Все новости

Политика

Редакционный материал

Вице-президент Медведев или #Медвегзит. Что нас ждет после отставки правительства и премьера

15 января в послании Федеральному собранию президент России Владимир Путин предложил изменить Конституцию и передать полномочия по утверждению главы правительства и министров от президента к Госдуме. Спустя два часа премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что правительство в полном составе уходит в отставку, новость об этом в интернете обсуждают с хэштегом #Медвегзит. Политологи рассказали «Снобу», что это значит и чего стоит ждать в будущем

15 января 2020 19:12

Дом Правительства РФ Фото: Сергей Киселев/Агентство городских новостей «Москва»

Кирилл Мартынов, редактор отдела политики «Новой газеты»:

Мне кажется, что правительство Медведева без видимых на то причин ушло в отставку, и новым премьером, не в ближайшие месяцы, но в течение ближайшего года, по всей видимости, станет Владимир Путин. Это очевидно связанные вещи — новый проект Конституции и уход Медведева в тот же час со своего поста. 

Как мне кажется, идет подготовка передачи места от Медведева к Путину. Было принято решение, что прямая передача поста — плохая идея, потому что Медведев крайне непопулярный политик в России, в отличие от президента. Так что сейчас им нужен некий промежуточный рабочий кабинет, который подготовит место под Владимира Путина. 

Власти фактически уже сейчас решают проблему-2024: «как будет управляться страна после ухода Владимира Путина?» Всем было понятно, что его уход в 2024 году привел бы к большому политическому кризису. В Кремле решили организовать транзит власти в ближайший год, когда будут приняты поправки к Конституции, по-новому распределить полномочия между президентом, премьером и Государственным советом. По всей видимости, Путин станет либо премьером, либо премьером и главой Госсовета.

Сергей Пархоменко, журналист:

Я, пожалуй, присоединюсь к уже высказанной позиции, что Медведев не «задвинут в угол», а получил, фактически, пост вице-президента, созданный специально для него.

Другое дело, что этот пост в настоящую минуту не имеет ничего, кроме названия. Он ничем пока не наполнен, ничем не вооружен, не наделен. Так что оформление реального пакета полномочий для этого вице-президента ещё впереди: и тут Путин не связан никаким законом, никакими правилами. Этого поста нет ни в одном действующем российском законодательном акте, так что комбинировать и фантазировать можно как угодно. 

И еще одно важное обстоятельство: сегодня утром Медведев обладал правом автоматического замещения президентского поста, в случае, если Путин оставлял свой трон — по собственной воле или по каким-то внешним причинам. А сейчас этого автоматизма — в отношении Медведева — уже нет: если ему суждено сделаться преемником (преемником хотя бы какой-то части президентских полномочий, которые останутся за ним после конституционной реформы), то не автоматически, а по прямо явленной воле Императора.

(Оригинал)

Андрей Нечаев, председатель партии «Гражданская инициатива»:

Есть внешние факторы, которые спровоцировали отставку правительства: неудовлетворительное состояние экономики, серьезные проблемы в социальной сфере. Безусловно, это напрягает президента. При этом я не исключаю, что все это действо — результат внутриклановой борьбы, а внешние обстоятельства послужат скорее обоснованием процессов, чем их реальной причиной. Истинную причину мы узнаем, лишь когда назовут преемника. 

Есть большое количество людей, которые очень хотели бы занять место премьера, например, Игорь Иванович Сечин. Думаю, что Алексей Леонидович Кудрин также не против возглавить правительство. До этого была долгая практика назначения технических кандидатов, совершенно неожиданных, вроде Зубкова. Возможно, ситуация повторится. Это будет означать, что президент хочет сосредоточить в руках всю полноту власти. Впрочем, он и так ей обладает, но сейчас готов заниматься вопросами, требующими более оперативного решения. Если же премьером станет тяжеловесная, а не техническая фигура, можно будет говорить о потенциальном транзите власти. 

На мой взгляд, Путин от власти не откажется. По какой схеме это будет реализовано — неизвестно, вариантов множество: новое союзное государство, появление очередного государственного органа, облеченного реальной властью и полномочиями, по примеру нового Госсовета, или же это будет перемещение полномочий от президента к правительству с соответствующими поправками в Конституцию. Думаю, четкого сценария развития событий нет даже у администрации президента, но мне кажется, что с 99% вероятностью Путин де-факто останется у власти.

Константин Эггерт, политический обозреватель Deutsche Welle:

Для меня очевидно, что операция «транзит-2024» перенесена на более ранний срок. Мы имеем дело с конструированием обновленной политической системы, в которой пока еще президент Путин сохранит влияние на происходящее и останется центральной фигурой, но, возможно, оставит свой пост. По моему мнению, этот процесс завершится не позднее 2021 года. 

Я не раз говорил, что, скорее всего, Путин не будет ждать до конца президентского срока. Экономическая и внешнеполитическая ситуация, сдвиги в общественном мнении не позволят ему сохранять прежнюю систему в течение еще почти пяти лет. Путинская система привела к тому, что все разваливается. Этот тренд сейчас пытаются остановить в Кремле. Но то, что происходит с Россией, — следствие авторитарного коррумпированного госкапитализма, и это не изменится. 

Решение Путина вполне логичное. Он пытается сконструировать новую политическую реальность, в которой не будет нести за все ответственность. Скорее всего, ответственность возложат на плечи разных людей. И, скорее всего, при сохранении президентского поста Путин не смог бы оставаться такой же доминирующей фигурой. 

Проблемы появятся и в новой системе, вне зависимости от того, как она будет выглядеть. Я бы сказал, что новым председателем правительства станет кто-то, способный стабилизировать социально-экономическую ситуацию, но при этом не претендовать на большее. Я бы предположил, что это может быть и Сергей Собянин, и Максим Орешкин, хотя, конечно, могут появиться и новые фигуры. Вообще, любые теории по поводу как-бы-назначений в России — абсолютная лотерея. Система непрозрачна и строится на резонах, которые неизвестны никому, кроме очень узкого круга, состоящего буквально из нескольких лиц. А реально — из одного человека. 

Раньше назначение премьера фактически означало назначение преемника на президентском посту. После всего, что сегодня сказал Путин, — это уже не так, потому что в новых условиях, после принятия фактически новой Конституции, понятие преемник в его прежнем «путинско-ельцинском» значении перестанет иметь смысл. 

Комментарии экспертов, которые были записаны после послания Федеральному Собранию, но до ухода правительства в отставку

Аббас Галлямов, политолог:

Можно считать, что начался транзит власти, о котором не первый год говорят мои коллеги, но я выразился бы немного иначе: Путин продемонстрировал свое понимание необходимости перемен. Не зря же он в самом начале произнес фразу о «запросе на перемены». Президент предложил поправки в Конституцию, но в будущей конфигурации он оставил себе место для маневра и возможность сохранять ситуацию в стране под своим контролем. По моему мнению, самая заметная поправка — расширение полномочий Государственной Думы. Это предложение наводит меня на мысль, что Путин готовит для себя место главы парламента: он становится спикером, а его преемник — президентом. 

Раз есть общественный запрос на перемены, можно предположить, что в 2021 году, после выборов, в Госдуме появится много новых игроков. Однако пока Кремль контролирует механизмы формирования и регистрации партий, выдвижения и так 

далее. Сейчас неясно, готова ли власть «раскрутить гайки». Есть вариант, что «новыми лицами» станут те, кого Кремль сам создаст и одобрит. То есть, противоречие между запросом людей на свободную политическую конкуренцию и желанием власти контролировать процессы сохранится. Как решить этот вопрос, в Кремле, очевидно, пока не понимают.

Андрей Колесников, руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги:

Думаю, что началась подготовка к транзиту. Я обратил внимание на незаметно проброшенный тезис о закреплении нового, более высокого статуса Государственного совета. Мне кажется, Путин готовит для себя рабочее место, по сути, создает структуру, которая будет опираться на региональных руководителей и может стать параллельной администрацией или правительством.

Однако самое важное — другое: в объяснении будущей конфигурации власти зашито абсолютно чудовищное изменение — устранение приоритета международного права над национальным. Это полное разрушение иерархии правовых актов. Когда международное право станет вторичным, в России будет очень сложно добиваться соблюдения прав и свобод. Граждане лишатся права подавать жалобы в Европейский суд по правам человека, и российские органы юстиции будут игнорировать решения ЕСПЧ, говоря, что они не соответствуют национальному законодательству. Это очень серьезно и очень опасно.

Константин Калачев, политолог, руководитель «Политической экспертной группы»:

Сегодняшнее выступление Путина говорит о том, что он возглавит список «Единой России» на выборах 2021 года. Во-первых, ему важно обеспечить партии власти конституционное большинство, а во-вторых, оставить для себя возможность занять кресло спикера нижней палаты парламента, наделенного расширенными полномочиями. При этом Путин подчеркнул, что России модель парламентской республики не подходит, президентская — адекватна российским реалиям. Здесь нет противоречия, наоборот — это система баланса, страховки и, одновременно, развитие вышеупомянутых институтов.

Нас ждет серьезная перетряска элиты, в том числе и под лозунгом обновления Госдумы. Кого-то отправят на другую работу, а кого-то и на пенсию. Кроме того, президент предложил запретить высокопоставленным чиновникам и депутатам иметь не то что иностранное гражданство, а даже вид на жительство. Не думаю, что для большинства такое ограничение станет серьезной проблемой, однако здесь явно прослеживается курс на дальнейшую национализацию элит. Путин понимает, что есть советники, а есть — попутчики, которых легко можно скинуть за борт.

Подготовили: Ксения Праведная, Дмитрий Белковский, Никита Павлюк-Палюченко, Юлиана Качанова

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В послании-2020 Владимира Путина уже должны просматриваться условия предстоящего транзита власти. У президента непростая задача: чтобы убедить народ поверить ему снова, надо найти роль, еще не испробованную за 20 лет
Десять лет назад в России был другой президент, а у режима был шанс на трансформацию во что-то более приемлемое для общества, чем мы наблюдаем сегодня. Однако власть решительно отказалась от любых изменений, выбрав принцип несменяемости
На фоне остального мира российская «стабильность» выглядит вожделенной «тихой гаванью», где можно переждать вероятные потрясения. Однако это работает только до тех пор, пока не началось глобальное бегство от рисков, а Путин не стремится в свойственной ему манере влезть в самую гущу событий