликтах интересов, нарушениях чиновниками запрета на управление коммерческими организациями и так далее.

У аудиторов действительно не так много инструментов, позволяющих выявлять коррупционные схемы. Они просто не занимаются оперативно-розыскной деятельностью: да, они могут получить доступ к документам, но опрашивать кого-то, прослушивать телефоны, чтобы собрать какие-то существенные доказательства, им нельзя. Все необходимые материалы они направляют в правоохранительные органы, которые уже и принимают решение о возбуждении уголовного дела. Разумеется, не каждое обращение аудиторов к силовикам доходит до этой стадии. 

Для реальной борьбы с коррупцией необходимы два элемента: во-первых, неизбежность наказания, чтобы после задержания и ареста публичные и должностные лица действительно надолго оказывались в тюрьме. Во-вторых, правоохранительные органы должны публично расследовать все факты коррупции, а не выбирать лишь выгодные «цели». Сейчас мы видим по телевизору только «громкие» задержания каких-то полковников, министров, губернаторов. Кроме того, нам никто нам детально не объясняет, откуда у них оказалась та или иная сумма, элитная недвижимость и так далее. Реального желания изменить систему нет, наоборот, уполномоченные органы продолжают бюрокротизироваться, сокращаются роли независимых акторов — некоммерческих организаций, СМИ и так далее. В прошлом январе мы опубликовали Индекс восприятия коррупции в мире за 2018 год, в котором Россия заняла 100 место из 138 возможных: наша страна находилась рядом с Ливаном, Новой Гвинеей, Ираном и Мексикой. Скоро появится новый рейтинг — не вижу оснований, чтобы наша страна двигалась по этому списку вверх.

Валерий Соловей, политолог:

Сообщения о выявленных фактах коррупции, видео, которые выпускает тот же Алексей Навальный, перестали вызывать раздражение у элиты. Элитам плевать, что общество думает о масштабах коррупции. Кроме того, есть ощущение, что и у общества новость об очередном разоблаченном чиновнике или силовике, у которого во время обысков нашли сотни миллионов или миллиард долларов, особого интереса или возмущения уже тоже не вызывает. 

С другой стороны, не очень понятно, как коррупция влияет на массовое сознание, накапливается ли у людей возмущение, могут ли быть какие-то политические последствия, или же народ это просто «проглатывает», воспринимает как данность. Уровень этого возмущения очень сложно измерить: проведя простые социологические опросы, мы не получим ничего кроме банальных ответов, вроде «да, меня это раздражает». Массовое поведение очень непредсказуемо. Уже потом, задним числом, историки будут анализировать факторы, которые привели к тем или иным последствиям, и напишут, что в обществе было высокое раздражение, вызванное чиновничьей коррупцией. 

У расследований Навального, при всей их полезности, есть и обратная сторона: если долго кого-то разоблачать, у общества вырабатывается иммунитет к таким новостям. Поэтому оппозиции важно показывать, что это не какое-то абстрактное казнокрадство, а воровство у всех россиян. Связать коррупцию с бедностью людей, нехваткой бюджетных денег на лечение больных, низкими зарплатами учителей и врачей. Это необходимо, потому что у россиян сейчас, в результате ежедневной пропаганды, почти полностью разрушена способность к логическому мышлению.

Подготовили Ксения Праведная и Никита Павлюк-Павлюченко

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

На фоне остального мира российская «стабильность» выглядит вожделенной «тихой гаванью», где можно переждать вероятные потрясения. Однако это работает только до тех пор, пока не началось глобальное бегство от рисков, а Путин не стремится в свойственной ему манере влезть в самую гущу событий
Бывший ректор Российской экономической школы и экс главный экономист ЕБРР Сергей Гуриев не был в России с 2013 года. Он уехал из страны после начала так называемого «дела экспертов». «Сноб», подводя итоги 2010-х, попросил живущего в Париже Гуриева назвать главные события десятилетия, оценить действия российских властей и порассуждать о «безальтернативности» Владимира Путина
«Сноб» завершает серию публикаций об ошибках, «подводных камнях» и злоупотреблениях, которые поджидают частного инвестора на финансовых рынках. В заключительном уроке речь пойдет о товарных рынках и валютах