Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Расщепление Освенцима.

Почему церемонию памяти жертв Холокоста пришлось проводить дважды

29 Января 2020 16:00
Траурные мероприятия в Иерусалиме и Освенциме не стали, как многие опасались, столкновением политик памяти России и Польши. Тем не менее борьба за интерпретацию Холокоста становится полем для все более опасных игр

Церемония поминовения жертв Холокоста, приуроченная к 75-й годовщине освобождения Красной армией концлагеря Аушвиц (будем использовать немецкое название для концлагеря, построенного возле польского города Освенцим), в этом году оказалась фактически разделена на два конкурирующих между собой мероприятия. Разумеется, это не утверждалось напрямую, однако разный состав участников и конфликтные ситуации, возникшие между странами, чьи лидеры предпочли разные площадки для отдания памяти жертвам исторической трагедии, оказываются в данном случае достаточно красноречивыми. 

Неприкрытое противостояние вокруг церемонии памяти жертв Холокоста возникло, прежде всего, между Россией и Польшей. Форум памяти жертв Холокоста в Иерусалиме 23 января, где одним из главных гостей был Владимир Путин, отказался посетить президент Польши Анджей Дуда. Памятные мероприятия на территории концлагеря Аушвиц 27 января в Польше в свою очередь фактически проигнорировала Россия. При всем уважении к Польше, вряд ли это можно считать имеющим общемировое значение. И все же чувствительность «польской темы» в сюжетах, связанных с Второй мировой войной и Холокостом, не позволяет игнорировать эти разногласия и заставляет присмотреться к произошедшему.

В значительной мере обострение ситуации вокруг двух площадок поминовения жертв Холокоста оказалось связанным с действиями России — точнее, с некоторыми поступками президента Владимира Путина. С конца прошлого года российский президент неоднократно и неожиданно резко высказался по поводу действий польского руководства накануне Второй мировой войны и фактически обвинил Польшу в негласной поддержке политики Гитлера, в том числе и в отношении евреев. Сейчас уже неважно, что непосредственно спровоцировало эти эскапады — принятие ли при поддержке польских депутатов резолюции Европарламента о доле ответственности СССР в развязывании Второй мировой войны, то, что Путина не пригласили на церемонию празднования 80-летия начала Второй мировой войны в Польшу, или накопившееся возмущение президента удалением памятников советским солдатам с площадей польских городов. Все это или что-то другое могло повлиять на российского президента. Факт, однако, в том, что он избрал Польшу объектом для жестких нападок, в отдельных случаях переходящих на личности: в декабре на коллегии Минобороны России он назвал бывшего посла Польши в Третьем рейхе Юзефа Липского «сволочью». Слова Путина, как и положено, поддержал наш политический паноптикум. С требованием к Польше извиниться перед евреями всего мира начал, например, выступать спикер Госдумы Вячеслав Володин. Польше посвящались те телевизионные ток-шоу, которые недавно обсуждали Украину. Все это производило впечатление скоординированной кампании, которая очевидно застала Польшу врасплох. Учитывая эти обстоятельства, в Варшаве забеспокоились, что Путин использует готовившийся в Иерусалиме форум памяти жертв Холокоста как площадку для новой атаки на Польшу — например, заявит о доле польской ответственности за создание предпосылок к массовому уничтожению евреев.

Польско-израильские отношения в последние несколько лет достаточно обострились. Поводом для этого стала именно предпринятая в Польше попытка законодательно запретить «возложение вины» за германские преступления на польский народ. В Израиле эту идею расценили именно как отказ говорить о роли и позиции польского общества в период Холокоста. Если бы президент России, находясь в Израиле в эти дни, решил коснуться темы исторического польского антисемитизма, то ситуация для Польши складывалась бы предельно неудобная. Именно поэтому Анджей Дуда хотел заручиться возможностью взять на этом форуме слово. Однако организаторы запланировали лишь выступления представителей России, Англии, Франции, США, Израиля и Германии. В такой ситуации, как позже объяснял уже премьер Польши Матеуш Моравецкий, польскому президенту, возможно, пришлось бы вынужденно молчать в ответ на «плевки в лицо». Поэтому высылать своих представителей (помимо посла в Израиле) Польша в Иерусалим не стала.

Впрочем, каковы бы ни были опасения Дуды и Моравецкого, сбыться им в Иерусалиме было не суждено. Владимир Путин выступил с достаточно выдержанной речью, упомянул о нацистских планах уничтожения славянских народов, в том числе польского, и не стал никоим образом поднимать «польский» вопрос.

Вскоре после окончания форума в Иерусалиме польский президент высказал различные претензии к его организаторам — в частности, упрекнул их в отсутствии упоминания роли Польши в продемонстрированных на форуме фильмах о войне и освобождении Аушвица, а также в использовании карт с неправильными границами довоенной Европы, которые использовались в этих фильмах. Впрочем, очевидно, что адресатом этого недовольства Россия была лишь косвенно. От того, что серия нападок на Польшу не продолжилась новым эпизодом в Иерусалиме, польский президент испытал скорее облегчение.

Возможно, в ответ на отсутствие острых нападок в Иерусалиме, а может, без всякой связи с этим, празднование освобождения Аушвица и поминовение жертв Холокоста в Польше также обошлось без замечаний, которые могли бы болезненно воспринять в Москве. Польские организаторы мероприятия решили обойтись без выступлений политиков и представителей государств. Единственное исключение сделали для приветственного слова Анджея Дуды. Польский президент в свою очередь не стал затрагивать в речи никаких спорных моментов, как, впрочем, и останавливаться на роли Советского Союза в освобождении лагеря, лишь раз упомянув, что ворота Аушвица открыли красноармейцы. По-видимому, это была демонстрация максимально возможного нейтралитета. (Не знаю, впрочем, стоит ли радоваться тому, что годовщина освобождения узников крупнейшего лагеря смерти побуждает лишь к проявлению холодного такта.) На совместной пресс-конференции с приехавшим в Польшу президентом Израиля Реувеном Ривлиным Дуда также упомянул, что между Россией и Польшей произошел «серьезный обмен мнениями по историческим вопросам». Впрочем, сказано это было при изложении претензий уже к израильской стороне. Дуда, в частности, сказал, что «понимает» обстоятельства, связанные с последним форумом в Иерусалиме, и знает, что его организовал личный друг Путина Моше Кантор. Возможно, поэтому, как предположил глава Польши, на форуме ни слова не сказали о героической роли поляков во время войны. Форма, в которой это было сказано, позволяла понять, что польский президент явно недоволен всей ситуацией.

В ответном выступлении Ривлин, в свою очередь, сказал, что Израиль помнит как героическую борьбу поляков, так и то, что значительная часть польского общества была равнодушным свидетелем Холокоста, а некоторые поляки помогали убийцам. Так что, судя по всему, даже при предпринимаемых Польшей и Израилем попытках наладить разговор о трудных моментах прошлого, пока диалог происходит в форме обвинений, неприятных или даже очень болезненных для каждой из сторон.

Годовщина освобождения концлагеря Аушвиц прошла, таким образом, без прямого столкновения нарративов новой исторической политики России и Польши, чего опасались не только в Варшаве. Возможно, польской и российской стороне хватило такта или обычного политического расчета не превращать годовщину в дипломатическую ругань на глазах всего мира. Впрочем, обстановка вокруг двух площадок празднования, а также прямые и косвенные упреки организаторам и неоднозначные слова, сказанные во время выступлений некоторыми политиками (в частности, Реувеном Ривлиным), показывают, что опасность раздирания памяти Холокоста по линиям напряжений, проходящим теперь через Старый и Новый Свет, никуда не делась, просто заинтересованные стороны удержались от прямой схватки.

Между прочим, заявить в эти дни о причастности Советского Союза к развязыванию Второй мировой войны решил не польский лидер, чего, возможно, опасались в Москве, а глава Украины Владимир Зеленский. Об этом он посчитал нужным сказать на совместной пресс-конференции с Анджеем Дудой после приезда в Польшу. Это на некоторое время сделало украинского президента главной целью инвектив официальных выразителей мнений от имени России.

Впрочем, Зеленский в эти дни в целом продемонстрировал достаточно неожиданное поведение, приехав в Иерусалим, однако уклонившись от участия в форуме («уступив» тем узникам концлагерей, которым не хватило мест на площадке), а затем возложив венки в мемориале Яд-Вашем к памятным знакам не только украинским, но и польским евреям (тем самым он сделал это за отсутствовавшего в Иерусалиме Дуду). И это, скорее, показывает, что в обстановке подобной гласной и негласной борьбы за интерпретацию памяти Холокоста на поле могут появляться нестандартные игроки, преследующие свои интересы и оригинально использующие возникающие противоречия. Хотя едва ли можно радоваться тому, что Холокост, так же как и вообще память о Второй мировой войне, становится предметом подобных все более рискованных игр.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
То, с каким жаром Владимир Путин цитирует документы, бросающие тень на политику Польши перед Второй мировой войной, позволяет думать, что им движет живое чувство, выводящее обычно сдержанного президента из равновесия
Нынешние правоконсервативные власти изначально готовили довольно противоречивый сценарий поминовения скорбной годовщины. Однако то, что должно было продемонстрировать единство друзей Польши перед новыми угрозами, источником которых откровенно назвали Россию, в итоге оказалось не вполне убедительным шоу без главного зрителя
Общаясь с журналистами, президент не проявил заметных слабостей и не допустил каких-то неприятных промахов. Скорее, лишь показал, как стареет национальный лидер