Все новости

Колонка

Двойной сплошной полицейский.

Отчего следователи не могут найти росгвардейца, избивавшего Дарью Сосновскую

28 Января 2020 11:50

От нынешнего российского режима нельзя требовать наказания для тех, кто зачищает от митингующих улицы российских городов. Они вольны творить что душе угодно. Открывать сезон охоты на несогласных, ломать им руки-ноги, калечить девушек

Со стороны поглядеть, что может быть проще этого дела. Есть видео, на котором полицейский бьет уже задержанную девушку кулаком по животу, имеется пострадавшая, найти подозреваемого за полгода без малого, прошедших с того дня, вряд ли было так уж сложно. Собственно, его вроде бы уже и нашли, а если журналисты обознались, то что мешало следственным органам исправить эту ошибку. Отмазать невиновного, назвать имя бойца, в компании себе подобных скрутившего и обезвредившего Дарью Сосновскую, и предать суду. 

Но это если оценивать происходящее по меркам классической юриспруденции или с луны свалиться. При ближайшем знакомстве с обстоятельствами, сопутствующими розыску преступника, легко понять, что дело это очень сложное и практически нерасследуемое. И нечего удивляться тому, что в течение полугода ни в МВД, ни в Росгвардии, ни в СКР, ни в Кремле, где осуществляется общее политическое руководство такими общественно значимыми делами, никто не знает, как к нему подступиться. Ну и в Басманном столичном суде, куда избитая обращается с жалобой на бездействие следственных органов, ей тоже помочь не могут. Потому даже рассматривать ее заявление не хотят, ссылаясь на то, что девушка якобы обратилась не по адресу.  

При ближайшем знакомстве с обстоятельствами, сопутствующими розыску неуловимого бойца, приходишь к мысли, что иначе и быть не может. Поскольку в полицейском государстве, каким безусловно является путинская Россия, конфликт между стражами порядка и обыкновенным избитым гражданином или избитой гражданкой непременно должен кончаться в пользу корпуса стражей. Особенно в том случае, когда граждане выходят на несанкционированные митинги и выражают некоторое недовольство, если их самих или людей, стоявших рядом, тащат в автозак. Вот как Дарья Сосновская, которая вступилась за инвалида, повязанного в ходе акции, и вскоре была задержана. 

Кары для защитников полицейского режима со стороны полицейского государства — это, согласитесь, какая-то дурная тавтология

Нет, это не значит, что все они, схваченные и доставленные в ОВД, обязательно будут осуждены и отправятся в лагерь. Многих из тех, кто вышел отстаивать свои конституционные права, отпустят домой. Иных судьи оштрафуют. Иных посадят. Бывает также, что людей внезапно оправдают, либо, что более привычно, приговорят к реальным срокам, а позже дадут условный. То есть разберутся, как в деле Павла Устинова, что человек просто вышел на улицу и заглянул в телефон, а ему за это впаяли 3,5 года, и впаяют всего лишь год условно. Не сразу разберутся, но все-таки. Доходит и до того, что после вступления незаконного приговора в силу лично президент Путин поручает Генпрокуратуре организовать его проверку, но прокуроров опережает Конституционный суд, принимая постановление о пересмотре дела Константина Котова. По-разному бывает. 

Единственное, чего не следует ожидать от полицейского режима, — это наказания для тех, кто, исполняя приказы начальства, зачищает от несогласных улицы российских городов. Им дозволено буквально все, за вычетом разве что немотивированных убийств, но этого мы с уверенностью не скажем, прецедентов еще не было. А так, если не считать давней уже истории с «жемчужным прапорщиком», исключения, подтверждающего правило, они вольны творить что душе угодно. Открывать сезон охоты на протестующих, ломать им руки-ноги, калечить девушек. 

Ибо кары для защитников полицейского режима со стороны полицейского государства — это, согласитесь, какая-то дурная тавтология. Это пересечение «красной линии» или, как с некоторых пор принято обозначать схожее явление в журналистской среде, «двойная сплошная». Полицейское государство, репрессирующее своих держиморд за нарушение закона при разгоне демонстраций, сразу бы их дезориентировало, и в следующий раз они бы вообще отказались винтить и разгонять мирно собравшихся граждан. То же самое и судей касается. Когда бы их, всех этих криворучек, отправляющих на зону заведомо невиновных россиян, власть бы исторгала из мантий, а то и привлекала к уголовной ответственности в рамках люстрационных судебных процессов, это была бы уже совершенно другая власть. Это означало бы, что режим рухнул и с полицейщиной навсегда покончено.

Задержание активистки Дарьи Сосновской во время несанкционированной акции в поддержку незарегистрированных кандидатов на выборы в Московскую городскую думу, 10 августа 2019 года Фото: Давид Френкель/Коммерсантъ

Оттого в одном из первых постановлений правительства Мишустина утверждаются стопроцентные надбавки к зарплате полисменам, росгвардейцам и военнослужащим, «обеспечивающим охрану общественного порядка в условиях повышенной сложности». А деньги им, вероятно, будут выдавать из тех немалых сумм, которые начислят оштрафованным гражданам. Оттого собирательного судью Криворучко никто не судит, и конкретного Криворучко тоже. Сажают и штрафуют тех, кто о нем невосторженно отзывается. Оттого никто по сей день не понес уголовной ответственности за подброс наркотиков Ивану Голунову, притом что сам президент гневался и еще в июне называл сфабрикованные против журналиста обвинения «произволом». А недавно даже анонсировал возбуждение каких-то таинственных дел против безымянных, естественно, злодеев. Оттого росгвардейца, который при всем честном народе и включенных видеокамерах засадил девушке кулаком в печень, прямо обыскались и в правоохранительных подразделениях, и в судах, но обнаружить не смогли. Хотя, конечно, он получит свое, и довольно скоро — вот эту стопроцентную надбавку за геройский труд.

Вообще полицейские режимы считаются символом тупости и в историческом плане обречены, однако это правда лишь отчасти. Во-первых, сроки их существования нередко исчисляются долгими десятилетиями, не всякая демократия столько проживет. Во-вторых, на свой лад они весьма креативны и изворотливы, с третьими президентскими сроками вместо положенных двух, удивительными конституционными поправками, которые мало кто может постичь, и хитроумными расследованиями собственных преступлений, где все как бы на виду, но подернуто охранительной дымкой. А за ней, в этом непроглядном тумане все они и скрываются: умелый в обращении с дамами росгвардеец, подслеповатый следователь, мятущийся судья, непреклонный в своей борьбе с беззакониями национальный лидер. 

Непрозрачный такой режим, но по сути понятный. Со стороны поглядеть — гнусный до безобразия. Приблизиться — родной и знакомый до боли, поскольку прожил при нем детство и юность, видел, как он рушился, и наблюдал, как возрождался и возродился.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Патриотическое воспитание идет полным ходом, однако нельзя сказать, что случаи издевательства над учащимися приняли уже необратимый характер. Напротив, подобные инциденты очень часто оборачиваются позором для тех, кто вовлекает в свои взрослые игры несовершеннолетних
Привычка облегченно вздыхать и радоваться, когда абсолютно невинных людей осуждают, но не отправляют в застенки, — свидетельство того незримого приговора, под которым сейчас ходит все российское общество
Нынешнее лето научило общество вступаться за тех, кого они считали жертвами произвола. Теперь пришло время экзамена на зрелость — защитить того, кто совершил неприятный поступок, но не заслуживает наказания от государства