Все новости

Колонка

Приземлить большого человека.

Можем ли мы остановить порывы властителей к великим переустройствам

17 Января 2020 16:28

Мы отвыкли от чувства, когда большая история начинает происходить на наших глазах и непосредственно с нами, но, может быть, стоит попробовать уменьшить ее под удобные нам размеры — так историю можно будет держать в руках, не поручая этого небожителям

Начну, разнообразия ради, с одного старинного анекдота в восточном вкусе. Однажды некий самурай, прилично выпив, переправлялся на лодке через озеро Бива. Ему хотелось разговаривать, и, более того, ему хотелось хвастаться (кто выпивал — поймет, а трезвенникам все равно не объяснишь). Самурай стал рассказывать, что он — величайший мастер меча во всей Японии, а в собеседники себе выбрал невзрачного человека лет пятидесяти, тоже из воинского сословия.

На беду самурая — а так ведь оно всегда и бывает в притчах — невзрачным человеком оказался Бокудэн, действительно величайший мастер меча во всей Японии. Кое в чем, впрочем, самураю повезло: к тому времени Бокудэну убивать людей ради славы наскучило. Он просто не обращал внимания на назойливого попутчика. Тот начал кипятиться, толкаться, кричать — в общем, вести себя по японским понятиям совершенно неприлично. И в конце концов предложил выяснить отношения на дуэли, как и подобает воинам.

— Я не могу с тобой драться, — сказал Бокудэн. — У нас разные школы фехтования.

— Какой ты школы? — не унимался пьяный самурай.

— Моя школа называется «школой победы без меча», — ответил великий воин.

— Чушь! — возмутился пьяница и, увидев крохотный островок, практически кочку, приказал, чтобы лодочник к ней причалил. Выскочил, встал в боевую стойку и потребовал, чтобы вздорный старик вышел на бой.

А Бокудэн взял у лодочника шест, оттолкнулся от кочки и повел лодку дальше.

— Вот так я и побеждаю без меча, — пояснил он.

Смысл вроде бы прозрачен, как вода в озере Бива (хотя кто знает, насколько она там прозрачна, не бывал я на озере Бива, да, видно, и не побываю уже). Но давайте попробуем глянуть на эту сказку глазами пьяного самурая.

Вот он стоит на ветру. На кочке этой несчастной. Как дурак. Злится, трезвеет, мерзнет, начинает ощущать первые атаки похмелья. Ему обидно и грустно. И он не знает, когда будет проходить мимо следующая лодка и будет ли вообще. Но еще он не знает, что вот только что разминулся с большой историей, и большая история его пощадила. Не всем так везет.

Такие события — особенно если смотришь на них издалека, если не твои знакомые оказываются в самолете, случайно сбитом зенитной ракетой в ходе разборок больших людей, — вызывают некоторое возбуждение

В отличие от безымянного пьяного самурая, Бокудэн и правда часть большой японской истории, легенда и герой легенд. Он мог бы убить забияку одним ударом, но поленился. Но ведь не всегда большая история ленится.

К чему бы это я? Ну да, не вовсе без смысла. Неделю назад мы все нервно ловили ноздрями воздух большой истории, гадая, начнется ли на Ближнем Востоке очередная и, вполне возможно, мировая, то есть последняя война. Такие события — особенно если смотришь на них издалека, если не твои знакомые оказываются в самолете, случайно сбитом зенитной ракетой в ходе разборок больших людей, — вызывают некоторое возбуждение. Вдруг и правда начнется? Вот ведь развлечение будет! Всем развлечениям развлечение.

По счастью, там не началось, но в России — свои потрясения. Президент поменял государственное устройство и призвал пианиста Мацуева, спортсменку Исинбаеву и политрука Прилепина эти изменения зафиксировать. И снова — ажиотаж, нервное возбуждение, едва ли не восторг.

И нет, я не про тех, кому по должности положено восторгаться любым телодвижением и каждым чихом нашего великого и мудрого президента. Люди работают за деньги, зачем обращать внимание на их утомительную суету.

Я про настроения, охватившие всех, кто думает (как правило, безосновательно), что имеет какое-то отношение к текущей политике, и про тех, просто политикой интересуется. Застой кончается! Теперь начнется! Будет хотя бы интересно!

Фото: Александр Авилов/Агентство городских новостей «Москва»

Во-первых, это ведь все дико скучно, если честно. Так ли уж велика разница, каким именно образом Путин останется во власти навсегда, особенно если учесть, что мы заранее знали: он навсегда. А во-вторых…

Это такое горькое «во-вторых», которое, наверное, поважнее, чем поправки в Конституцию. Маленькие, обычные люди (есть хорошее русское слово «обыватели», которое революционная интеллигенция в позапрошлом веке сделала почти ругательным, а жаль) часто скучают в мирной жизни. Вожделеют большой истории. Порешав проблемы, связанные с выживанием, начинают грезить «великой миссией», хотят гордиться «величием державы» и требуют, к примеру, чтобы все «нас» (то есть государство, нечто человеку заведомо чужое и внеположное, а часто — для человека опасное) уважали и боялись.

Что-то подобное, к примеру, случилось с изрядной частью населения посткрымской России.

И думать не хотят, что вторжение большой истории в жизнь обычного человека — это в лучшем случае разнообразные лишения. В худшем и наиболее вероятном — просто кровь. 

И главная, настоящая ценность — не в «миссии» и уж точно не в том, чтобы кто-то «нас» боялся. А в возможности тихо жить свою обычную жизнь. Любить, писать картины, музыку или книги, если вдруг тянет. Растить детей. Есть вкусно и спать мягко — нет в этом ничего зазорного. Иметь возможность посмотреть на мир. То, что людям, которые только-только перестали выживать, кажется скучным, это счастье и есть.

Обломками завалит маленьких, так всегда бывает, когда начинается большая история

За громким словом «демократия» — века борьбы обычных людей за возможность защитить свое скучное счастье от тех, кого тянет в большую историю. Остановить на взлете. Вернуть к реальности. 

А вот то, что у нас, похоже, началось, — оно как раз про Большую историю, которую творят большие люди, не особенно оглядываясь на людей обычных и с легкостью их принося в жертву собственным представлениям о величии, миссии и прочих важных вещах. И сейчас большие люди опрометчиво думают, что просто двигают фигурки, хотя на самом-то деле они крушат фундамент под собственными дворцами. Впрочем, давно уже, но теперь — совсем всерьез. А вот обломками завалит маленьких, так всегда бывает, когда начинается большая история.

А у нас тут как-то так все сложилось (употребим этот аккуратный глагол — «сложилось», он позволяет делать вид, что мы-то вовсе ни при чем, и это не так обидно), что никаких возможностей приземлить большого человека у маленьких людей нет. Он полетел — и все полетело, скорее всего, к чертям. Остается кланяться да благодарить за подачки. Подачек опять обещано много.

Ну, или задуматься, нет ли все-таки шанса хотя бы попытаться вернуть себе эту возможность — приземлять больших людей, защищая свою скучную обычную жизнь. Рассчитывать, что уцелеешь в столкновении с большой историей, стоя на кочке посреди озера, — дело совсем какое-то недальновидное.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Владимир Путин все-таки решил изменить Конституцию — и сразу радикально. Скорость принятия решений — поразительна. Покорность подчиненных — объяснима.  Последствия могут быть удивительными даже для самого президента
Президент анонсировал беспрецедентные для последних лет изменения в политической системе, но показал, что дискуссии на их счет неуместны
Когда ради амбиций политиков в больших играх гибнут ни в чем не повинные люди, невольно задаешься вопросом: а есть ли у нас возможность хоть как-то помешать творцам большой истории?