Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Четвертое измерение.

Для чего президенту понадобилось менять Основной закон

21 Января 2020 11:30
Главное, никто не постигает, к чему эта спешка с поправками. Словно тот, без которого нет России, завтра уйдет в небытие и торопливо составляет политическое завещание. Или, что вероятнее всего, он никуда не уходит

Творящуюся на наших глазах историю путинской эпохи принято измерять негласными общественными договорами, которые власть заключает с народом. 

Старики припоминают первый договор, основанный на страхе перед терроризмом: мол, мы тебя выберем, а ты нас убереги от врагов-сепаратистов. «И больше не взрывай», — прибавляли отдельные граждане, потрясенные тем, что случилось в Рязани, где ФСБ, как было официально заявлено, проводила «учения» с целью проверить бдительность местных жителей. Соглашение соблюдалось.

Вторая конвенция, приуроченная ко второму сроку Владимира Путина, сводилась к взаимному доброжелательному отчуждению: ты властвуй всласть, а мы будем жить в свое удовольствие. В отчуждении возникало слияние, ибо цены на нефть били рекорды и никогда, сформулируют позже очевидцы, народ российский не жил так хорошо и богато, как в эти тучные нулевые годы. Золотое было время для того подавляющего большинства, которое не интересовалось политикой и упорно, доверху и с горкой наполняло себе потребительскую корзину, невзирая ни на какой Беслан. И ежели Владимиру Владимировичу ради достижения неких не вполне понятных сначала целей типа соблюдения буквы Основного закона надо было прикинуться Медведевым и временно покинуть президентский трон, то люди и это воспринимали без излишнего драматизма. Грузинская война тоже не очень отвлекла их от привычной частной жизни в государстве, где за ненадобностью была отменена политическая жизнь.

Экспонаты выставки «Конституция моей страны» в Музее современной истории России Фото: Игорь Иванко/Агентство городских новостей «Москва»

Однако после известной рокировочки в прославленном тандеме общественные настроения переменились, особенно в столицах. К третьему неожиданному сроку Путина социум, которому этот вождь уже надоел, но и жизнь без него представлялась какой-то нереалистичной, выдвинул третий договор. Мы, дескать, с тобой смирились, но ты нам больше не ври. То есть неблагодарный народ призадумался о честных выборах, что явилось неприятным сюрпризом и неприемлемым условием для руководства. Отказываясь подписывать этот контракт, власть устроила митингующим провокацию на Болотной с последующими арестами, судами и приговорами. Украинская революция укрепила начальство в мысли о принципиальной необходимости репрессий и перезаключения договора, уже на патриотической основе и с элементами всенародного ликования. Потому Крым вернулся в родную гавань, а страна, сохраняя пока границы открытыми, парадоксальным образом превратилась в осажденную, хотя никем и не осаждаемую крепость.

Четвертое соглашение на четвертом путинском сроке тоже инициирует Кремль. Только происходит это при обстоятельствах совсем уж загадочных, никак не способствующих ясному пониманию происходящего. Понятно лишь, что крымский угар давно прошел, народ, живущий под санкциями, заметно обеднел и ожесточился, но запасов терпения у него хватит еще на десять путинских каденций — и тут вдруг, выступая с посланием, президент анонсирует конституционную реформу. Потом создает мутный, нигде не прописанный орган, некую «рабочую группу», населенную казачьими атаманами, отставными легкоатлетками и фигуристками, призванную обсудить и одобрить предложенные им поправки. И сразу же, едва их выслушав, вносит в Думу свой законопроект, который парламентариям велено рассмотреть и принять к апрелю. Причем пакетом, в котором круглое перемешано с железным, поддержка малоимущих и регулярная индексация пенсий — с официальным учреждением Госсовета, приоритетом национальных юридических норм над международными, одновременным усилением исполнительной и законодательной властей, ограничениями для судей, фактической ликвидацией местного самоуправления и прочими внезапными новациями. При этом никто до сих пор толком не знает, что за плебисцит по этим поправкам пройдет и зачем он нужен, ни в каком законе не прописанный. 

Никто не постигает, к чему вся эта спешка с поправками. Словно тот, без которого нет России, завтра уйдет в небытие и торопливо составляет завещание

А главное, никто не постигает, к чему вся эта спешка с поправками. Словно тот, без которого нет России, завтра уйдет в небытие и торопливо составляет завещание, где ревниво отказывает грядущим рабам на галерах в праве баллотироваться на третий срок. А также избираться в том случае, если у них хотя бы в младенчестве имелся вид на жительство за границей. Или он никуда не уходит, а собирается присоединять Белоруссию и для отвода глаз и усыпления бдительности подозрительного батьки проводит эту бессмысленную с виду спецоперацию. Либо намеревается обрести статус российского елбасы, для чего и повышает полномочия Госсовета, которые в свой час будут без лишнего шума окончательно разъяснены Конституционным судом. Но и тогда остается тайной, зачем ему делать это теперь, за четыре с лишним года до президентских выборов.

Отчасти сюжет напоминает ситуации, связанные с первым и вторым негласными договорами, которые были «подписаны» в прошлом тысячелетии и в начале нынешнего. Ощущением заложничества и угрозы, если говорить про осень 1999-го. Чувством отчуждения от власти, если говорить про 2004 год. Проголосуйте, мол, как велено, и гуляйте, граждане, не вашего это ума дело — транзит власти. Так что даже и в голову не приходит возвращаться к третьему договору, настаивая на том, чтобы национальный лидер нам не врал и внятно объяснял свои планы.

Оттого трудно решить, как, собственно, следует поступать, столкнувшись с этим удивительным явлением — попыткой государства навязать гражданам очередной договор, самый абсурдный из всех, какие ранее предлагались. Точнее, в какой форме его отвергать. Просто игнорировать, забить на него и забыть, отдавая себе отчет в том, что итоги «голосования» уже, в сущности, подведены без нас и волноваться не о чем. Узнаем со временем, для чего это было нужно. Пойти и молча проголосовать против. Резко протестовать, вне зависимости от того, участвуешь в плебисците или не участвуешь. Короче, выбор есть, и творящаяся на наших глазах история путинской эпохи продолжается, и по-человечески даже интересно, чем дело кончится. С каждым годом все интересней и интересней, и относительно скоро, наверное, будем ломать голову над пятым договором, когда несменяемый наш гарант Конституции пойдет на пятый срок.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Владимир Путин четко дал понять: в 2024 году он покинет пост президента, однако не уйдет из власти. Вопрос в том, как он дальше будет сосуществовать с новым президентом: по иранскому, казахскому или все-таки китайскому образцу
Мы отвыкли от чувства, когда большая история начинает происходить на наших глазах и непосредственно с нами, но, может быть, стоит попробовать уменьшить ее под удобные нам размеры — так историю можно будет держать в руках, не поручая этого небожителям
Владимир Путин все-таки решил изменить Конституцию — и сразу радикально. Скорость принятия решений — поразительна. Покорность подчиненных — объяснима.  Последствия могут быть удивительными даже для самого президента