Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Перемены — это я.

Как Путин проведет политическую реформу в стране без политики

16 Января 2020 10:05
Президент анонсировал беспрецедентные для последних лет изменения в политической системе, но показал, что дискуссии на их счет неуместны

Кажется, впервые за долгие годы послание президента Федеральному собранию можно оценивать не только улавливая незаметные оттенки в изменении политических настроений и верховной власти и легкое смещения фокуса ее интересов с одних социально-экономических вопросов на другие. Хотя, если вспомнить, что главной темой выступления президента анонсировался волнующий главу государства вопрос стагнации доходов россиян, можно было ожидать, что Владимир Путин просто объявит какие-то инициативы в области социальной политики, и именно это впоследствии будет долго обсуждаться как важная веха государственной политики.

Однако президент позволил себе говорить о несколько забытых в последнее время в нашей стране материях — планах политических перемен на высшем уровне власти. Предложенный референдум по изменению Конституции, предполагающему ограничение полномочий президента, передачу парламенту функций избрания главы правительства и утверждение ключевых министров, появление еще не определенных новых конституционных полномочий Государственного совета и ряд других принципиальных изменений, показывает, что перемены намечены достаточно разносторонние. Последовавшая же вечером того же дня отставка правительства Дмитрия Медведева (который оставался на посту премьера с начала третьего срока Владимира Путина в 2012 году) демонстрирует, что фактически они уже начались.

Проекция на фасаде здания тезисов ежегодного послания президента РФ Владимира Путина к Федеральному Собранию РФ, 15 января 2020 года Фото: Anton Vaganov/REUTERS

То, как медленно и осторожно наблюдатели (в том числе и те, что имеют у нас статус экспертов) начали осмыслять, что же именно означают предложенные новации, достаточно наглядно показывает, насколько общество отвыкло от необходимости формулировать мнение по поводу политических реформ. Когда в стране почти 8 лет не меняется премьер, а два главных лица страны в течение 12 лет просто уступают друг другу кресла, то забывается даже язык, на котором следует рассуждать о крупных переустройствах в государстве. Все возможные площадки, где, по идее, должны вестись такие разговоры, — от парламента до телевизионных передач или политологических институтов — многие годы строились исходя из принципа, что к этим вопросам нельзя приближаться даже на пушечный выстрел, а в повседневной своей деятельности обсуждать все что угодно, выдавать за значимые и важные темы любые мелочи, только бы не задаваться вопросами о том, допустимо ли что-то менять на самых высоких уровнях власти.

Именно это, впрочем, заставляет несколько задуматься, что понимать под «переменами». Общим местом в комментариях как экспертов, так и просто пользователей социальных сетей стали мысли о том, что начался тот самый «транзит власти», которого чаяли все, кому было интересно политическое будущее России. Иными словами, Путин вроде бы решил (как ему вообще-то положено по Конституции) уйти со своего поста не позже окончания президентского срока. То есть все оживленно обсуждали, что Путин решил сделать то, что и обязан был сделать по действующему закону, а возбуждение было связано именно с пониманием, что решение этого вопроса зависело почти исключительно от воли самого главы государства.

Стало известно и то, что свой уход Путин решил сопроводить реформой власти, и даже готов провести референдум по этому вопросу для внесения изменений в Конституцию. При этом совершенно понятно, что предложения для референдума президент фактически вынул из рукава — ни одна из обнародованных сегодня идей не являлась предметом какой-то открытой дискуссии, ни одна политическая сила не заявляла о том, что именно так представляет себе будущее политическое устройство России. Тем интереснее, впрочем, посмотреть, как будет вестись дискуссия в пользу увеличения полномочий Госдумы и Совета Федерации с учетом того, что еще вчера никто (за исключением, возможно, Вячеслава Володина) даже не говорил о необходимости им такие полномочия предоставить. Да и как в принципе будет вестись агитация в предполагаемом референдуме — кто будет выдвигать аргументы за или против, если учесть нынешнее состояние политического и медиаландшафта?

Пока, выступая со своими предложениями, президент не привел достаточных аргументов, почему следует произвести именно такие новации — например, почему кандидат на должность главы государства должен проживать в России именно 25 лет. Не говоря уже о предельно спорных инициативах по предоставлению парламенту возможности снимать с должности судей Верховного и Конституционного судов, а также отмене принципа приоритета международного права. При этом даже не ясно, предполагается ли на референдуме принимать предложения президента «пакетом» — как его единую волю и замысел — или предусмотрена возможность согласиться лишь с некоторыми инициативами.

Возможно, вскоре мы узнаем детали. Но узнаем от того же лица и в тот момент, когда оно само захочет ими поделиться. Со временем мы, видимо, даже привыкнем к тому, что в политической системе происходят какие-то изменения и картинка перестает быть столь невыносимо неподвижной, какой она выглядела все последние годы. К тому, что перемены вызваны не сформулированными требованиями общества, а возникшей перед верховной властью необходимостью решить собственные технические вопросы, привыкнуть будет еще легче. В этом смысле с нами даже не произойдет ничего нового.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Станислав Кувалдин
Общаясь с журналистами, президент не проявил заметных слабостей и не допустил каких-то неприятных промахов. Скорее, лишь показал, как стареет национальный лидер
Михаил Шевчук
В послании-2020 Владимира Путина уже должны просматриваться условия предстоящего транзита власти. У президента непростая задача: чтобы убедить народ поверить ему снова, надо найти роль, еще не испробованную за 20 лет
Станислав Кувалдин
Возможно, президент искренне и бескорыстно симпатизировал ушедшей от нас правозащитнице. И это неутешительный диагноз для нашей власти