Все новости

Колонка

Дети за деньги.

Чем чревата озабоченность властей вопросами демографии

16 Января 2020 11:12

Гипотетический рост рождаемости на ближайшие два десятилетия усугубит экономические проблемы, связанные с нынешней «демографической ямой»: нагрузка на работников трудоспособного возраста только вырастет

Скоропостижная отставка правительства Дмитрия Медведева, которая случилась через три часа после завершения послания президента Путина, приковала основное внимание к высказанным в выступлении идеям относительно конституционной реформы. Однако понимания того, как будет выглядеть государственное устройство и конфигурация власти по завершении реформы, нет пока ни у кого, включая, подозреваю, и самого Путина. Пока технического премьера-демагога сменит технический же премьер-технократ, которому, возможно, будет дано право высказать свое мнение о том, кого можно было бы назначить на должности министров и вице-премьеров. Впрочем, возможно, Мишустина и не спросят — просто в суматохе руки не дойдут. В любом случае центр принятия решений и выработки стратегий остается по прежнему адресу, а остальное пока относится к области гаданий и спекуляций.

Зато в первой части послания, которая незаслуженно ушла в тень, Путин был вполне конкретен. И совершенно четко дал понять, что твердо намерен бороться за повышение рождаемости и рост численности россиян. Более того, Путин артикулировал целый ряд конкретных стимулов, которые должны сделать деторождение в России экономически выгодным предприятием. Тут и продление выделения материнского капитала до 2026 года, и его предоставление женщинам, рожающим первого ребенка, и увеличение его размера после рождения второго. Малообеспеченные семьи с детьми, которые уже сейчас начали получать пособия на детей до трех лет, будут их получать, пока детям не исполнится семь и они не пойдут в школу. Размер этих пособий может быть увеличен до размеров прожиточного минимума. Детям в школах должны быть обеспечены горячие обеды, молодым матерям — места для детей в яслях, отцам — льготная ипотека на весь срок действия кредита и возможность начать свое дело.  

В тот краткий период, когда Антон Силуанов по завершении послания еще был вице-премьером, он успел оценить стоимость для бюджета всех озвученных инициатив в 400–450 миллиардов рублей в год. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин — в 400–500 миллиардов, прибавив, что это самое «дорогое» послание Федеральному собранию на его памяти. Впрочем, сомневаться в том, что нынешний бюджет с дополнительными расходами справится, не приходится. А с учетом накопленных в Фонде национального благосостояния денег, лет 5–6 за социальные выплаты на детей можно особенно не беспокоиться. Тем более что материнский капитал, на который сделан основной упор в системе стимулов, — это такая штука, которую сразу особо не потратишь, разве что на погашение ипотечного кредита. У большинства же он лежит мертвым грузом. 

Фото: Александр Авилов/Агентство городских новостей «Москва»

Проблема в другом. Прежде чем вступать в дискуссию о том, как лучше стимулировать рождаемость и бороться с сокращением естественной численности российского населения, неплохо бы ответить на вопрос, зачем вообще это делать. Ни одного рационального аргумента в пользу того, что рост населения — в России или какой другой стране — это хорошо, до сих пор не прозвучало. Вот, например, выдержка из нынешней речи Путина:

«Такой ключевой показатель, как суммарный коэффициент рождаемости, то есть число рождений, приходящихся на одну женщину, в 2019 году составил, по предварительной оценке, 1,5. Много это или мало? Для нашей страны — мало. Да, это примерно то же самое, что и во многих европейских странах. Но для нашей страны — мало».

Почему мало и сколько нужно, чтобы было «достаточно», а главное, достаточно для чего? 

Скорее, наоборот. Сокращение численности, даже по самым консервативным и пессимистичным демографическим прогнозам, рано или поздно сменяется стабилизацией, так что о «вымирании» речи быть не может. При этом даже при полном бездействии правительства обеспеченность населения жильем, социальной и прочей инфраструктурой растет. В силу естественных причин. Нагрузка на экологию, потребность в ископаемых ресурсах снижается. Уровень безработицы низкий. Дефицит рабочей силы при благоприятном инвестиционном климате стимулирует компании инвестировать деньги в автоматизацию и рост производительности труда.

Как показывает практика, между уровнем благосостояния и количеством детей не прямая, а, скорее, обратная зависимость

Судя по всему, именно нынешние экономические проблемы, связанные с сокращением доли трудоспособного населения и ростом числа пенсионеров, которые уже привели к предсказанному еще два десятилетия назад кризису пенсионной системы, служат оправданием той озабоченности, которую демонстрируют российские власти. Но тут надо понимать, что если новые меры вдруг каким-то чудом приведут к росту рождаемости, то на ближайшие два десятилетия это только усугубит экономические проблемы, связанные с нынешней «демографической ямой». Нагрузка на работников трудоспособного возраста вырастет. Ведь нынешним 30–40-летним придется кормить не только 60–70-летних, которых, благодаря росту продолжительности жизни, становится все больше, но и детей 20-летних, которые и себя толком обеспечить не всегда в состоянии. А вот что будет с рынком труда через 20 лет, когда дополнительно рожденные благодаря путинским стимулам дети начнут вступать в трудоспособный возраст, не возьмется сегодня предсказать ни один, даже самый отчаянный футуролог.

В военном отношении многочисленная молодежь, которой, кстати, до призывного возраста тоже расти еще два десятка лет, также сегодня не слишком нужна. Воюют все больше беспилотниками, и один оператор современной ракетной установки стоит двух пехотных полков, вооруженных «калашниковыми». Так что пользы искусственного стимулирования рождаемости, даже если оно и принесет какие-то плоды, не просматривается, скорее, наоборот. Помимо перечисленных издержек, связанных с ростом рождаемости, есть и другие, не менее неприятные. Как показывает практика, между уровнем благосостояния и количеством детей не прямая, а, скорее, обратная зависимость, причем относится это как к странам, так и к социальным слоям. Чем выше благосостояние семьи или страны, тем меньше детей там рождается, причем есть еще и возрастной сдвиг рождения первого ребенка. Дополнительные финансовые стимулы для благополучных семей — аргумент слабый. Зато для маргинальных семей дети могут стать источником дохода. О качестве «человеческого капитала», равно как о «генофонде нации» в этом случае можно будет даже не вспоминать. И никакие ясли тут ничего не исправят. Государственное стимулирование рождаемости будет стимулировать иждивенческие настроения у части общества, а дополнительное перераспределение денег через бюджет только усилит коррупционную среду. К тому же, как метко подметила одна потенциальная получательница госстимулов, деньги у государства рано или поздно закончатся, а ребенка обратно не вернешь.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Президент анонсировал беспрецедентные для последних лет изменения в политической системе, но показал, что дискуссии на их счет неуместны
Владимир Путин запустил процесс трансформации политической системы России. И начал ее с долгожданной отставки Дмитрия Медведева
Через несколько часов после того, как стало известно об отставке правительства, Владимир Путин представил кандидатуру нового премьер-министра 53-летнего Михаила Мишустина. Он принял предложение президента. О том, чем известен Мишустин, «Снобу» рассказал старший юрист налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner Юрий Куликов