Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Собрание оскорбленных.

Почему в России так любят обижаться

31 Января 2020 10:55

В стране почти профессиональных оскорбленных новый скандал с «батонами» для керченских блокадниц не мог не вызвать очередную вспышку «народного гнева». Власть, кажется, созрела для того, чтобы начать напоказ карать уже своих чиновников, придя к выводу, что другой сценарий взаимодействия, кроме партсобрания, в нашем обществе недостижим

В Крыму разгорелся громкий скандал: работницы горсовета города Керчь решили поздравить проживающих там блокадников с годовщиной снятия блокады Ленинграда, но сделали это довольно неуклюже, вручив ветеранам вместе с памятными медалями по батону. Ну, точнее, это были вроде бы не батоны — сами чиновники, оправдываясь, заявили, что дарили пироги ручной работы, переданные диаспорой крымских татар. Но поднявшееся в интернете возмущение, понятное дело, такими смешными мелочами не остановишь — «жестокое унижение» и «оскорбительный цинизм» были самыми популярными эпитетами у обитателей соцсетей и журналистов. Гнев блогеров вообще страшная штука, посильнее «Фауста» Гете.

Как на заказ, президент Владимир Путин выпустил накануне поручение своей администрации и правительству — рассмотреть вопрос об усилении ответственности за оскорбление и совершенствовании механизмов опровержения недостоверной информации. Перечень поручений составлен по итогам декабрьской встречи с членами Совета по правам человека, где председатель общественной организации «Национальный антикоррупционный комитет» Кирилл Кабанов предложил Путину внедрить в законодательство статью об ответственности за оскорбление чести и достоинства гражданина.

«У нас ведь раздражителем в обществе является оскорбление чести и достоинства гражданина не только со стороны силовиков, но посмотрите, сколько в интернет выбрасывается чиновниками», — мотивировал Кабанов. «В целом я полностью разделяю вашу позицию, — неожиданно легко согласился Путин. — Если человек пришел на работу в государственный орган или муниципальный, еще хамит, людей оскорбляет, ему там не место».

Иоганн Фюссли. Эдип проклинает своего сына Полиника. 1786. США, Вашингтон, Национальная галерея искусств Фото: Wikimedia Commons

Из самого поручения, правда, элегантно изъяли пояснения про граждан и чиновников и добавили про недостоверные сведения. Теперь его можно понимать как знаешь. Если понимать буквально, без контекста, то выглядит все так, будто власти собираются просто увеличить штрафы за оскорбление государственных символов и институтов, а то и перевести это правонарушение из административных в уголовные. 

Но если все-таки о контексте не забывать, то по всему выходит, что, будь поручение уже исполнено, встать бы керченским чиновницам под статью. Попали под горячую руку — глава республики Крым Сергей Аксенов и так разбушевался не на шутку: велел провести расследование и принять «самые жесткие меры». «Председатель горсовета Керчи и все депутаты должны быть уволены с занимаемых должностей, лишены депутатских мандатов и исключены из рядов партии "Единая Россия"», — сказал как отрезал. 

Ну, партбилета-то наверняка лишат. Несколько дней назад единороссы целого главу Чувашии Михаила Игнатьева так вычистили — за то, что заставил офицера МЧС подпрыгнуть за ключами от пожарного автомобиля (или, выражаясь словами партийного руководства, за «демонстрацию чванства и барских замашек»). Игнатьева еще и с должности срочно выгнали. Но он тоже должен радоваться, что под дело не успел попасть.

У нас вообще люди давно уже натренированы оскорбляться быстро, четко, слаженно. Началось все с большого — в нулевых оскорблялись всей страной по поводу неподобающего поведения эстонцев и грузин. Потом, когда хор спелся, когда научились давать отпор иностранцам, стали разбираться со своими. После памятных плясок Pussy Riot в храме Христа Спасителя сочинили специальную статью «об оскорблении чувств верующих». В прошлом году еще добавили скорби — теперь нельзя проявлять неуважение к обществу, государству и органам власти. А в МВД решили, что хорошо бы еще отдельно запретить оскорблять полицейских в интернете.

Все нежные стали, прямо принцессы на горошине. Толерантность воспитываем не хуже, чем на Западе, только наше защищаемое меньшинство — это власть и ее репрессивный аппарат. И воспитание здесь имеется в виду не в смысле педагогики, а в смысле воспитательной цели исправительных учреждений. То есть кто с ходу не уясняет правила, отправляется в карцер.  

И что самое главное, искренности-то здесь ноль. Не интересует же никого, батон там был, пирог или еще что, понравился ли он самим ветеранам. Оскорбляются не потому, что обидно (плевали они на те батоны), а потому, что так у нас принято выражать лояльность и верность генеральной линии. Народное единство — это когда мы оскорблены одним и тем же с власть имущими.

Законопроекты об оскорблении чувств ветеранов, кстати сказать, несколько раз отклоняли. Ну, это явно потому, что не ко времени вносились. Сейчас обязательно надо снова попробовать.

Если примут закон об оскорблении граждан, он органично дополнит закон об оскорблении власти

Теперь власть разворачивает пушки уже на чиновников; вспомнила, что и граждан тоже оскорблять нехорошо. Партсобрание объявляется открытым, слушаем персональное дело комсомольца Иванова — молчи, Иванов, мы сами все про тебя скажем, как ты, гад, светлые идеалы предавал. Здесь, в общем, ничего удивительного нет: если власть опирается на постоянную борьбу с врагами, то на самом деле нет никакой разницы, где именно их искать. Разобрались с одними, переходим к следующим, кто под рукой окажется. Историческая практика показывает, что давить своих для верховной власти даже еще и полезнее, потому что так страшнее для зрителей. Нынче времена травоядные, никого не расстреляют и на кол не посадят, и даже «двушечку» Михаилу Игнатьеву вряд ли залепят, но штраф впаять и моральную порку по федеральным телеканалам устроить — это можно организовать; а если больше никого вокруг не останется, кроме губернаторов, придется и губернаторам, конечно, в колонии отправляться, а что делать.

Если примут закон об оскорблении граждан, он органично дополнит закон об оскорблении власти. Каждый закон об оскорблении — разделитель общества надвое: те, кого оскорбляют, против всех остальных. «Власть» и «граждане» окажутся зафиксированы как две отдельно стоящие социальные страты, два сословия, каждое со своими правами и ограничениями. Одна страна — две системы, как говорят в Китае по другому немного поводу. В таком изводе оскорбить гражданина нельзя — можно оскорбить социальную группу, коллектив, принадлежность к которому оскорбленному еще придется доказать, а вне группы его как бы и не существует.

Чем больше таких законов, тем конструкция сложнее: что, к примеру, произойдет, если поругаются между собой чиновник и полицейский, и при этом оба окажутся верующими? Чье достоинство окажется уязвленнее? Сейчас оскорбленными себя наверняка почувствуют крымские татары — за то, что их пироги так яростно отвергли. А потом русские националисты оскорбятся тем, что оскорбиться посмели татары. Ну и так далее. 

Здесь, думается, может возникнуть целая новая отрасль права, возможно, даже придется специальные суды создавать.

Всего этого нагромождения можно было бы избежать, если изобрести мысль о том, что люди равны в своих человеческих правах, и честь с достоинством у них индивидуальные, а не коллективные, у полицейских и чиновников, слесарей и программистов, верующих, атеистов и даже агностиков. И взаимодействуют они не как функция «гражданин» с функцией «председатель горсовета», а как человек с человеком. Пока что власть отчего-то выговорить этого вслух не в состоянии.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Спикер Госдумы РФ Вячеслав Володин принял на этой неделе тяжелый бой с выпускницей реалити-шоу «Дом-2» Аленой Водонаевой. Кампанию против «моральных уродов» поддержала тяжелая артиллерия в виде федеральных телеканалов. Эта история заставляет сделать одновременно удивительные и настораживающие выводы
Пока все держится на святой вере большинства инвесторов в то, что денежные власти по традиции зальют начавшийся уже пожар морем свеженапечатанных денег, всех, кого можно спасти, спасут и все вернется на круги своя, как минимум до американских президентских выборов
Новое правительство под руководством Михаила Мишустина сформировано, вице-премьеры и министры «расселись» по местам. Те, кто покинул правительство, переместились либо в администрацию президента, либо в смежные по прежней деятельности госструктуры: почти никто не забыт и не заброшен. Стоит ли теперь ждать от кабинета Мишустина экономического прорыва?