Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Шоу Сноба на Youtube Шоу Сноба на Youtube
Все новости
Колонка
Долговая перезагрузка.

Стоит ли россиянам надеяться на обнуление кредитов

23 Января 2020 12:10
Решение набрать кредитов и перестать их обслуживать может оказаться самой успешной жизненной стратегией уже в ближайшем будущем. Загвоздка в том, что открыто это «окно возможностей» будет совсем недолго. Но те, кто слишком поспешит, рискуют серьезными потерями

Один из первых депутатских вопросов, заданных Михаилу Мишустину, когда он пришел в Думу на следующий день после своего выдвижения в качестве нового премьера, был о его отношении к идее ЛДПР списать россиянам долги перед банками. Мишустин ответил, что к идее относится плохо, поскольку списание долгов спровоцирует волну банкротств. Пострадают те, кто ни в чем не виноват. Ответ вызвал аплодисменты, хотя аргумент довольно странный. Понятно, что даже ЛДПР не пришло бы в голову предлагать повесить на банки расходы по списанию долгов. Раз уж наметился социальный поворот, если принято решение перестать так уж трястись над государственной «кубышкой», отчего бы государству не решить проблему, которую прежний министр экономики считал главной угрозой для российской экономики. Проблемой, которая из разряда экономических рискует перейти в разряд социальных.  

Фото: Олег Харсеев/Коммерсантъ

Весь 2019 год вокруг «пузыря» на рынке необеспеченного потребительского кредитования ломались копья. О рисках негативных социальных последствий говорили и в Минфине. И, если уж печься о здоровье российской банковской системы, угроза массовых неплатежей по необеспеченным потребительским кредитам гораздо скорее вызовет волну банкротств кредитных организаций, чем какая-то государственная программа частичного или полного списания кредитов тем, кто не в состоянии их обслуживать. Прежнее правительство, кстати, неоднократно пыталось то с одной, то с другой стороны подступиться к решению проблемы. Были идеи расширить возможности использования материнского капитала, разрешив гасить им не только долги по ипотеке, но и автомобильные и даже потребительские кредиты. Была инициатива того же Минэкономразвития обязать банки предлагать проблемным заемщикам самим выкупать с большим дисконтом свой долг прежде, чем продавать его коллекторам. В каждой из идей нашлись более чем серьезные изъяны, и государство ограничилось тем, что с 1 октября прошлого года серьезно ужесточило требования к заемщикам, которые могут претендовать на получение кредита. Что только усугубило незавидное положение тех, кто уже успел залезть в долги и лишился возможности их реструктурировать, снизив ежемесячные выплаты за счет более низкой ставки или более длительного срока погашения. Риск массовых дефолтов по необеспеченным кредитам это только усилило.

Справедливости ради надо сказать, что в России долговая проблема стоит еще не так остро, как в окружающем нас мире. По данным вашингтонского Института  международных финансов (IIF), глобальный долг, включающий в себя как государственный и корпоративный долг, так и задолженность домохозяйств, уже в конце третьего квартала прошлого года перевалил за 250 триллионов долларов. Эта цифра в 3,22 раза превышает размеры мировой экономики, что является историческим антирекордом. Согласно результатам исследования, долги домохозяйств бьют все рекорды в ряде европейских стран — Финляндии, Франции, Бельгии, Норвегии, Швейцарии, Швеции. Ситуация усугубляется высоким уровнем государственного и корпоративного долга практически повсеместно — от США и Китая до стран Африки и Латинской Америки. Все это замедляет темпы роста мировой экономики, делает монетарные стимулы все менее эффективными, усугубляет проблему неравенства и ведет к росту социальной напряженности. По данным опроса, который проводится компанией Edelman Trust Barometer в 28 наиболее экономически значимых странах мира, 56% опрошенных недовольны капитализмом. При этом во Франции эта цифра составляет 69%, в Италии — 61%, в Нидерландах, на родине капитализма — 59%. 

Хороших или справедливых решений ни в мировой, ни в российской экономике больше, похоже, не осталось

В значительной степени причина в том, что проблемы, которые привели к кризису 2008 года, начинавшегося с лопнувшего пузыря на американском рынке субстандартной ипотеки и продолжившегося как европейский долговой кризис, за последние 10 лет только усугубились. Сверхмягкая монетарная политика, отрицательные ставки лишь позволили вновь надуть уже существующие пузыри, причем эффективность этих мер неуклонно снижается. Разговоры о необходимости глобальной «долговой перезагрузки» — обнуления всех долгов и новой жизни «с чистого листа» звучат все чаще. Более того, то тут, то там начинаются робкие пока эксперименты по списанию части долга тем или иным группам населения. Инициатива депутата от ЛДПР Бориса Чернышова провести в Москве эксперимент по списанию долгов молодым семьям в возрасте до 30 лет фактически копирует программу, которая с февраля начнет работать в Амстердаме. Мэрия столицы Нидерландов через муниципальный банк выкупит долги молодых (от 18 до 34 лет) амстердамцев, предоставив им ссуду на погашение долга, а заодно и «наставника», который будет консультировать должников, помогая им в поисках работы или обучения той или иной профессии. Тем, кто будет следовать рекомендации наставников, долги спишут окончательно. 

Как бы отрицательно ни относился к идее списания долгов новый российский премьер, если в развитых странах начнется массовая «долговая перезагрузка» в отношении долгов домохозяйств, российским властям просто не останется ничего другого, кроме как присоединиться к общемировой тенденции. Произойти же это может на волне очередного кризиса, который большинство аналитиков теперь уже относят на конец нынешнего — начало следующего года. Так что решение набрать кредитов и перестать их обслуживать может оказаться самой успешной жизненной стратегией уже в ближайшем будущем. Загвоздка в том, что открыто это «окно возможностей» будет совсем недолго. Но те, кто слишком поспешит, рискуют серьезными потерями. Потому что, если набрать кредитов слишком рано, можно этого списания так и не дождаться. И попасть под процедуру личного банкротства со всеми вытекающими из него не слишком приятными последствиями. 

В списании долгов нет ничего ни хорошего, ни справедливого. И если процесс этот в мире примет серьезные масштабы, это с большой вероятностью приведет к демонтажу той модели, которая доминирует в мире последние несколько десятилетий и которая давно уже достигла пределов своих возможностей и даже вышла за них. Проблема в том, что хороших или справедливых решений ни в мировой, ни в российской экономике больше, похоже, не осталось.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Максим Блант
Гипотетический рост рождаемости на ближайшие два десятилетия усугубит экономические проблемы, связанные с нынешней «демографической ямой»: нагрузка на работников трудоспособного возраста только вырастет
Максим Блант
На фоне остального мира российская «стабильность» выглядит вожделенной «тихой гаванью», где можно переждать вероятные потрясения. Однако это работает только до тех пор, пока не началось глобальное бегство от рисков, а Путин не стремится в свойственной ему манере влезть в самую гущу событий
Максим Блант
Реагировать на рост неопределенности можно только одним способом: принять тот факт, что завтра или через неделю может произойти все что угодно, и подумать над «планом Б» на случай, если что-то (а то и все) пойдет не так