Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Редакционный материал

Губернатор Андрей Клычков: Никакая экономика не будет развиваться, если мы будем социально деградировать

До того как возглавить Орловскую область, Андрей Клычков 8 лет руководил фракцией КПРФ в Московской городской думе. О том, чем отличается работа законодателя и чиновника, что удалось сделать за 2 года на посту губернатора и какие вызовы еще впереди, Клычков рассказал «Снобу» во время Гайдаровского форума, который проходил в январе в Москве, в Президентской академии (РАНХиГС)
22 января 2020 11:26
Андрей Клычков Фото: Андрей Любимов/Агентство городских новостей «Москва»


Ɔ. Вы пришли в Орловскую область после многих лет работы в столице. В чем, по-вашему, главные отличия Москвы от регионов?

У меня совершенно другая работа была в Москве, поэтому сравнивать сложно. У депутата и руководителя региона совсем ведь разные задачи, согласитесь.

Москва отличается кардинально с точки зрения возможностей, менталитета и качественного состава людей. Поймите меня правильно: я не говорю сейчас в категориях «лучше» или «хуже». Просто люди здесь другие. И темп жизни совсем другой.

Есть три показателя, которые выделяют Орловскую область среди других субъектов: у нас практически по 95% русских, 95% православных и 95%, скажем так, здесь родившихся и здесь же пригодившихся. Даже те, кто уезжают, они возвращаются рано или поздно. С тех пор, как я начал работать в области, я совершенно по-другому стал смотреть на регион, его внутренний мир, культурную составляющую, на архитектуру в том числе. Орловщина со времен Ивана Грозного была крепостью державы. И это все накладывает ментальные особенности на ее жителей — орловцев, как говорил Тургенев, или орловчан, как говорят сами орловчане.


Ɔ. А вы как говорите?

Мне нравится «орловчане», но наши литературоведы считают, что нужно говорить как писал Иван Сергеевич. Но по мне орловцы — это как-то резко — орловцы, они все на самом деле, мягкие люди, но с большими культурными и даже, скорее, литературными, поэтическими возможностями. И это именно тот потенциал, который должен быть учтен при определении приоритетов в развитии страны в целом и нашего региона в частности. Никакая экономика не будет развиваться, если мы будем деградировать с точки зрения социальной составляющей.


Ɔ. Что с демографической проблемой в Орловской области и с социальной сферой?

Общие показатели, я думаю, среднероссийские. У нас нет чего-то прямо совсем в отрицательной динамике, и нет ничего, что бы было в суперположительной, такой средний уровень.

Что касается демографии, у нас есть несколько плюсов и несколько минусов. Один из наших минусов: мы близко к Москве, поэтому любой специалист из любой сферы, в первую очередь из социальной, государственной, муниципальной, понимает, что на Орловщине он за свою работу получит 20–30 тысяч рублей, а через четыре часа пути они превратятся уже в 100 тысяч. И любой врач или учитель будут в Москве востребованы. И для нас это проблема — удержать кадры на месте.

Наш большой плюс — то, что мы студенческий регион. Мало кто об этом знает, но в Центральном федеральном округе мы после Москвы занимаем второе место по количеству студентов на сто тысяч населения. По нашим данным, показатель Орловской области — 4,7, в Москве — 5,3. И большое количество вузов как высшего, так и средне-специального образования позволяют нам сегодня быть в ногу со временем, рассчитывая на инвестиционное развитие. Поэтому один из ключевых проектов, который я сегодня вижу в регионе как необходимый, — это кампус или центр современного сквозного образования, причем от школы до серьезной науки. К примеру, наш Научный центр на базе Университета имени Тургенева сейчас получает гранты в рамках федерального проекта «Наука», развивая направление, которым не занимается никто в мире: митохондрии как мишени в механизме нейродегенеративных заболеваний. Это касается лечения болезней Альцгеймера и  Паркинсона. Кроме того, у нас проводятся исследования по онкологии и сердечно-сосудистым заболеваниям, что тоже очень актуально для области, где пока соответствующие показатели смертности выше, чем среднероссийские. 


Ɔ. В целом по здравоохранению на чем вы сегодня делаете главный акцент?

Для того чтобы лечить правильно, необходимо, на самом деле, «оцифровать» всех пациентов области. Нам не врачи нужны, не компьютеры поставить в регистратуру как панацею. Нужно дойти до каждого пациента, проверить его, посмотреть его симптоматику, а потом определить, что с ним делать. Понимая, что мы не можем в каждом населенном пункте, где живут 10, 20, 50 человек, построить фельдшерско-акушерский пункт и еще найти туда фельдшера, мы за 2018–2019 годы много средств направили на то, чтобы купить мобильные установки.

К сожалению, я столкнулся с достаточно серьезным противодействием на первых порах, причем не только специалистов, но и населения, которое не до конца понимало, зачем все это делается. Люди привыкли жить без интернета, вставать в 7 утра и идти в «живую очередь» в поликлинику. Сейчас, благодаря нескольким общественным организациям, мы активно учим старшее поколение компьютерной грамоте. И дело сдвинулось с мертвой точки. Качество обслуживания решается и благодаря переоснащению поликлиник и больниц современным оборудованием. А в 2020 году будет полностью создана система информатизации в областном здравоохранении. 


Ɔ. На днях Фонд содействия реформированию ЖКХ упомянул Орловщину в числе отстающих регионов по реализации программы переселения граждан из аварийного жилья, несмотря на выделенные средства. Что вы можете об этом сказать?

Цена для расселения ветхого и аварийного жилья устанавливается не регионом, есть федеральная формула Министерства строительства, которая не имеет ни одного повышающего коэффициента, а только понижающие. За базу берется средняя стоимость на рынке по данным Росстата. В Орловской области мы получили стоимость квадратного метра жилья чуть меньше 34 тысяч рублей. В области минимальная стоимость квадратного метра жилья, которое я хочу своим жителям предоставить — не в бараках, а в новом или в нормальной «вторичке», — начинается от 40 тысяч. Значит как региональный руководитель я теперь должен 6 тысяч рублей к каждому квадратному метру добавить, поскольку эта разница не заложена в бюджет. Плюс к этому, в России существует норматив: аварийное жилье переселяется метр в метр, а значит, и деньги выделяются по тому же принципу. В советские времена в Орловской области была «орловская непрерывка», которая решала жилищную проблему, в том числе строилось и малометражное жилье. Но я не хочу, чтобы жители Орловской области жили в 15-метровых квартирах. 


Ɔ. Что вы можете рассказать о ситуации в экономике региона?

В свое время на Орловщине была промышленность другого порядка — это и Сталепрокатный завод, и Дормаш, и Коммаш, и Мценский литейный завод, то есть, как говорили во времена СССР, «гиганты индустрии». Сегодня мы вынуждены возрождать индустрию области, восстанавливать производство. Несмотря на проблемы, индекс промышленного производства в 2019-м составил 101%, рост объема отгруженных товаров 110%. Притом что в предыдущие периоды он был на уровне 90%. 


Ɔ. Вы восстанавливаете старые предприятия или создаете новые производства?

Старые воссоздать практически невозможно. Приходят новые предприятия, самые современные, в том числе и иностранные. На территории региона существует ряд известных на весь мир производств — «Керама Марацци», «Ливгидромаш» — крупнейшее технологичное предприятие, около 20% рынка погружных насосов, «Фригогласс Евразия» — это, по сути, представительство «Кока-колы», 20% российского рынка по вендингам, и сейчас они планируют занять 20% европейского рынка аппаратами из Орловской области. 


Ɔ. А что у вас происходит в аграрном секторе?

Появились латифундисты, но это произошло не сегодня и не вчера. Холдинги накопили большой массив земельных участков, 100 тысяч гектаров и более. Около полутора миллионов гектаров земли у нас — это посевные площади. Но просто увеличение таких площадей — это экстенсивный путь. Мы делаем ставку на технологии «умного земледелия», в том числе и иностранные: комбайн без механизатора на Орловщине не редкость. В 2018 году мы собрали рекордный урожай зерновых культур — 3 миллиона 190 тысяч тонн зерна. В прошлом году закончили год с показателем 3 миллиона 700 тысяч тонн зерна, прирост — 500 тысяч тонн за один год.

Безусловно, погода помогла, но с точки зрения урожайности мы сейчас выходим где-то на уровень 43–46 центнеров зерна с гектара в среднем по области. Наша особенность — наличие исследовательских аграрных институтов, это позволяет нам сегодня делать акцент на исследованиях в области селекции и генетики в сельском хозяйстве. Вместе с «Мираторгом» область реализует инвестиционный проект создания селекционно-семеноводческого завода, первого в России. И если сегодня, по нашим оценкам, Россия импортирует из-за рубежа около 7 тысяч тонн семян многолетних трав, то на нашем заводе мы сможем производить около 5 тысяч тонн. По сути, две трети объема импорта заместится только по факту введения завода в эксплуатацию. 


Ɔ. Вы возглавляете область, которая долгие годы ассоциировалась с мастодонтом нашей региональной политики Егором Строевым. Сложно после него работать? Вас часто сравнивают?

Нас сложно сравнивать, Строев — это целая эпоха, а я только начинаю работать. Приятно, когда говорят: «При вас в этом направлении стало лучше». Потому что развитие аграрной отрасли — это, безусловно, дело не сиюминутное, невозможно добиться каких-то результатов за один год. Поэтому здесь у нас потенциал достаточно большой, и благодаря тем людям, которые работали до меня, он накапливается. Как нас будут оценивать — потомкам судить. У всех есть свои победы и свои поражения. Нужно двигаться вперед и не оглядываться.

Беседовали Ксения Чудинова и Сергей Цехмистренко

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Дмитрий Орешкин
21 января премьер-министр Михаил Мишустин представил президенту обновленный список членов правительства. Политолог Дмитрий Орешкин рассказывает о том, кто попал в правительство, сломав привычные карьерные схемы, а кто в новом кабмине — главный антипод Кудрина
Сегодня премьер-министр России Михаил Мишустин представил Владимиру Путину состав нового правительства. Теперь список кандидатур должен утвердить президент. «Сноб» представил, как могла бы выглядеть общая памятная фотография министров из команды Дмитрия Медведева, которые не продолжат работу в Белом доме в 2020 году