Все новости

Дети

Редакционный материал

Почему наши дети перестали ходить в походы

Вспомните, когда в последний раз ваши дети ходили в поход со школой? А хотя бы просто с классом выбирались на природу? И дело тут вовсе не в гаджетах

3 февраля 2020 10:40

Иллюстрация: Veronchikchik

Одно из самых сильных воспоминаний с границы моего собственного детства и отрочества. Прошло более 40 лет, и я думаю, что читатели простят мне неотчетливость некоторых подробностей. Потому что главное все эти годы я помню безукоризненно.

Итак. Ранняя весна, думаю, что конец марта — начало апреля. В городе снег уже почти растаял, за городом лежит в полный рост, то есть до колена и кое-где выше. Вечер, грязноватый и гулкий советский вокзал, сомнительные тени в углах, почти пустые электрички — дачный сезон в садоводствах (это было как раз время бума «шести соток на болотах») еще не начался. Группа полудетей-полуподростков (мне самой 12 или 13 лет), человек десять плюс две руководительницы, одна молодая и красивая, другая кажется мне старой (сейчас я понимаю, что «старой» тогда было около 45 лет).

Мы все садимся в электричку и едем далеко, кажется, куда-то в район реки Ящеры. Там выгружаемся на пустую платформу в полной темноте и идем гуськом через пустой поселок в лес. Где-то далеко лает собака и светит почти круглая печальная луна.

— Идеальная погода, — говорит женщина постарше. — Тихо и ясно. Думаю, все получится.

Мы идем молча, почти не разговаривая между собой. Внимательно и настороженно смотрим вокруг. Мы вообще молчаливы и наблюдательны.

Один из нас, высокий и хмурый мальчик, в  кирзовых сапогах и ватных штанах: его семья крестьянского происхождения, и свою лесную одежду он привез из деревни. Через некоторое время мы все начинаем по-темному ему завидовать: кирза, даже когда промокает насквозь, держит тепло. Мы, все остальные, в обычных зимних сапогах на молнии — они моментально промокли, в них набился снег. Не все даже догадались надеть шерстяные носки (я надела), у неудачников внутри почти сразу начинает хлюпать ледяная вода. Никто, разумеется, не жалуется. Только у меня за спиной старый школьный ранец, с которым я ходила в школу с первого по четвертый класс. У остальных разные хозяйственные сумки, которые хлопают по ногам, по боку и постоянно сползают. В сумках бутерброды с колбасой и  сыром, у троих — термосы с горячим чаем. Помним: ни небольших рюкзаков, ни пластиковых бутылок еще нет в продаже. Когда нам хочется пить, мы зачерпываем снег промокшими варежками и едим его.

Тропят руководительницы, по очереди. На прямых участках их иногда сменяют мальчики — опять же молча. У одной из них есть фонарик весом приблизительно грамм шестьсот. Включает она его редко, бережет батарейки.

Идем долго, нам кажется, что бесконечно. Проваливаемся в снег при каждом шаге. В какой-то момент становится жарко, мы расстегиваем куртки, снимаем шапки и варежки.

— Не потеряйте! Уберите хорошо, — сквозь зубы командует старшая руководительница. — Если кто-то там окажется без шапки или с голыми руками, ему хана и придется всем возвращаться.

Идем дальше. В какой-то момент, при проходе через ельник, следует новая команда: 

— Ломайте ветки. Каждый себе.

Дальше я иду с охапкой еловых веток и практически ничего не вижу вокруг и перед собой. Каждые десять-пятнадцать шагов кто-то падает. Вся цепочка останавливается. Он встает, и мы двигаемся дальше.

— Близко, — говорит молодая руководительница и указывает рукой. — Вон туда, где кусты. Тихо. Медленно.

Вокруг сосновый бор. Впереди какая-то насыпь (впоследствии выяснится, что это старая, давно заброшенная узкоколейка), над ней звезды.

Тихо и медленно вползаем в небольшую купу ивняковых кустов. Руководительницы указывают каждому место, куда положить ветки. Кладем, садимся на них. Некоторые (самые уставшие) сразу ложатся.

Кто-то пытается свистящим шепотом задавать вопросы. Ему показывают: молчать.

Лежим, молчим. После окончания движения сразу наваливается холод. Застегиваюсь, натягиваю шапку, варежки. Слышен стук зубов,  моих или чужих — не знаю. У меня в кармане несколько кусков подмокшего сахара (совет деда-фронтовика) — сосу сама и даю двум соседям. Девочка сбоку шепчет с отчаянием в голосе:

— Я, кажется, варежки по пути уронила…

— Черт, черт, черт! — шиплю я и даю проверенный совет: — Сунь руки под свитер, ближе к телу.

— Возьми мои, — говорит мальчик с другого боку.

— Нет! — отказывается девочка. — Ничего…

— Бери, у меня запасные есть.

Потом все лежат и молчат.

Иногда с окрестных сосен слышны такие звуки, как будто стреляют или хлопает белье на морозе. И еще что-то трещит.

Руководительница чуть слышно говорит:

— Вот. Ага. Это они. Скеркают и крехают. Все — шевелите пальцами. И на руках и на ногах.

Мы киваем, хотя и не видим друг друга.

Снег под нами постепенно превращается в ледяную кашу. Все промокло насквозь. Я потихоньку впадаю в морозное забытье. Может быть, даже засыпаю. Все останавливается, и только над головой между ветками медленно поворачивается небосвод. 

Девочка сбоку дергает меня за рукав и шепчет:

— Внимание.

Я шевелю пальцами и с трудом переворачиваюсь.

На насыпи, на фоне звезд появляются большие черные тени. Одна. Другая. Третья. Потом больше.

Они сначала с шипением тащат крылья по снегу, а потом начинают танцевать. Щелканье становится все громче. Большинство из нас, чтобы лучше видеть, встают на колени, как на коллективной молитве. Я сама чувствую, как округляются мои глаза, по спине бегут мурашки. Набиваю пересохший рот полурастаявшим снегом. Звезды гаснут, небо сереет, а потом розовеет, как будто смущается. Танец из менуэта постепенно приобретает характер фламенко. Огромные самцы глухарей грудью сталкиваются между собой. Перед нами — страсть, в самом чистом и незамутненном ее виде. Небо становится все выше и одновременно ближе.

— Пятьдесят лет они вот здесь токуют, — негромко, но уже не шепча говорит старшая руководительница. — Меня саму сюда возили. И того, кто меня, тоже… Самок видите?

Мы не отвечаем. Некоторые слишком замерзли. У большинства просто нет слов. Но наши души эволюционируют с каждой минутой увиденного и пережитого. 

У одного мальчика есть фотоаппарат — «Смена-7». Он пытается снимать. Спустя неделю, на очередном занятии нашего зоологического кружка, он покажет получившиеся фотографии — смутные размытые тени. Мы фыркнем и отвернемся.

У нас не останется селфи на фоне. Мы ничего не выложим в инстаграм. Мы вообще никому ничего не расскажем. Приедем домой на ранней рабочей электричке (сидячих мест нет, всю дорогу мы будем все вместе спать, полусидя на полу, вповалку, как щенки или молодые крысята). Переоденемся и пойдем в школу (у нас шестидневка, и всех нас отпустили в поход с одним условием: школу не прогуливать). Будем сидеть на уроках в своих дворовых школах и опять же молчать. И только глаза время от времени будут делаться круглыми и отчаянными от нахлынувших воспоминаний.

Недавно, в качестве комментария к одному из прошлых материалов, мне на почту пришло вот такое письмо от читательницы по имени Вера:

Почему в России умирает активный детский туризм

Понимаю, что смерть детского активного туризма в России далеко не самая острая проблема, но все же хочу о ней написать.

Итак, в России стремительно исчезает детский активный туризм. Не путайте его с отдыхом детей в стационарных лагерях и санаториях. Речь сейчас о тех ситуациях, когда вы организованно ведете детей на прогулку в лес, в горы или на речку. По данным «Союза организаторов детского туризма», количество детских палаточных лагерей в России сокращается каждый год примерно на 20%, а количество детей, участвующих в активном туризме, за последние 10 лет сократилось с двух до одного миллиона человек.

Причина упадка — чрезмерная зарегулированность, особенно усилившаяся в последние два года. Один только список законодательных актов, регламентирующих сферу активного детского туризма, на данный момент состоит из 96 пунктов. Чтобы повести детей в пеший поход, вам необходимо предварительно оформить порядка 70 разрешительных документов (clck.ru/M39VX), а каждый идущий с вами несовершеннолетний перед выходом на маршрут обязан пройти медицинский осмотр и получить разрешение медицинского работника (пункт 8.8 СанПиН: clck.ru/M38ZA). Только представьте, какой это бюрократический ад, и это только та часть, что предваряет путешествие.

Всю воду, которую вы планируете пить в походе, вам придется нести на себе из города. Пункт 3.3 обязывает поить детей в походе только бутилированной водой, на которую должны иметься документы, подтверждающие ее качество и безопасность. То есть нельзя просто взять и вскипятить воду, взятую из родника. И чиновников не интересует, идете вы в поход на один день или на неделю. При этом максимальный вес рюкзака ребенка, который регулируется пунктом 8.9, даже у мальчиков 17 лет (самая выносливая категория) ограничен 9 кг.

Поесть в походе чиновники вам тоже не дадут. Пункт 9.3: «Доставка пищевых продуктов осуществляется специализированным транспортом, имеющим оформленный в установленном порядке санитарный паспорт, при условии обеспечения раздельной транспортировки продовольственного сырья и готовых пищевых продуктов, не требующих тепловой обработки». Чиновникам плевать, что большинство туристических маршрутов проходит по лесным и горным тропам, где никакой транспорт и близко не проедет. «Полевые кухни оборудуются под навесом или в каркасной палатке для защиты от атмосферных осадков и пыли. Оборудуются разделочными столами, разделочными досками и поварскими ножами с соответствующей маркировкой: “СМ” — сырое мясо, “СР” — сырая рыба, “СО” — сырые овощи, “ВМ” — вареное мясо, “ВР” — вареная рыба, “ВО” — вареные овощи, “Х” — хлеб, “КС” — куры сырые, “Зелень”, “Сельдь”».

На чем готовить еду? Использование в детских походах газового оборудования запрещено (пункт 2.22: clck.ru/M39dD). А разведение костра допустимо только в специально отведенных для этого местах. Идет ли при этом дождь — чиновников не интересует. Кстати, посидеть у костра тоже не получится: детям в походе строго запрещено приближаться к костру на расстояние менее пяти метров.

Поставить палатку вам тоже не дадут. Пункт 2.1 СанПиНа запрещает размещение туристского лагеря на территории, эндемичной по антропозоонозным инфекциям. В эту зону входят более половины всех регионов России, признанных эндемичными по клещевому энцефалиту (clck.ru/M38V2). В том числе сюда попадает берег Байкала (Иркутская область и Бурятия). Если вы все-таки идете в поход в одном из редких регионов, где это еще можно делать, перед установкой палатки вам предстоит «генеральная уборка территории, скашивание травы, уборка сухостоя и валежника, очистка от колючих кустарников и зеленых насаждений с ядовитыми плодами, акарицидная обработка территории, мероприятия по борьбе с грызунами». При этом запрещено размещение палаточного лагеря далее чем в 20 минутах езды автомобиля от ближайшей пожарной станции (пункт 2.9: clck.ru/M39dD). Я вообще таких мест в наших лесах почти не знаю. Кроме того, Росгвардия и МВД обязывают вас огородить палаточный лагерь забором в целях защиты от террористов, но при этом Лесной кодекс запрещает вам городить какие бы то ни было заборы на территории земель Лесного фонда (rg.ru/2008/07/30/les.html).

И это лишь малая часть глупых и высосанных из пальца запретов. Сами почитайте про огнетушители, сертифицированных медиков и поваров, минерализованные полосы и аэрозольные баллончики от клещей, которые с одной стороны вроде как обязательны, а с другой — запрещены как легковоспламеняющиеся, и многое другое. А что, если наплевать на чиновничьи требования и отвести детей в поход просто так? Вас как организатора ждет уголовная ответственность, предусмотренная 238 статьей УК РФ: «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». И таких дел в России множество.

Активный туризм прививает детям любовь к родной природе и дает им навыки выживания в диких условиях. В некоторых странах (например, в Китае) путешествия по родному краю даже входят в обязательную школьную программу. В странах со свободной рыночной экономикой качество детского активного туризма обеспечивается рыночными механизмами и институтом репутации. Так и должно быть. Чрезмерный государственный контроль ведет лишь к коррупции и застою экономики. Единственная цель чиновников — сделать детский туризм фактически невозможным, чтобы самим не нести ни за что ответственности.

Дополнительная дидактика от меня, я думаю, тут не нужна. Все и так ясно.

Что хочется спросить в заключение:

Ребята, а мы не перестарались уже, ограждая нынешних детей от всего на свете, не давая им замерзнуть, ушибиться, ошибиться, подраться, проголодаться, соскучиться, самим себя занять и так далее и тому подобное? Не отнимаем ли мы у них нечто важное, без изначального, в детстве, обучения чему жизнь в реальном (но не виртуальном!) мире становится настолько сложной и трудноисполнимой, что кажется легче и разумнее сбежать от нее и спрятаться в пластмассовом пространстве резиновых и безопасных детских площадок, великолепных торговых центров и показушных социальных сетей?

Скажите мне, что я ошибаюсь.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
75 комментариев
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Светлана, 32 года, Новосибирск

Может быть, конечно, что я чего-нибудь не поняла в вашем тексте, но эти угрюмые молчаливые дети в ватниках и кирзе, готовые упасть в растаявший снег по первому слову руководителей и лежать там до рассвета, ни малейшей симпатии у меня не вызвали. И я совсем не хочу, чтоб мои дети были такими и так жили. Что они там смотрели? Спаривание тетеревов? Это действительно сейчас необходимо для взросления, вы думаете? Да еще в таких условиях! Чем думали родители, когда детей отпускали на ночь, я не понимаю. Без связи, тогда ведь мобильников не было, а если бы ребенок в этом ночном лесу ногу сломал или хоть подвернул? Что тогда? Руководительницы эти вообще по всей видимости безумицы какие-то  без личной жизни. Даже не сообразили проверить обувь у детей! Это ведь был какой-то зоологический кружок, да? Да их бы сейчас за такое засудили и правильно сделали, я полагаю.

Вера у вас пишет, что в Китае краеведение хорошо развито и к детскому туризму требований меньше. Ну так вот - и эпидемии у них одна за другой, это ни о чем не говорит?

В общем как хотите - но вы ошибаетесь.

Пусть сегодняшние дети будут одеты не в кирзу, отдыхают безопасно и гигиенично и играют на безопасных детских площадках. Такое мое мнение.

 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Уважаемые люди!
Если у вас есть что сказать по теме вот этого поста, но вы не являетесь подписчиком и членом клуба, то пишите вот по этому адресу katgift12@gmail.com

и пишите пожалуйста откуда вы: пишет Елена из Петербурга, пишет Анна из Германии и тд.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Вячеслав из В. Новгорода
Даааа… Сегодня бы за такой поход учителей из школы бы на раз выгнали, заикнись хотя бы кто-нибудь из детей родителям о сидении-лежании на каше из снега, слегка прикрытой лапником. Родители и настучат, даже если чадо и не чихнуло в результате.
Последний раз «в поход» моя младшая дочь ходила с детским садом, за речку к ближнему лесу (детсад от речки в километре). Старшая — даже не помню.
Сам я просто обожаю ходить в лес (хотя токующих тетеревов ни разу не видел. Что удивительного — я даже орешник с орехами ни разу не видел, бываает же такое, а я хожу с 16 до сегодняшних 58, каждое лето-осень, и не близко хожу). И пытался приучить к лесу обеих дочерей. Пока были маленькие — ходили, с удовольствием, жгли костер, старшая любила на нем зефирки жарить. В процессе могли покапризничать, поплакать,  иногда даже свернуть обратно на полпути. Но вот в позапрошлом году (лето было дождливое) я выкроил в августе погожий день и мы поехали в лес. По пути атаковали слепни — по моим меркам, несильно. Что тут началось! Слезы, хором — пойдем обратно и т.п. Попрыскал репеллентом — частично помогло. Еле довел до места, там запалили костер, насекомых отогнали, вроде всё забылось. Но на следующий (прошлый) год обе в лес — ни в какую. Старшая заявила: «я лесофоб». Младшая тоже отказалась. Вижу, что это надолго. Грустно.
А что касается «коллективного туризма», его убили, да. После громкого случая на озере. К сожалению, у нас всегда так: ведь там нарушали всё, что только можно, и это было не в первый раз и практически с ведома всех контролирующих органов, но вот выплыло наружу — и страдают-то как раз те, кто не нарушал.
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Алёна из Санкт-Петербурга. Екатерина, увы, не ошибаетесь! Перестарались, это точно. Но мне сложно присоединиться к «мы» в этой фразе. В моем детстве тоже были походы: и с классом в лес пожарить сосиски на костре, и зимой с ночёвкой в рамках туристического кружка, и участие в турслётах. Так как мой отец сам был заядлым туристом, водил группы в походы, организовывал подобные мероприятия в пионерских лагерях. Мне очень хочется, чтобы у моего ребёнка это всё тоже было.

Я ни сном, ни духом не ведала о нынешних правилах, постановлениях и прочих бюрократических документах, пока вы не рассказали. Если бы мне предложили подписаться под их введением, я бы никогда не согласилась. Можно, конечно, говорить, что это творит власть, которую мы сами выбрали, но я своей причастности к этому выбору не ощущаю. Теперь знаю и не смогу закрывать глаза, буду по мере сил и возможностей бороться. 

С другой стороны, дети тоже стали совсем другими. Когда мой отец вместо туризма увлёкся большим теннисом, он организовал детский спортивный центр и стал вывозить детей на сборы и соревнования. Тот уровень комфорта, который более чем устраивал детей в 90-е гг., совершенно не устраивает нынешних ребят. Теперь они только и знают, что звонить родителям с жалобами, что их не так поселили, невкусно накормили и вообще плохо обихаживают. Конечно, это вина не нынешних детей, а нас с вами как родителей. Поэтому откуда возникла часть современных безумных правил, понятно. 

Для себя я вижу только один выход – организовывать вылазки в лес для своих детей самой, кооперируясь с друзьями, которым это тоже интересно. Станет дочка постарше – обязательно пойдём в поход в составе смешанных групп, такой туризм пока вроде ещё жив )))

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый день, Екатерина! пишет Вам Анастасия, ныне из Москвы, но времена активного хождения в походы пришлись на жизнь мою ребенком в Иркутске, ребенко-подростком в Таджикистане. 

Мое прошлое вообще сложно себе представить без походов. Даже одно из самых ранних воспоминаний, относящееся к годам 4м, связано с походом - пошли в лес, я увидела медвежонка и ломанулась к нему, а старшая сестра с выпученными от ужаса глазами, "отчего-то" схватила меня в охапку и ломанулась в обратную сторону. Страшно я тогда на нее обиделась - не дали медвежонка погладить... 
Почти все походы мы ходили с родителями, старшими братьями-сестрами, друзьями родителей, их детьми и просто детьми, без взрослых. Группы достигали до 30 человек детей (ну и взрослых в таких группах было, конечно, побольше). Походы были и однодневные, и многодневные - для более подготовленных ребят. "Более подготовленные" состояли, как правило, в клубе при ДОСААФ, от которого никаких хлопот мы не знали, а иногда даже пользу - то автомобиль организуют до базового лагеря, то чаепитие по случаю нового года. В походах никакой особой охраны, кроме здравого смысла: палатки, костер, еда с собой, если удавалось поймать грузовик, который бы подбросил до места километров 10-15 по ухабистой горной дороге - удача. Грузовик, понятное дело, открытый, залазили через борта и ехали, вцепившись в них же, иначе страшно что вытряхнет. Страшно и прекрасно одновременно; кто я была бы, если бы не эти воспоминания.
В Киргизии еще сталкивались со стадами яков, оводами, переправами через бурные реки, оползнями и прочим, прочим...
Сейчас походы стали существенно реже и короче. В основном, потому что нет компании. Доходит до абсурдного - в качестве компании на 3хдневный "поход" (выехать на машине на берег озера и пожить в палатке с приготовлением еды на костре) вызвалась девушка 20 с лишним лет, которая ни разу в жизни (!!!) не была даже в таком "походе". Стоит ли говорить, что осталась в восторге?...
Если убрать эти воспоминания, этот опыт - что от меня останется? половинка, да и то не факт. 
Я думаю, что преодоление всяких таких трудностей - это познание собственных границ, принятие ответственности за себя и окружающих, а еще понимание что когда сил не осталось, они все-таки остались, если очень-очень нужно. Это про веру в себя. Кроме того, это же очень красиво.
Своим детям непременно покажу что такое туризм, пока маленькие - выбора не останется, а потом пусть сами решают. Лет пять на то чтобы разъяснить что в этом можно любить - есть.
Полагаю, выход в том, чтобы не какие-то руководительницы детей водили, а мамы с папами с детьми... тогда это и не организованный туризм, а семейный выход?... Как с точки зрения регулирования?...
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Екатерина, добрый день,
укажите, пожалуйста, имя автора текста, который я прислала, - Захар Сарапулов.

https://www.facebook.com/ZakharS/photos/rpp.322247491779697/463058661031912/?type=3&theater  

 
Вера, Москва
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Ольга, Великие Луки

Все так и есть. Мы с мужем сами туристы, водим своих детей в походы сами.
Во всех классах на родительских собраниях на вопрос "чем бы эдаким развлечь детей", муж говорил про поход.
Он готов был сводить всех, предлагал начать с однодневного без ночевки, чтоб каждый оценил свои силы,
сам почувствовал, какое необходимо снаряжение, или понял, что это не для него.
Многие относились настороженно, но многие загорались. Но все без исключения учителя так и говорили - 
они не готовы делать это школьным мероприятием, им даже в театр детей сложно вывести, а поход - из области фантастики.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Ольга, 47 лет, Германия


Здравствуйте, Катерина!
В Германии тоже сейчас об этом говорят. Немцы моего поколения очень много ходили в походы, больше, чем это было принято в СССР. Организованно и оснащено всё это всегда было отлично. Целая индустрия. Требования, которые перечислила в письме Вера, соблюдаются. Но ни сегодняшняя молодежь, ни дети походы не любят. Не нравится категорически. Не могу сказать почему. Может просто вышло из моды? А потом снова вернётся.

Я росла в посёлке в тайге. В походы не ходила. Мы и так каждый день были в лесу. Однажды в старших классах нас учительницы повели в поход. Видимо в школьной программе было. Мне тогда показалось скучно. Просто гулять в лесу было гораздо увлекательнее. 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваМожет быть не любят как раз потому что соблюдаются перечисленные в письме требования?;)) И все выглядит до предела заорганизованным? Я бы тоже кажется так не любила...;))
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Татьяна, Москва, 35 лет

 
Ваш пример меня поразил. Нас организованно в походы никто не водил. Но я ходила с папой на охоту. В том числе и на глухарей на ток. Есть период, когда такая охота открыта. И на уток тоже, где-то март апрель  Тот же возраст. Тот же лапник. Но я была одета нормально! И папа следил, чтобы я не замерзала. И снег мы не ели. Были фляги с собой. Но то, что вы описываете, ни в какие рамки не лезет. И в тех условиях можно было организовать безопасный поход.
Теперь про сейчас. В Москве поэтапно отменяли организованные походы куда-либо. Сначала за МКАД, потом на автобусах, в этом учебном году запретили даже организованный поход в театр. У меня дочь в 8 классе, поэтому я знаю. А я в 90-е всё золотое кольцо с классом объездила.
При этом помним про Сямозеро, в прошлом году палаточный лагерь сгорел, ещё раньше на море, кажется Азовском, дети утонули. Не знаю, то ли в СССР всё же был какой-то контроль, то ли скрывали всё тогда. Но сейчас детские лагеря действительно опасны
Вывод мой: ваш пример небезопасный, но организованный отдых, в том числе на природе, у детей должен быть. Вопрос в том как его правильно организовать. Может быть, обратиться к опыту тех, у кого получается? Скауты в США, например.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Я еще добавлю, что такая бюрократизация касается не только походов. Сейчас и культурные походы жестко регламентированы. Если пойти куда-то в своем городе, то еще более-менее. Но выбраться в соседний город - уже страшное дело. Раньше классные руководители охотно брались куда-то съездить, детей свозить. А сейчас там и сопровождение медперсонала, и справки из ГИБДД. Есть люди, которые этим специализированно занимаются, но стоимость выросла с такими требованиями в разы. 
Из нашей Коломны съездить в Москву - целая история, а как решают эти вопросы люди, которые живут, например, в деревне - ума не приложу. 
 
 
Анастасия, г. Коломна

 

 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте! Пишу вам по теме походов. Сама я увлеклась походами только в 22 года, но, думаю, это пожизненно. Так вот, во-первых хочу сказать, что походы, даже с одной ночевкой - это все таки не для всех. Кто-то, как я, понимает, что это любовь жизни, для кого-то категорический ужас. Думаю, в советское время априори считалось, что походы, геологи и подвиги - каждый обязан уметь. Сейчас не так и это хорошо.
Но во-вторых. Я много ходила в походы со знакомой, которая руководит детским походным клубом (без дураков походы, многодневные, все палатки, еду и одежду дети тащат на себе) и дп, считаю, что плходы для детей очень важны. Развитие самостоятельности, умения принимать за себя решения, взаимовыручки, понимание характера в тяжелых условиях - своего и других людей. Даже, как не забавно, сейчас многие девушки, как мне кажется, в обычной жизни совсем не замечают насколько сильнее и выносливее их мужчины.
В-третьих. Да, ситуация с походами - как аы описали. Та моя знакомая руководительница походного клуба с огромным трудом водит детей в походы, с каждым годом все реже и реже. Ей не дают этого делать.
В-четвертых. Радостная новость. Коммерческим группам пока все делать дают! Есть огромное количество компаний, организующих платные походы. Конечно, для человека, вмегда ходившего с друзьями или настоящими турклубами это не то. Но! Там тоже несут рюкзак, там пьют воду из родников и разводят костер. Есть такие походы даже для детей с 0 лет ))) Отличаются тем, что обязательно с родителями и палатки с места на место перевозят машинами. А горы, переходы, костер - все есть. Такие походы стали для меня спасением для приобщения к ним сына с 3х лет, который не любит ходить, но любит компанию и болтать. Печаль платных походов - это то, что в них регулярно попадают люди, не представляющие себе поход в принципе и считающие, что все включено. Для них огромным сюрпризом оказывается необходимость самим далеко и тяжело ходить, нести рюкзак, дождик с неба...
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый день, меня зовут Лена, я из Москвы. История про поход в лес не смогла оставить равнодушной) Ведь это инициация, такой инсайт. Не сомневаюсь, подросткам много давший. Но времена меняются, сейчас всюду стараются подложить соломки, и это совсем неплохо. В вашей истории 1) дети могли заболеть 2) на пути мог попасться псих с ножом - и так далее. Я, конечно, смотрю с позиции родителя. Но как ребенок, заставший СССР, могу сказать, что безоговорочное подчинение "старшим" (что необходимо для инициации) не благо, старшие далеко не всегда пример для подражания. Ваша история про "преодоление" чего-то. Но зачем это детям сейчас? 

 У меня есть знакомая, которую таскали в походы (многодневные походы с рюкзаками и котелками) с шестилетнего возраста. Лес и деревню терпеть не может. Слово "поход" для нее пытка, по-моему. Есть знакомый, у которого родители без походов жизни не представляют. Мальчика с собой сначала таскали, потом оставляли наедине с компьютером. С ним он и остался. Максимум, может съездить на дачу. 

Все зависит от степени заинтересованности ребенка. А не "все идут, и ты иди", "не ной", "а как на войне было", "твое мнение ничего не значит". Походы хороши, когда нравятся всем. Это было развлечением - так и развлечений тогда было немного. Лично наш выбор - бердвотчинг :) П

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Антон:

Всё, что вы написали, относится как я понял к оказанию услуг. Частным порядком, с семьей и друзьями, идите куда хотите и пейте из любой лужи. разве нет?
Мне 40 лет, и я вам без эмоций расскажу о своем личном походном опыте в последних классах школы.
*
Байдарочный поход в начале августа на Ладогу, я ходил сам. Позвали друзья, собиралась группа с тренером от районного дома пионеров, но вроде как неофициальная — был 1994 год или около того, разбери там где что там официальное. Выдали мне байдарку в разборе, с дырявой шкурой, велели клеить дырки резиновым клеем. «Моментом» сказали не клеить, «момент» не водостойкий. А не сказали бы, я бы «моментом» клеил — было проще купить. На дырки ушел тюбик, как сейчас помню — так их было много. То ли неделю, то ли 10 дней мы, человек 10-12, на двухместных байдарках, курсировали по ладожским шхерам. В один из переходов попали в шторм. Мы с напарницей отбились от основной группы, потому что солнце было уже низкое против взгляда, волны высокие — мы потеряли визуальный контакт с группой и взяли курс на ближайший остров, не будучи уверенными что это наша цель. Куковали там больше часа, ходили по берегу искали своих; были напуганы, уже готовились ночевать (палатка была, а вот ни жратвы, ни спичек ни питья не было). Увидели, слава богу, сигнальный костер на соседнем острове (недалеко потерялись), прыгнули в байдарку и до ночи успели приплыть. Я не знаю, что там думал тренер, но никто нас активно не искал.
В этом же походе мы дневали у подножия какой-то скалы с маяком на вершине, то ли 50 метров высотой, то ли сто — не помню. Это была самая высокая доминанта в окрестности. Мы, конечно, после обеда дружно пошли на вершину. Лично я в тапочках-сланцах. Последние метров 10-15 наверху уже было настоящее скалолазание. Девчонки, конечно, не полезли, а все пацаны вскарабкались. А потом вдруг оказалось, что залезть на кручу не проблема, а вот слезать, когда голова у тебя сверху а ноги снизу  — вот это проблема! В-общем, девочки с тренером снизу с площадки говорили голосом куда ставить ногу и где зацеп для руки, и эти 15 метров гребня только так мы и пролезли вниз.
Но в целом, общее воспоминание осталось очень тёплое — примерно в духе вашего рассказа. Когда тебе 15 лет, это всё веселое приключение.
*
На следующий год позвали снова, но я за день до выхода траванулся и поехать не смог физически. Бог уберег) В тот год 4 августа шарахнул чуть ли не заморозок, до +4 по Ленобласти. Потом вернувшиеся рассказывали, что как обычно, они вечером попали во внезапный шторм. У одной пары байдарка была без одной юбки (резиновая «юбка», которая растягивается от пояса на «очко» байдарки и герметизирует от попадания воды извне). Им внутрь набросало воды до того, что они стали погружаться. Сами вынырнули, а байдарка со всеми вещами пошла к глубокому ладожскому дну. Их взяли на хвосты других байдарок, все притащились в ближайшую точку берега, на какое-то болото, и стали сушить несчастных и пытаться не околеть самим (под ногами болото, вокруг шторм и +4С, одежда у всех летне-осенняя). Рассказывала подруга Катя, до сих помню её фразу «я Лёве отдала свои трусы, у меня были сухие». Наутро свернули весь поход по кратчайшему маршруту до ближайшей электрички, конечно.
*
В лето окончания школы (1996) наша самая умная девочка отправилась с друзьями-хиппи в Крым. Не совсем, конечно, поход, но что-то у них там было типа палаточного лагеря. Я успел заскочить к ней в гости перед этим, она предыдущим днем приехала из какой-то другой поездки. Половина головы была у ней в косичках, а вторая половина не заплетена. Она говорит, приехала, помылась и вырубилась. А мама, которая соскучилась по своей перелетной птичке, сидела у кровати и заплетала косички. Смогла заплести только на одной стороне, перевернуть тело на другой бок не удалось. Так трогательно. Ну и вот. И приехала потом эта девочка из Крыма в виде тела в цинке. Полезли они там на какую-то гору, она сорвалась. Всем классом хоронили на Северном кладбище, тоже август был. 
 
Вот такие истории. Я за всё хорошее против всего плохого. Я не знаю, что хуже — зарегулировать походы до состояния «невозможно пойти, потому что нет таких условий», или оставить полностью разрегулированными как во времена моей юности. Но я бы перед тем, как отпускать своих дочерей в любой дальний поход, показал бы им фоточку той девочки (сохранилась на память), рассказал бы им эти истории и попросил бы обязательно вернуться на своих ногах. Может быть, они проникнутся и передумают идти?
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет вам Наталья из Петербурга.

Походы в детстве у меня были. Самые запомнившиеся - в пионерлагерях. 
Поход бы, как правило, наградой за что-то выдающееся, например, за победу в конкурсе или соревнованиях. И отряд-победитель награждали правом встретить рассвет. 
Накануне мы от возбуждения и радости долго не могли уснуть. А потом нас поднимали в три часа ночи, и мы выходили в кромешной тьме из лагеря. Шли нагруженные одеялами, ведрами с вареными яйцами, какой-то нехитрой провизией и алюминиевыми кружками. Шли широкой проселочной дорогой, а над нами были звезды от горизонта до горизонта (Тиха украинская ночь. Прозрачно небо. Звёзды блещут...) Вожатые приводили нас к Днепру. Мы тут же падали на землю - спать. Но нас будили собирать валежник. В полной темноте мы расползались во все стороны в поиске дров. Наощупь ломали ветки кустарника. Потом пытались разжечь костер из зеленых сырых веток. Потом, черпнув в котелки воды из Днепра, кипятили чай. Пили горячий чай, заедали яйцами, хлебом. Почти спали при этом. И в какой-то момент, уже в полудреме, мы слышали крик вожатых - ВСТАВАЙТЕ!!! Мы вскакивали, и упирались взглядом в огромное солнце, встающее из-за горизонта. Это было невероятное зрелище. Ради этих нескольких секунд мы прощали вожатым ранний подъем, тяжелые ведра, едкий дым сырых веток в костре.
Возвращались героями, грязными, прокопченными насквозь. И лагерь нас встречал героями.
Родители это воспринимали совершенно спокойно, тем более что отдых дикарями, с палатками, был в моде. Мелкие травмы или понос тогда воспринимался как нечто не стоящее внимания.
Сын в подобные походы уже не ходил, увы. Действительно, любые наши прожекты в школе упирались в регулирующие требования. Да и особых фанатов таких вылазок на природу мы в своей школе не встретили.
Думаю, если бы в классе были активные родители, которые могли бы организовать подобную вылазку неофициально, и только для желающих, то мы бы на такое решились. Но - увы... Кроме регулирующих требований порой нет согласия и среди родителей...
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Марат из Красноярска

 

Почему ВАШИ дети перестали ходить в походы?

Я не знаю, почему ВАШИ дети перестали ходить в походы… Мои ходили, ходят и будут ходить. Да, конечно, нам повезло, мы живем в благословенном месте: Сибирь, Енисей, Красноярск, заповедник «Столбы» - теперь нацпарк. Двадцать минут на машине, восемь минут на канатной дороге и вы в тайге! В настоящей тайге с медведями, буреломами, лесными избушками, причудливыми скалами, разбросанными по горным хребтам.

Старшие дочь и сын с удовольствием ходили и на избу, и на «ночевки» в дикую тайгу. С радостью встречали рассвет на скалах, есть такая «столбовская» традиция. Подробнее о социокультурном феномене «столбизма» на сайте www.stolby.ru. Лазили по скалам летом зимой, мерзли, мокли, пили из ручьев, ели снег, спали под открытым небом и радовались, что у них есть целая тайга. Их тайга!

 Я водил их классы в заповедник: дети лазили по скалам (обязательно со страховкой), прыгали с вершины на вершину (страшно, но нужно), одевали старые шинели и прыгали (о, ужас) через костер, спали вповалку под крышей лесной избушки… А потом в школьных выпускных альбомах писали о том, что это были лучшие воспоминания за школьные годы…

В ближайшую пятницу я поведу на «Столбы» в избушку племянницу (6 лет) и младшего сына (11 лет). Перед избой мы обязательно залезем на скалу. Примечательно, на неё не полезли летом двое взрослых мужчин из Москвы, которым я организовывал экскурсию.

Весной поведу на «Столбы» класс младшего сына. И «повторится всё как встарь…»: костры, вода из родника, прыжки в снег… Им повезло: их классный руководитель молодой инструктор по туризму, уже организовывавший им вылазки в лес, в пещеру «Большая Орешная».

Какие родители, такие дети. Пусть пьют бутилированную воду, купаются в очищенной по санпинам воде, общаются со сверстниками исключительно в сетях и играх, живут в синтетическом мире… 

Фобии родителей: грязь, клещи, медведи, опасные скалы, «мокрые кроссы», отсутствие гигиены, и прочь – это железобетонные стены вокруг их чад, запертых в грязных и опасных городах. Из маленького трусливого урбаниста, вырастет большое унылое урбанистище.

А нам-то что – полируйте пыльные скамейки в городских парках! Меньше народу в лесу – больше кислорода для нас. Видимо есть «цифровые» люди, которые стремятся себя и своих детей пожизненно упаковать в «зону комфорта», пить хлорированное, есть дезодорированное, «улучшать» иммунитет с помощью содержимого маленьких пластмассовых бутылочек, присыпать любую ссадину порошком из антибиотиков… А есть другие люди – живые – мокрые, замерзшие, проголодавшиеся, помывшие руки дождевой водой, узнавшие вдруг своего одноклассника не по аватарке, а по тому как он нёс твой рюкзак, а потом отломил половину домашнего бутерброда, самого вкусного бутерброда в мире, когда ешь его, свесив ноги со скалы, вглядываясь в бесконечность тайги.

Дочь закончила МГУ, осталась в Москве, старший сын живет в Гуанчжоу (Китай). Таёжная школа выживания, опыт лишений, борьба с холодом, голодом и дискомфортом уже не раз пригодилась им в мегаполисе. Выжил в тайге - выживешь где угодно!

Не понимаю: почему Ваши дети перестали ходить в походы?!

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елена из Волхова. 

 
Да, фантазия наших бюрократов гораздо богаче, чем моя... Надеюсь, что маятник дошел до своей крайней  точки  и теперь  качнется обратно. Хотя  не удивлюсь,  если законодатели додумаются регламентировать семейные  походы и будут привлекать  к отвественности родителей, если их дети травмируются. -((
  Какие  плюсы я вижу ( хотя и с трудом) в нынешней ситуации? 
В головах  ответственных  поход утвердилась  мысль, что за детей они отвечают . Нет , не для всех это было очевидно, я знаю пару историй, которые лишь по счастливой случайности закончились хорошо.  Для примера :  после веселого рассказа молодого человека , как он повел детей на другой берег Волги  по недавно вставшему льду,  не поставив в известность никого,  я  не удержалась и спросила, а как сейчас он оценивает  свои действия.  Человек искренне не понял, в чем проблема. Это, конечно, патология, но все же...  
О потребности детей ходить  в походы: я знаю  двух  сестер, одна из которых  убежденный "лесофоб" , а вторая -- наоборот.  Родители  лес и походы любят, но без фанатизма.
 Я не люблю именно походы, где надо тащить  рюкзак,  с трудом представляю, что полюбила бы это, если бы нас таскали в походы от школы.   Тем более , что отказываться тогда было не принято. Наша семья жила в поселке в Коми, лес был вокруг  и был  естественной  частью нашей  жизни.  Жили мы в нормальной комфортной городской квартире, а лес и на реку  ходили  и просто так,  и за грибами  или за рыбой.  Отец лес любил,  и мы с ним каждое   воскресенье  круглый   год бывали в лесу.  Я знала всю округу на 10-15 км . Моя одноклассница мне завидовала,  потому что в их семье в лес не ходил никто.  А моя мама в лес выбиралась только 2-3 раза в год за грибами и все туристическое  терпеть не могла.   
Добавка к жизненному опыту в виде  обязательных сельхозработ : думаю , что все же не она меня сформировала.
Уборка турнепса под проливным дождем (5-6 класс, картошку доверяли старшеклассникам и убирали в сухую погоду) возвращение  по уши в грязи, виртуозное выгрызание чистой сердцевины турнепсины из окружающей глины--  опыт, конечно.  Потом опыт наблюдения, как это все бездарно гниет.   
В общем , сейчас, наверное, время перезагрузки.   Пусть  в походы идет тот, кто этого хочет ( и кому повезло с семьей) .  Ну его, это преодоление трудностей, которое человек не выбирал. 
 
Сказать, что нынешние подростки  не готовы преодолевать  трудности, я бы не рискнула. Нынешний  средний уровень  спортивных развлечений   на мой  взгляд  гораздо выше, чем наш  уровень  хулиганских подвигов в нашем детстве  в 20 веке.   Что такое наше лазанье по стройкам, тогда неохраняемым, по сравнению с паркуром.  Или трюковые велосипеды . В моем детстве, кто без рук умел ездить, тот и  был крут. 
В общем, в мегаполисах можно найти очень интересные способы  свернуть себе шею.  -)
А страх перед походами  хоть и комичен, отчасти обоснован.  Люди,  не вполне осознавая, чувствуют, что базовых навыков  жизни на природе  у них нет . Примерно как с лошадьми: 100 лет назад   множество людей умело на бытовом уровне управиться с лошадью,  с детства  понимали, что опасно, что нет, не идеализировали, но и не боялись. Теперь этому  надо специально и долго учиться.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

живу в Украине, не знаю есть ли у нас такое сильное гос.регулирование,( подозреваю есть), но за 10 лет учебы старшего сына и 3 года обучения младшего ни разу не предлагали школьникам ни каких походов. Даже простые пикники редкость, организованная силами родителей.  Экскурсии тоже, большая головная боль, очень зависящая от энтузиазма учителя и щедрости родителей. Проблема в том, что чужие люди не хотят брать ответственность за наших детей, а позиция Светланы из Новосибирска очень похожа на позицию многих знакомых родителей.
 
Сама я училась в советской школе и вылазки в местные леса и поля случались раз-два в год, но без ночёвок. Туризм был либо семейным увлечением, либо в кружках ( очень редких). Но мы все же были ближе к природе чем сегодняшние дети, кто то проводил каникулы в деревне, у кого то летние лагеря с кострами и походами. Да и мегаполисы не были такими огромными. Разжечь костер мог любой 6 классник и даже 6 шестиклассница))))
 
 Но я хочу сказать, не о пользе походов, а об ответственности родителей. Сейчас многие критикуют систему образования, школы, учителей. Родители ждут, что государство, школа, учитель и вообще кто то должен , что то сделать для их детей. Сами они не хотят даже задуматься о том, что их детей часто с 3х летнего возраста учит  неизвестно кто на ставке у не очень благополучного государства. Родители зачастую, сами не хотят брать ответственность за своих детей, предпочитают жить по течению, как мы можем требовать ее от учителя.
Большинство одноклассников моего младшего живут на продленке.
Кучу денег тратят их родители на подарки, гироскутеры, смартфоны, но
имея несколько гектаров леса в пяти минутах от нашего микрорайона, большая половина моих соседей за пять шесть лет ни разу не доходили до него. Суета жизни затягивает и взрослых и детей. Родители не хотят говорить с детьми на тему полового воспитания ( сам узнает из интернета), но слово "секс" я часто слышу от шестилеток. Неужели разговор с мамой может навредить больше чем ролики из интернета. Ругают наполненность школьной програмы, но не знают, как компенсировать ее недостатки. Помощи психологов ищут все больше взрослых для себя и своих детей не в силах справится с нагрузкой.
 Дети не в состоянии усвоить школьную программу по всем предметам на отлично без ущерба для здоровья)))
Я уже несколько лет, корректирую то  что учат мои сыновья, да , это требует времени и усилий с моей стороны. Но у меня нет других сыновей и я не могу так просто разрешить чужим людям без моего ведома формировать мышление моего ребенка. Я не великий специалист в педагогике, действую интуитивно, дети учатся в гос.школах, но если обучение начинает пробуксовывать всегда можно найти обходные пути, а не долбить неинтересный материал. Неужели у министра образования получится лучше понять моего сына?)))
Я могу разрешить сыну не читать, какое то произведение по литературе, но предложу другое, какое считаю важным. Шекспир- ужас для современных детей, но когда сын проходил по литературе сонеты он учил украинский перевод я русский одного и того же сонета, слушали БИ-2 ( у них есть песня с Шекспировским текстом).
Ромео и Джульету смотрели с ДиКаприо. И я считаю это победой, так как без этих "хитростей" он не получил бы вообще никакого представления о Шекспире, или стойкое отвращение к его творчеству.
Может походы с палаткой для многих взрослых экстрим, но давайте подумаем, что можно сделать без экстрима для своих детей.
Когда мальчикам исполнялось 8 лет, муж покупал складной стальной нож персональный.
Обучал правилам, как держать, куда направлять лезвие, что вообще можно им делать. Шли в ближайший  лес с бутылкой воды и перекусом.
Разжигали только с помощью спичек маленький костер, считали сколько понадобилось спичек, как горит трава, палочки, шишки. Воду пили и потом заливали костер остатками воды. Ножом стругали палочки. Дети готовы были пожертвовать любой игрой, любым развлечением в городе лишь бы пойти в лес.
Сейчас многие государственные системы образования в кризисе, но у наших детей есть не только школы, но и мы. Пусть государство вводит какие угодно ограничения, но мы и есть тот ресурс который есть у наших детей с рождения. Беда состоит в том, что родители недооценивают свой опыт, 
( мы учились в школах, институтах у жизни) что бы поделиться с детьми.Очень много ресурса тратится на поступление в "хорошую" школу, но а мы сами?неужели нечего сказать будущему поколению?
Ведь нашим детям историю второй половины ХХ века можно учить не из учебника)))
 
Например, смотреть фильмы с детьми, и обсудить потом.
Однажды, когда дети увлеклись Звёздными Войнами пришлось пересмотреть всю сагу))), но зато я была в теме о чем думают мои сыновья. Кстати, очень хорошая вещь, что бы говорить о Добре и Зле с детьми. 
 
Екатерина Вадимовна, как вы считаете, должна роль родителей стать более значимой в воспитании детей, чем она была раньше? Что бы пойти в поход с папой, таких сложных разрешений Слава Богу пока не требуется.)))  Ведь государства уже похоже не справляются.
 
Хочу пожелать не опускать руки, даже если нет рядом хорошей школы, или нехватает средств на дорогих репетиторов, вы ГЛАВНЫЙ ресурс ребенка. Удачи.
 
Елена. Киев.

 

 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Алена:

К теме Вашего поста про поход.
Дети сейчас у родителей - самая большая, наверное, ценность.
Чему удивляться, например, что для вывоза детей нужен специальный автобус и содействие ГИБДД?(как в другом комментарии). Это нормальное требование безопасности. Также как правило перевозки в своем авто - только в автокресле.
А в походах и взрослые люди гибнут неподготовленными. Поэтому, возможно, действительно лучше идти своей "походной" семьёй - ребенок со всех сторон присмотрен. Что в походе может оправдать риски для здоровья? 

 

 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Описанный в статье поход выглядит каким-то очень уж дилетантским. Если ведешь детей в лес — обеспечь хоть какую-то подготовку. Чтобы детям не «догадываться», что надо взять шерстяные носки, а знать, что их надо взять. Из текста непонятно, обусловлена нехватка сапог, термосов и рюкзаков их отсутствием или раздолбайством учителей, которые не озаботились проинструктировать детей.
 
На мой взгляд, степень зарегулированности должна зависеть от дальности и трудности похода. Предъявлять к однодневной поездке за город столько же требований, сколько к двухнедельному проживанию в палаточном лагере — нелепо. В первом случае — письменное согласие родителей, предварительный инструктаж «что надо надеть и взять», наличие аптечки и двоих взрослых людей, умеющих оказывать первую помощь. Плюс, может быть, еще кое-что по мелочи. Во втором — расписывать по пунктам не возьмусь, ибо профан. Но очевидно, что гораздо строже. И организовывать такие походы должны уже не столько учителя (с них и так три шкуры дерут, и требовать от педагогов профессионализма и ответственности в далекой от их обычной работы области — перебор), сколько специалисты из туристической сферы.
 
Вообще, кстати не знаю, нужны ли детям длительные походы. Если не планируется вырастить из ребенка матерого таежного жителя, может, ну их нафиг? Навыки разведения костра и колки дров могут потом ни разу в жизни не понадобиться городскому жителю. В плане развития каких-то социальных навыков походы вряд ли незаменимы. А к природе приобщиться можно и в пригородном лесочке — если рядом есть тот, кто хорошо этот лесочек знает и может показать и рассказать, что там растет и кто живет. Собственно, в Вашей истории ведь тоже недалеко и ненадолго ездили. Не совсем «пригородный лесочек», но и не байкальская тайга.
--
Алексей из Санкт-Петербурга
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Уважаемая Алена из Петербурга. Рассказываю: в Санкт-Петербурге детский туризм жив. На базе Городской станции Юных туристов, районных Дворцов и Домов Детского Творчества. Только что прошел городской конкурс отчетов о походов и экспедициях "По родной стране", в котором приняло участие более 80 отчетов о многодневных походах и экспедициях школьников Санкт-Петербурга. Да, мы педагоги - оформляем кучу бумаг, чтобы повести детей в поход. Но в СПб все не так плохо, как выше описано. Трудно вывести детей разово и мало кто из учителей за это берется. Хотя в школах моих детей - в походы ходят. Дети, которые занимаются постоянно в туристических секциях - в походы ходят регулярно.

 
--
Надежда
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Мария, 45 лет, Москва.

Мой личный опыт в «области походов» получился какой-то достаточно негативный… 

Антисанитария, укусы насекомых, всякий дискомфорт – это все ерунда.

Почему никто не написал про возможную криминальную составляющую походов? 

Один раз мы с мамой пошли «в поход» в лес недалеко от нашей дачи, в московской области, лет 40 назад. Встретили конкретного маньяка – еле ноги унесли. В следующий раз случайно обнаружили что-то типа землянки в лесу – по всем признакам в ней постоянно кто-то жил (кто? скрывающийся преступник? бомж? но в те времена бомжей еще не было). Как-то неприятно…

Теперь уже я пошла в лес со своим ребенком 10 лет назад: так видели по всей видимости педофила (или психа, но от этого не легче), который следил за классом детей, отправившихся как раз в лыжный поход (дело было зимой). Хорошо, что учителя его заметили.

Может просто нужно ходить в походы далеко от населенных пунктов? Не знаю…

В Тверской области будучи в походе набрели на сильно свеже окровавленный пенек – видимо кого-то там недавно съели (судя по количеству крови животное было не мелкое…, кто его съел? какой хищник?)

А в поздне-подростковом возрасте мои одноклассники ходили в походы (со школой, с учителями) исключительно с целью, давайте скажем откровенно, заняться сексом и напиться в отсутствии родителей. 

Поэтому своего ребенка я естественно ни в какие походы не отпущу, да и сама не пойду :)  И дело вовсе не в требованиях чиновников.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Татьяна из Кирова

Тоже столкнулась с тем, что большинство родителей в классе (6 класс) опасается не то, что туристических походов, но и выходов на природу, особенно на берег реки. Эта современная тенденция кажется мне нелогичной. Мы не боимся отпускать ребенка в социальные сети, не боимся дать ему круглосуточный выход в интернет, но боимся дать возможность замерзнуть или промокнуть, даже испачкаться. Однажды удалось организовать пикник на природе в километре от школы и обнаружилось, что многие дети в 11 лет не умеют пользоваться ножом, боятся подходить к костру, никогда не жарили сосиски на палочке и не знали, что хлеб, поджаренный над костром, вкуснее обычного.

Сама в школьные годы занималась в туристическом кружке и это давало мне не только преодоление каких-то трудностей, но и возможность увидеть своих друзей (и главное мальчиков!) в ситуациях которые требуют проявления лучших качеств: трудолюбия, терпеливости, заботливости, смелости и так далее.

Дочку беру в походы с 4-5 лет. Не всегда легко найти компанию семей с детьми. На короткие вылазки на 2-3 дня это удается. В длительные походы компанию находили в коммерческих походах. Сейчас, в 12 лет, уже сформировалась естественная потребность ночевать иногда в палатке.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте, Екатерина.

 
Боюсь, все, что вы сказали про походы, беда не походов. а отношения к явлениям и их следствиям как таковым: Мы все разбегались из школы во все стороны с первого класса и ездили на транспорте и родители и учителя нас учили, как безопасно добраться до дома. Мой старший ходил сам — на меня косились, младшему я подписывала письменное разрешение уходить из школы самостоятельно, меня и еще одну маму считали экстремально смелыми. А уж теперь первоклассников без взрослых на улице увидеть почти не возможно. Дети отупели? Нет, просто никто не хочет отвечать за безопасность из передвижения. И куда проще запретить появляться на улице после захода солнца. Где игры в прятки в сумерках? Детей и в сопровождении  взрослых немного. Мне кажется что все это из той же категории, что и рекомендации не ходить зимой по улице  — могут упасть сосульки, можно поскользнуться на нечищеном тротуаре. Не пора ли детям запретить ходить по лестницам —  с них можно свалиться, перемещаться по тротуару —  они часто в трещинах, можно споткнуться, открывать и закрывать двери — могут прищемить пальчики. Про окна я вовсе молчу.  Может, заранее учить детей правильно падать. до того, как они сами стащат спички, дать им ожечь пальцы, позволить порезаться ножом в присутствии старших, подраться до того, как они будут состоянии не понимая собственной силы калечить друг друга? 
Да, и мне все школьные походы были скучны, и мои дети ходили в «нешкольные» походы, но я и они были обучены заранее всему, что потребуется. риски были сведены к минимуму.  Так что ваших руководительниц, которые не догадались заранее подготовить детей (чтобы принесли сменную одежду, минимально удобно обулись) я тоже не слишком одобряю. 
С уважением,
Марина
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Елена:

Хочу поделиться чудесным фильмом, которой посмотрела на выходных: https://www.angleterrecinema.ru/ru/films/donne-moi-des-ailes. 

Расправь крылья. Франция, Норвегия.
(смотрела с субтитрами, передает атмосферу лучше дубляжа)

Кино на реальных событиях, про орнитолога, который хочет спасти от вымирания исчезающих карликовых гусей, проложив для них новый маршрут перелета. Он решает провести  свой научный эксперимент, для чего понадобилось вырастить птенцов из яиц, стать для них отцом и матерью и повести их за собой новым маршрутом на дельтаплане.

А самое прекрасное фильм еще и о той роли, которую сыграл в этой экспедиции его 14-летний сын. Обычный подросток из города, которого не вытащить из-за компа. Его мать почти насильно отправляет сына на лето к бывшему мужу — отцу ребенка. И какие метаморфозы происходят с мальчиком. И как раз фильм для тех, кто считает, что их дети вялые скучные, безинициативные. А на самом деле, сколько в них любви к жизни, энергии, а они просто не находят выход этому в типичных городских условиях. 

Это самое прекрасное кино, что я видела за последнее время. Без драм, пошлости, стрелялок, постапокалипсиса, супер-технологий, роботов и прочего. 
Посмотрите! Может кому из родителей и детей будет тоже любопытно его посмотреть)
 
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте,

Не знаю, что больше зацепило меня, Ваш текст или комментарии Марата из Красноярска или Светланы из Новосибирска.

Скажу сразу я ни к кому не присоединюсь. Я очень рада, что мы живем в то время, когда люди все-таки имеют возможность выбирать, что им любить, что им делать и как им жить. Для моего мужа поход – это теплые семейные воспоминания, песни у костра, вкус ухи из только что словленной рыбы, целое приключение. Для меня даже жизнь на относительно благоустроенной лесной турбазе в 90е – адский опыт (чего стоило только обнаруженное рядом со своим домиком кубло гадюк), который я никогда и ни за что не повторю. Мужа воспитывал отец, выросший в сибирской деревне, где рядом кедровник, медведи и прочее-прочее. Я же корову видела только в зоопарке и так, если на поезде или на автобусе мимо поля проезжали. Но я не считаю, что нужно впадать в крайности, стараясь уберечь детей от всего, но и говорить, что друзей можно проверить лишь только благодаря их способности донести ваш рюкзак), и уж тем более сомнительной перспективой мне кажется поедание снега)). 

Я считаю, что правильно искать золотую середину, походы, в которых соблюдаются элементарные правила гигиены, имеется хотя бы один человек способный оказать адекватную медицинскую помощь и вообще хотя бы пара инструкторов, знающих свое дело, на мой взгляд, вполне имеют право существовать.

Но с моей точки зрения нужно уже отстать и от тех, кто не хочет иметь с этим дела. Вопреки всей мнимой тепличности цифрового мира мне хватило опыта «выживания», о котором говорил Марат, и без дополнительного стресса где-нибудь в палатке. Кроме того мой муж, который готов терпеть любые бытовые лишения и знает, как в них выживать, считает,  что именно я намного более мотивирована справляться со всякими жизненными неурядицами, чтоб к этим лишениям даже не прикасаться). Заодно и его подтягиваю, а то выживать это одно, а вот жить – совсем другое))

 

Яна, Киев

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Екатерина из Петербурга.

Согласна с одним из комментаторов, что поход в таких спартанских условиях, как Вы описываете - это не для всех. В моем советском детстве походов с ночевкой не было, и хорошо - слишком люблю городской комфорт. Но были вылазки на природу. Очень ярко запомнился майский день, когда мы ездили убирать могилу неизвестного солдата (кажется, в Кавголово): третьеклашки с двумя учительницами на электричке, с небольшими граблями, у всех был перекус с собой и карманные деньги, которые потратили на карамельки в магазине у станции. Почти тридцать лет помню. Потом немножко пожила и поучилась за границей, там тоже часто были однодневные походы по хорошо оборудованным горам и лесам, немцы любят это дело. И тоже все очень хорошо осталось в памяти. Думаю, детям нужны такие мероприятия. С одной стороны, ограждаем их от всего и боимся, с другой - лишаем.
Классная руководительница сына пыталась, кстати, устраивать с детьми походы. Поскольку это была личная инициатива, все описанные правила и стандарты безопасности их не касались. Но как же сложно все организовывалось! Нужен был один отец в сопровождающие, чтоб нарубить дров и оградить детей от возможных неприятных встреч. Нужна была едущая следом машина с другим родителем на случай травм и экстренной эвакуации. Нельзя было брать лимонад, дабы не перевозбудиться от сахара. Список нужных вещей выдавали митрофанушкам заранее, но они все равно что-то забывали. Сопровождающие родители непрерывно фотографировали и высылали снимки тем, кто не поехал, но переживает за своего ребенка ("скажите Васеньке, чтоб надел панаму, солнце печет!"). В следующий раз вместо похода родители предложили снять базу отдыха...
Мы сами в семье устраиваем однодневные вылазки в лес, пешком, на велосипедах, зимой - на лыжах, если есть снег. Полноценным походом это не назовешь, прогулки часов на пять. Костер разводить необязательно. Но посмотреть природу, изучить дороги вокруг ближайших поселков, ориентироваться по карте и просто в лесу - это же интересно. И мне очень понравилась прочитанная где-то фраза: надо побольше предпринимать всякого семьей, потому что никто не вспомнит в старости, как же классно он с папой посмотрел телевизор или прозависал в интернете все воскресенье.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишу я сама :))))

Всем большое спасибо! Материал быстро ушел с главной страницы, поэтому можно наверное уже и итоги подвести.

Обращаю опять внимание всех на разность позиций. Кто-то не мыслит полноценного взросления без лесных испытаний, а кто-то как выйдет в лес - так сразу встретит комаров и педофила.

Никто ведь из уважаемых читателей этого блога не думает, что истина по этому вопросу одна и он ей владеет?;))

Мы разные и в этом сила нас как человечества. 
Вопросы, которые прозвучали.

Почему дети из моего рассказа не надели "правильные" сапоги? Ответ: у нас их не было. Одни теплые зимние сапоги и все. Их и надели. В снеговой каше выше колена промокает все. Идеальный вариант - кирза с портянками. На тот общественный момент этот навык был уже почти у всех утрачен. Но в юности (походной) мы к нему вернулись. Шерстяные носки не всегда просто можно было надеть в сапоги - у некоторых обувь была впритык и с носками (вязаными бабушками или самостоятельно - других не было) просто не налезала.

Почему дети не взяли полный комплект сменной одежды? Даже в голову не пришло. Мы гуляли (во дворах и на дачах) часами и часто приходили домой промокшие насквозь - это казалось совершенно обычным делом и не приводило ни к каким последствиям. Да и рюкзаков и допустим сменных курток у большинства (например у меня) просто не было.

Почему мы ели снег? Это удобно. Все животные так делают. За городом снег был абсолютно чистый и безопасный с гигиенической точки зрения. Термосы взяли те, у кого они в семье были. Металлических фляг в семьях не было ни у кого - разве что фронтовые у кого остались.

Кто они вообще были? Кружок юных зоологов при Ленинградском зоопарке, существует до сих пор.

Вопрос - должны ли родители уделять еще больше внимания воспитанию детей, раз государство не справляется или устраняется с помощью бюрократических отговорок?

Мое мнение - не должны. Родители и так часто перегружены - не столько делами сколько иллюзорными тревогами. Поэтому на мой взгляд - уделять надо меньше и больше жить своей интересной жизнью, не отгораживаясь при этом от детей, чтобы они могли эту родительскую интересную жизнь наблюдать. И предоставлять им максимальную свободу для наработки своего собственного опыта. Дети газообразны. При нагревании жизнью и интересом они расширяются и сами занимают весь предоставленный им объем ;)

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый день. Очередной запев на тему "какя же в детстве была сладкая зеленая трава". Правда ещё, на мой взгляд, проскочила тема о необходимости преемственности поколений - про то, что старшую тётю-сопровождающую водили в такой поход и водили тех, кто её водил. Да, все круто, только мир не просто изменился, он стал вообще другим, как сравнить синий с треугольником?! Нет, можно, конечно, уйти в отрицание с пафосным "нет, это у вас так, а есть нормальные, как были мы". 
Теперь, собственно, ответ по теме похода: да, Вы не правы. Две сопровождающие (если они вообще в реальности существовали) - самоуверенные, взбаломашные дуры. Я не говорю "безответственные", потому что чтобы совершить безответственный поступок, нужно для начала понимать все риски своих действий и их проигнорировать. А здесь про это говорить не приходится. 
Что касается зарегулированности процесса организации похода - ну это как бы попытка сделать так, чтобы все остались живы)). А то что не хочется даже начинать, потому что так сложно всё соблюсти - ну а кто мешает пойти в лес семьёй/ с друзьями и взять ответственность на себя. Родители, которые отпускали детей в такие походы, - товар советского воспитания, инфантильные взрослые, за которых всегда кто-то решал и был им должен и уж, конечно, раз все идут в поход, то так и надо.
И ещё любопытно про детей, которые как стая спали в вагоне электрички на обратном пути- коллективное воспитание и взращивание людей, а в советском детстве не просто коллективно, да ещё и эмоциаонально и информационно отдельно от родителей (ну это если внимательно читать блог автора) дает людей, абсолютно глухих к чувствам других людей и своим собственным, учит терпеть боль, потому плакать стыдно и вообще ничего же страшного, унижения, потому ябедничать зазорно, зачем нам эмпатия? вполне себе такие биотела с устремленным в будущее взглядом и очень интеллектуальные, конечно.
 
 
 
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Ксения из Санкт-Петербурга. 


  Здравствуйте! Снова Ваш материал задевает за живое, поэтому не могу не высказаться. 
  В моем детстве не было походов в лес, потому что собственно леса-то не было. В старших классах мы просили нашу классную руководительницу, учительницу биологии, пойти вместе куда-нибудь в степь далеко и надолго, пусть и без ночевки, но та улыбалась как Джоконда и как-то отговаривалась. Это было в начале 00-х. 
  А вот мой муж все детство проходил по лесу - и самостоятельно, и в составе туристического кружка. Вместо рюкзаков были охотничьи заплечные мешки, куртки и штаны шились родителями из того, что было, на ногах - кирзачи. Ходили и в зимние походы, мерзли в снегу, отогревались в горячих источниках. О руководительнице кружка муж сохранил самые теплые воспоминания.  
  С мужем я сходила в первый поход. А потом еще. И еще. И вот сейчас опять захотела, при том, что люблю посидеть дома и не занимаюсь серьезно спортом. Ощущаю себя Бильбо Бэггинсом. 
  Я жду, когда дочь еще немного подрастет, чтобы ходить в походы всем вместе. Мы научим ее адекватно экипироваться, разводить костер, пользоваться ножом, и так далее. Мочить ноги в ледяных лужах она уже умеет😁 На школу в этом отношении надежд я не возлагаю абсолютно никаких. Как и не питаю иллюзий, будто бы сегодняшняя школа - храм знаний. 
  

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Александр, 40 лет, Москва

По поводу “туризм умирает” - не уверен. Несколько лет назад видел в районе Лужбы несколько больших групп детей, точнее, подростков. Когда был последний раз в Крыму в пешем походе в 2010м примерно, так там вообще на каждом углу… 

Это раз, а второе - насколько велики штрафы за нарушение “правил”? И насколько велика вероятность того, что “поймают”? Может, во многих случаях и беспокоиться по этому поводу не надо? Да, если будет серьезное ЧП, то точно “поймают” - но это совсем другая история, это и есть реальная ответственность. 

Касательно самих походов: по-моему, в каждом социуме своя культура. Меня лет с пяти, наверное, дед и отец брали с собою в лес за грибами, и к подростковому возрасту я знал лес насколько хорошо, что меня местные называли “лесным человеком” - за способность очень быстро перемещаться по лесу, хорошо ориентироваться и главное - быстро грибы набирать, даже тогда, когда их, казалось, не было. И тут важный момент: меня с самого начала учили нескольким важным вещам - как выбирать обувь, одежду, и как вести себя в лесу в случае опасности, в том числе при встрече с медведем и т.д. Перед каждым выходом из дома был “чеклист” на пару минут, а потом просто “иди, но приходи к пяти, еще тут работа есть”. Никакого страха или опасений, решение принято, инструктаж проведен, можно идти. В результате я даже превзошел учителей в искусстве лесных походов, например стал постоянно использовать портянки вместо носков, так как это было намного более удобно - их можно было почти идеально подгонять под ногу и обувь, и они были радикально более эффективны в мокрую погоду. Против комаров я стал использовать… березовый деготь, которым дед мазал свиней от тех же комаров. Это немедленно стало причиной конфликта с дедом :-) так как тот деготь оказался дефицитным ресурсом. Но я до сих пор помню этот невероятный момент, когда я собирал чернику, вокруг меня был буквально видимый жужжащий шар из слепней, но ни один из них не мог даже приблизиться! По-моему, один из первых лайф-хаков, который я придумал сам.

Потом, через несколько лет я познакомился с питерской туристической субкультурой, и тут меня ждал сюрприз, который отметили многие в комментариях: излишне рискованное отношение к делу. Честно, я до сих пор думаю, что турье из Питера - слегка, простите, кукухой поехавшее. Залезть на скалу высотой метров десять без страховки, походить по краю многометрового обрыва, пойти в поход на несколько дней, взяв немного не ту обувь и/или недостаточно снаряжения, неправильно рассчитать маршрут… Для меня, “человека из леса”, это сначала казалось странным - зачем? Потом привык, правда, и даже тоже начало нравиться ходить по краю, и метафорически и буквально. А потом услышал комментарий одного моего приятеля с альпинистским прошлым: “а эта девушка, которая лезла на скалу, она перед этим подумала над тем, насколько приятно и удобно будет группе выносить ее труп к месту, к которому сможет подойти машина?” А еще потом, спустя много лет, я попробовал повторить в походе один из питерских фокусов, и увидел совершенно круглые глаза уральских гидов - фокус был почти безопасен, но все так же иррационален и объективно бесполезен. Поэтому, по-моему, часть людей в комментариях реагируют не на то, что Вы описываете, а то, как Вы это делаете. Даже я слегка ох… от технических деталей :-) хотя головой понимаю, что заболеть после такого зимнего похода шансов много меньше, чем просто проехавшись в метро большого города. Это расслабленное отношение к обуви… пойти просто в зимних сапогах, хотя ту же “кирзу” наверняка можно было найти в городе… не взять с собой сменные носки… слушайте, для меня это дичь :-) может, на это читатели реагируют, подсознательно или нет?

Но я до сих пор вспоминаю тот питерский опыт с благодарностью. Во-первых, если бы они не были столь рискованными, они бы не приняли с себе чужака с такой легкостью, и не было бы у меня моих первых длинных походов по Крыму и Карельскому перешейку. А во-вторых, идеального социума просто не существует - а если его очень хочется, то надо создавать свой, тут вариантов просто нет.

Нужен ли был такой опыт? За всех не могу сказать, но мне, безусловно, да. Допускаю, что без этой походной практики я бы просто умер или сошел с ума, причем прямо тогда, в двадцать с чем-то лет - а так он меня отлично сбалансировал.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваАлександр, спасибо. Вы точно словили какие-то вещи. А читатели реагируют разумеется каждый на свое, на то, с чем у них срезонировало. И резонирует по-разному. И именно в этом интерес дискуссий, а вовсе не в выяснении какой то абсолютной истины, мне кажется, потому что каждый думающий, встретившись с тем, что другой вот это же самое по другому видит и оценивает, становится чуть чуть шире.
 
А я вообще писала о глухарях на самом деле  :) и о том, как внезапно открывается городскому подростку эта неизмеримая сила и мощь и красота природы, которая лежит в основе всего и нашего собственного существа тоже.
Это ни у кого не срезонировало, те кто вообще заметил их а не только носки, решил почему то что это были тетерева (а тетерева гораздо меньше, а глухари огромные!:) только одна читательница написала как ходила с отцом на охоту на глухарей. Но они их, оглохших от страсти, там просто убивали, а это согласитесь совсем другое дело и другой опыт.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте Екатерина, и спасибо вам за все ваши статьи! 
Мне сейчас 27 лет. В походы я никогда не ходила, потому что не люблю и желание спать в палатке на природе никогда не возникало. 
А вот поход за грибами действительно одно из самых ярких воспоминаний в детстве.  Подготовка начиналась с самого утра, всех снаряжали резиновыми сапогами и платками, выдавали ножи и корзинки. Особое внимание уделялось провианту, цветастый термос с чаем, варенные яйца,помидоры и огурцы. Собрались, садимся в дедовскую "копейку", нас 7 человек все в одну машину, я, мама, папа, брат, бабушка, дедушка и тетя. Мне 7-9 лет, брату 3-5, сидим на коленках у взрослых, проезжая посты ГАИ прячемся в ноги. Вот мы выезжаем из города, а там уже волшебство осеннего леса, деревья, домики, поля и маленькие такие "остановки" для привала, и вот эти остановки такие красивые, из дерева, резные. Долго выбираем место куда заехать в лес. Наконец остановка, делимся на группы родители в одну сторону, бабушка и дедушка в другую, мы с тетей и братом караулим машину. Сидим ждем, тете скучно, поэтому принимаем решение перекусить. Достаем свои запасы, наливаем чай собираем бутерброды ,и как же это здорово во влажном лесу пить чай! Сижу в машине, двери открыты, ноги свесила, а под ногами желтые листья,мох , папоротник, синявки и сыроежки, но мы их не собираем, не благородные грибы. Приходят родители, докладывают что в той стороне грибов нет, надо идти вправо. Теперь уже я иду с ними. Папа все знает, все рассказывает, и про грибы и про животных, про лес, про свое детство,как он с отцом(мои дедом) ходили, почему-то деду всю жизнь хотелось медвежонка из леса принести или лисенка. Идем долго и далеко, но я не устаю, ничего не боюсь, ем лесные ягоды по пути, пинаю мухоморы. Зрение у меня тогда острое я все замечаю. Уже знаю, что нужно найти грибницу и тогда дело пойдет. Папа замечает полянку и она просто замечательная, вся из мха, а он безумно мягкий, лес в этом месте не частый и солнце пробивается сквозь ветки берез. Я нахожу первый гриб, безумно горжусь, а папа уже примечает следующие красные шляпки, мама зовет к себе, у нее огромный белый гриб и даже не червивый. Довольные собой идем к машине. У бабушки с дедушкой тоже хороший улов. Собираемся домой. Уехать обратно не так просто, машина застряла( как всегда). Ищем ветки, подкладываем под колеса, дед за рулем, мы толкаем. Толку от меня никакого, еле достаю до багажника, но все равно толкаю. Домашний вечер полностью посвящен чистке грибов, всю добычу сваливаем в кучу на пол,на газетки и до ночи при свете "хрустальной" люстры перебираем грибы. 
Столько лет прошло,а до сих пор для меня поход за грибами одно из самых ярких и главных приключений осени.
Не знаю будут ли у меня дети и буду ли я водить их в лес(так как по натуре я очень тревожная и трусливая), но безусловно вот эти вот походы,рыбалки, просто поездки оставили самые-самые теплые воспоминания.

____________
С уважением,Наталья

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваСпасибо, Наталья!
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Вячеслав из В. Новгорода
Катерина, про глухарей не срезонировало потому, что никто (кроме одного отзыва — дети охотников) этого не видел.
А вообще, это вопрос ценностей, а о ценностях бессмысленно спорить, их можно только утверждать, что мы и наблюдаем в процессе дискуссии.
PS В тематическом блоге после письма Александра из Москвы начался бы спор «портянки против носков»
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваАга. А если бы потом в этот тематический блог заглянули "яжематери" с соответствующих ресурсов, то они бы через недельку уже предлагали на своем сайте мастер класс по обучению детей с пяти лет правильному наматыванию портянок, ибо это очень полезный навык вот и эксперты говорят...  ;))) 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Снова Александр, это ответ на комментарий.

>> я вообще писала о глухарях на самом деле

Охотно верю, но начало рассказа крайне драматично и оно больше про носки, сапоги, снег и холод :-) Почему так сложились слова, я не знаю, но из песни слова не выкинешь...

Про силу и мощь и красоту природы согласен, конечно. Тут даже не столько это, сколько... при всем этом ее естество, что ли. Это как сесть в идеально подходящее для себя кресло в хорошем автомобиле - вроде ничего конкретного и не чувствуешь, но в целом-то - запредельно приятное ощущение. Мне кажется, что только на природе наша психика в силу происхождения получает максимум точек поддержки, и поэтому может расслабиться и отпустить все. Опять-таки, за всех людей не могу говорить, но у меня это работает как магия - стоит лишь войти в лес, даже в обычный рядом со МКАДом, как меня прямо отпускает, совсем другие эмоции и мысли, чем за пять минут до этого.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашовану можно ж было догадаться по нагнетанию драматургии, что они за чем-то важным идут?;))
А так то оно да, конечно. Это ресурс. Один из самых. Научили тебя в детстве правильно пользоваться - можешь брать. Только осторожно.
ПС По ракурсу можно догадаться, что две нижеследующие фотки сделаны именно - упав в мокрый заснеженный мох на полурасстаявшем болоте, а еще одна - с серьезным риском для пожилого человека провалиться к чертовой матери. Снимала позавчера.;)))
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Марина:

Извините. что занудствую.
Мне кажется. что родители, должны, все-таки, взять на себя дополнительную нагрузку по обучению детей поведению даже не в экстремальных, а в обычных ситуациях. Что делать, если упал и разбил коленку, у кого можно спрашивать дорогу, а у кого не стоит, как приготовить элементарный перекус и далее по возрасту. Они сами удивятся, обнаружив, что дети в состоянии усвоить уйму навыков на несколько лет раньше, чем обычно считают. Тогда беспричинных волнений станет намного меньше. 
А  поведению в экстремальных ситуациях пусть учат нормально подготовленные люди (не все родители сами это могут). И коллективные походы пусть проводят люди, отвечающие за детей по настоящему, прошедшие нормальные курсы и усвоившие технику безопасности.  При нормальном обучении (в которое входят и практики в разных условиях). дальнейшие бумажки можно упразднить. Ответственный руководитель в состоянии оценить сложность маршрута, качество воды и снега. выяснить состояние здоровья людей, которых он берет с собой, надежность транспорта и т.д. 
Я из геологической семьи и сама геолог, я помню, какие были сборы на полевые работы в времена, когда нигде ничего не было. Однодневный-недельный поход человек вполне в состоянии внятно продумать. А уж как наладить обучение таких людей — лучше бы чиновники над этим задумались. чем запретительные бумажки писать,
 
Книга О.Куваева «Территория» — не читали в юности. У нас ее на внеклассном чтении проходили. Одна из сюжетных линий — чем заканчивается выпендреж и нарушение правил ТБ (как бы пафосно это не звучало. писаны они кровью)
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Елена. Санкт-Петербург. 47 лет

Я была в походах трижды в детстве.

Учитывая, что мама у меня очень «против» и боялась вечно за меня, как она меня отпустила , даже не знаю… 

С классом ходили , куда то я провалилась по колено, но в целом поход – наверное он однодневный был – закончился нормально.

А вот в лагере пионерском – были крутые два похода!!! Просто с вожатыми повезло и с руководством лагеря – еды нам на машине привезли, а много чего мы сами несли по полям, по лугам …Палатки – смешанные , нам 13-15 лет, купание свободно , но как-то мы вместе были, песни у костра под гитару …И поход был – внимание !!! дней 5 ! Пишу и сама не верю, что ТАК было…

Завидую себе сама.

А еще нас с классом возили в Москву. Но поскольку наш классный руководитель – физик женатый был влюблен в математичку свободную им было не до нас … Какая-то программа была, безусловно, но жили мы в школах – почему-то меняли их , на матах в спортивном зале спали. А 7 ноября вообще сами гуляли по Москве до посадки на ночной !!! поезд !!!

Как говорится, без комментариев ! 

Теперь, про  настоящее – честно, не знаю, что и писать. Как мама, я тоже «переживательная»  и когда моя дочь от молодежной биржи труда в поход на выходные неожиданно отправилась на Вуоксу, я позвонила и спросила у сотрудников биржи, что и как. Особенно меня волновала тема , про байдарки – Вуокса - река непростая.

Но меня заверили, что это у берега.

Действительно, все было на турбазе, под палатки специальный пол, строго отсутствие алкоголя , требования к еде , но моя рада-радещенька ! Это был ее первый поход в почти 18 лет ! 

Веревочный городок, спортивные состязания, песни и т д…

Но в ее танцевальной студией я не отпускала дочку на моря.Была информация , что когда-то девочка утонула у нашей руководительницы. Все ! Тема закрыта оказалась у меня !   

А вообще про запреты и загнивание детских походов выше уже написали – Сямозеро, пожары и т д…Боимся мы за своих чад ! 

А что, собственно, мы хотели получить на выходе ? Такое правовое государство у нас теперь …

Грустно , конечно …

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Аня из Парижа

Я спросила у мужа-француза нравилось ли ему быть скаутом и он сказал что да, очень нравилось. Мать мужа родом из Прованса, а отец из Шампани, но скаутом Клод был в Тунисе, так как в семидесятых его отец работал там инженером. Клод учился в столице Туниса во французском лицее, где кроме французов учились ребята из Европы. При Католическом Соборе Туниса был клуб скаутов куда принимали всех желающих независимо от вероисповедания. Вот с этим клубом Клод и ходил в походы на выходные и на неделю во время зимних, Пасхальных и летних каникул. Зимой ночью было очень холодно, так как снаряжение было минимальным и очень отличалось от того, что было у французских скаутов, живущих во Франции. Группу из максимум 30 подростков (12-16 лет) сопровождали несколько взрослых членов клуба, иногда к ним присоединялся священник, а вот родители-никогда. Поднимались горы до 1 200 метров над уровнем моря. Два раза шестнадцатилетний Клод и его друг из Норвегии, отец которого занимал руководящую должность в ООН, ходили вдвоём, а родителям врали что с клубом скаутов. Клод сказал, что для него это был отдых от родителей и супер возможность посмотреть и попробовать все вокруг. У клуба были архивные записи и фотографии 20-х годов, которые описывали походы французских скаутов в Тунисе даже в пустыню Сахара. 
Клод и я очень любим Южную Италию и бываем там 4-5 раз в год и каждый раз отправляемся в горы на восемь-десять часов. Бывает что берём с собой и горные палки и фонарики и всегда хлеб и сыр и по полтора - два литра воды на человека и обязательно апельсины,бананы, фисташки и миндаль. У нас собралась даже коллекция карт и гидов, так как Клод обожает бумажные карты. У меня же есть в фото-коллекция собак, ослов и даже котов, встреченных в горах. Я родилась и выросла в Москве и всегда искренне удивлялась на уроках географии, когда нам говорили, что  Москва оказывается порт пяти морей. Конечно меня возили и в Крым и в Сочи и я даже немного плавала в море, но все это ни в какое сравнение не идёт с тем как я теперь люблю отдыхать и отдыхаю. 
Травмы и несчастные случаи:
У меня было два перелома левой ноги и оба получены не на природе и не в походе. У мужа был перелом 8 рёбер и ключицы из-за аварии в Париже ( муж был на мотоцикле и случилось все по вине водителя машины).
Фото на котором муж-водолаз в море на нефтедобывающей платформе я выбрала по-вашему примеру потому что вы, уважаемая Катерина Вадимовна, с вашим богатым походным опытом могли бы и описать снобчанам и менее драматичный поход ;-). Но и живой дискусси тогда бы может и не получилось. Хотя,по-моему,ваше описание страшно интересное! Мы сейчас слишком недоверчивы не только к друг другу, но и к самим себе и если вдруг решаемся на что-то, то оказывается уже и не помним или просто не знаем как, поэтому может и случаются и глупости и даже трагичные истории. 
Всем, кого затронула тема походов, которая на самом деле не только о них, но обо всем: 
о (само)воспитании и о поиске себя и своего места, советую посмотреть  Moonrise kingdom, фильм открывавший 65 Каннский фестиваль. В фильме играют супер актеры и показано много всего о чем мы говорили и о чем пока не сказали, но уже задумались, благодаря вам, Катерина Вадимовна.  
Спасибо за ваши статьи которые мне очень-очень помогли и помогают и пишите ещё пожалуйста. 
 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваАня, спасибо, Ваш рассказ "как оно у других" очень важен. Удачных вам с Клодом путешествий!:)
Фотка только одна загрузилась - я их с трудом из писем могу добыть :(
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Я дважды с родителями терялась в лесу. Не передать этот страх и уверенность ребенка, что из леса уже не выберешься. Во второй раз вообще попали под дождь и асфальтовая дорога выплыла из ниоткуда, как спасительная нить. 

В подростковые годы много колесила на велосипеде по лесу вокруг дач. Сейчас волосы дыбом встают, а тогда заехать на солнечную поляну, бросить велосипед и лежать, вдыхая смолистый горячий запах сосен, не думая о том, с кем можно в лесу встретиться (я лично однажды встречалась с лосями) - милое дело. 
Но все равно недоверие к лесной стихии осталось. Нужна какая-то ниточка. Долгие, до позднего вечера, сборы, списки: котелок, запасные носки, спальник; обязательно вести должен кто-то опытный. Точный маршрут, люди, которые знают, когда, куда и насколько туристы ушли. Картинки в учебниках по БЖД - хорошо, и рисование в тетрадке грибов - тоже, но так научиться определять стороны света, кажется, невозможно. 
Прошлым летом я таки решилась на поход - точнее, сплав по реке на байдарках. Но с ночевкой, палатками, костром, походной алюминиевой посудой. Выяснилось, что промокнуть, когда через полчаса стоянка и вообще уже солнце выходит из-за туч и над рекой пар - одно, промокнуть, когда плыть еще несколько часов, в животе урчит и руки натерло весло - совсем другое. 
Позже пойду в поход еще. Пока не знаю, куда, но пойду. И, кажется, чтобы кого-то узнать, с ним надо не только съесть пуд соли и поклеить обои, но и пойти в поход...
 
Ольга, Киев
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

П про походы. Вы описали совершенно прекрасное событие. У детей

начала шевелиться душа благодаря этому опыту. Глухари- это очень
интересно для детей, но если бы их подвезли в комфортабельном автобусе,
выдав положенный перекус, ничего бы не произошло. Это было бы рядовое
событие, которое бы забылось очень скоро. А лучшие воспоминания нашей
жизни возникают при сильном эмоциональном напряжении, которое
закончилось чудом/победой над собой и обстоятельствами. Собственно этот
шквал эмоций мы и помним. Плюсом эти эмоции умножаются
коллективом.(вспомнила с каким жаром некоторые мужчины вспоминают армию
:-))  Это большое удовольствие- побеждать коллективно. Это удивительное
осознание- что в коллективе можно покорить вершину, недоступную
одиночке, можно оказать помощь и получить её...  
И да- мир изменился. Походы- это дело семейное, дружеское,но коллектив
большего масштаба сколотить в единое целое уже невозможно. Умение
объединяться утрачено. Надеюсь временно. Маятник качнулся из всеобщего
коллективизма в оголтелый индивидуализм. И это пройдет.:)))
Ольга. Екатеринбург.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова"Прекрасное событие от которого начала шевелиться душа" и "безответственное безобразие и унижение, которое слава богу что прекратилось в современном цивилизованном обществе" - ничего себе разброс мнений по поводу одного и того же текста!;))) Какие все таки люди разные... и как часто мы об этой разнице забываем, пытаясь объяснить другим, что вот к этому надо относиться вот так и никак иначе...
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Татьяна из Санкт-Петербурга, 38 лет

Я с Вами полностью согласна. Мы, родители нынешних детей, действительно, перестарались, ограждая своих детей.
Мало того, когда родители говорят о безопасности своих детей, они часто просто прикрывают свою физическую и душевную лень.

Ответ на вопрос, почему сейчас дети не ходят в походы: либо не хотят (боятся) из-за своей пассивности, либо родители не пускают и даже не задумываются об этом, переживая за свое чадо, либо потому, что проще пролежать на диване с телефоном, чем подняться и поехать с ребенком погулять на природе.

Проще же закрыть ребенка в "безопасной квартире" и чувствовать себя хорошим родителем, не видя, что в альтернативу ребенку остаются только различные гаджеты, с помощью которых он попадает в сомнительную реальность.

С некоторого момента я стала думать о том, что будет, если произойдет апокалипсис. Я не паникую. Но думаю о том, что мои дети должны выжить. Хорошо, пусть не апокалипсис, но к взрослой жизни они должны быть готовы, так как по хлопку ладоней они вдруг не обучатся, не станут умнее, опытнее. Мой сын каждый год ездит в лагерь по программе "Юный спасатель", на первом родительском собрании директор рассказывал, что некоторые дети, которые попадают в его программу, не знают, что такое каша, не могут пройти километр-два - падают в обморок и прочее. Мы были шокированы такой информацией. Это наводит на грустные мысли. Многие из родителей жалеют своих детей, в результате, дети не умеют себя обслужить, за собой убрать, бояться сходить в магазин, остаться дома одному (10-12 лет!!), не умеют радоваться простым вещам, красота которых безусловна - снег, звезды, луна, лес, деревья. Многим детям сейчас нужны экшн, "фейрверки", какие-то немыслимые развлечения. И родители всё это дают, покупают, организуют. А потом мы удивляемся, почему молодежи постоянно скучно.
Да, сегодняшний мир жесток, мы вынуждены крутится на высоких скоростях. Но все же можно периодически выделять время на ребенка: научить пользоваться спичками, иглой и нитками, варить самую простую пищу (кстати, кашу!), пользоваться ножом и прочим действиям, сходить в лес, так как это его и ваше будущее. Наша занятость отличается от занятости наших родителей. Наши родители не ограничивали нас настолько, поэтому мы развивались - у нас был простор для этого (хотя маньяки и в то время существовали). Но как ребенок выживет во взрослом мире, если его огородили от всего, но не научили? Когда-то я сама испугалась того, насколько опекаю своих детей и боюсь за них, пришлось поработать над собой, что и продолжаю делать, учась доверять детям и жизни. И результат есть. Попробуйте тоже)

Я в восторге от похода, описанного Екатериной Вадимовной. Это такое чудо, прикоснуться к природе! И увидеть то, что просто так не увидеть. Не надо, на мой взгляд, обвинять двух учительниц в том, что они не проследили за одеждой и прочими условиями. Не думаю, что они совсем уж не видели того, что происходит с детьми походе. Я замечаю по своим сыновьям (5 и 11 лет), что они скорее и более полно воспринимают информацию, получив ее через свой опыт, чем услышав от меня. Поэтому считаю, что дети из того похода вынесли хороший опыт, как нужно одеваться в мороз и что нужно, прежде всего, самому продумывать свое снаряжение для такого вида мероприятий. Это событие заставило их мозг думать. Это как совет психолога из журнала "Мой ребенок": дайте ребенку замочить ноги в луже, тогда он сам поймет, насколько можно заходить и сколько можно в ней простоять, нежели все время оттаскивать ребенка от лужи, в которую он постоянно будет лезть.
И я все-таки рада, что есть педагоги, которые организуют лагеря с программами, в которых есть место походам, а в школе не боятся бюрократии и все-таки ведут классы в поход. Классная руководительница моего сына тому пример. В этом учебном году она совместно с учителем ОБЖ организовала осенью поход с ночевкой. Все дети остались довольны. Мой сын планирует летом еще раз сходить в поход, который организует учитель ОБЖ. Поход - это хороший повод познакомиться с такой незнакомой для некоторых природой, отдых для нервной системы, обучение простым принципам выживания на природе, оказание помощи товарищам и необходимая встряска для тела и многое другое, каждый найдет свое. Спасибо за возможность высказаться!

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

П Татьяна из Санкт-Петербурга.

К сожалению, зарегламентированность и бюрократизация зашли даже дальше, чем описано в статье.  Причем к федеральному уровню каждый регион накидывает свои дополнения.  И не только в сфере туризма. Противоречивость и невыполнимость нашего законодательства уже просто парализующи. Достаточно сравнить нормативы по противопожарной и антитеррористической безопасности – они прямо противоречат друг другу и выполнить их  одновременно невозможно. 

Безопасность и удобство людей давно перестали быть целью. Цель – невозможность привлечь к ответственности кого бы то ни было. Либо, наоборот, легко назначить ответственного за все. Например, когда речь идет о детях, это… нет, не родители, а классный руководитель в школе! Именно от этой должности из школ сбегают молодые учителя, которым даже нравится быть просто предметниками. 

Помню, еще лет 20 назад в прессе дружно смеялись над иностранными инструкциями к бытовой технике, оговаривающими запрет сушить вымытую кошку в микроволновке и подогревать постель газовой горелкой. Вот, теперь и у нас аналогичная ситуация.  А медицина? Соглашаясь на любую манипуляцию, ты подписываешь отдельное согласие, что знаешь о возможных негативных последствиях и берешь ответственность на себя. Т.е. если после укола развилась аллергия или вскочил абсцесс, то не виноват ни производитель некачественного препарата, ни врач, его назначивший, ни криворукая медсестра, неудачно поставившая укол. Вот бумага с твоей подписью – сам дурак.

Но хочу отметить еще один момент.  Хождение в условные походы для людей из больших городов потеряло всякий смысл.  Ладно, если человек просто любит природу, умеет от нее подзаряжаться – тогда это его личный кайф и не обсуждается. А остальным, массово – зачем?  Какие навыки для  жизни горожанина это может дать?

 Вообще в городской постиндустриальной жизни стало много имитации. Прямой потребности в физической активности нет, работать, учиться, получать средства к существованию и покупать на них все необходимое можно не вставая с дивана.  Двигательная активность стала имитационной.  Под нее подводят иные основания:  сохранение здоровья, повышение сексуальной привлекательности, вхождение в определенный социальный круг.  Но прямой необходимости много ходить, носить тяжести, терпеть усталость у многих  нет.  Даже слоган Готов к Труду и Обороне сейчас выглядит надуманно.  Кто занимается тяжким физическим трудом, тому не нужны тренировки в спортзале. А офисному планктону к какому труду себя готовить – к новому Беломорканалу?  Оборона тоже стала меньше нуждаться в пехотном пушечном мясе.  Нужны специалисты с долгой особой подготовкой: или физической уровня спецназа, или технической по управлению дистанционными видами оружия.

Имитируя двигательную активность, человек  отправляется (часто транспортом)  в спортзал, включает беговую дорожку и наматывает километры. Если ему надоело, или ему позвонили на мобильный и вызвали куда-то, то он просто  выключает дорожку и тем заканчивает тренировку.  Ну, не прошел он сегодня 10 тыс.шагов.  А в иной, прошлой жизни,  он бы не смог бы продолжать свои дела, пока бы не дошел до пункта назначения.  Перемещение  было необходимостью. Аналогично, тягает человек в спортзале железо.  Хватило силы воли, выполнил программу – молодец. Не хватило – ну, надо подкорректировать программу.  Это совсем не то, что бросить рюкзак в походе и оказаться без вещей и еды.   

У большинства не хватает силы воли и вышеуказанной мотивации, чтобы заниматься фитнесом самостоятельно. Люди идут в спортцентры и платят деньги за абонемент, добавляя мотив «уплочено – надо получить услугу».  Но хороший спортцентры дороги, надо зарабатывать больше денег, больше уставать , чтобы… потрать эти деньги на имитацию «первобытной» жизни с тяжелыми нагрузками, от которой избавил прогресс.  Замкнутый круг, лишенный конечного смысла.  Неудивительно, что многие остро чувствуют эту фальшь и пытаются отстраниться: взрослые выгорают до депрессии или уходят в дауншифтинг, дети не хотят включаться в эту гонку.

Мне кажется, что в целом налицо цивилизационный кризис. Я уже упоминала об этом в обсуждении статьи про детей, которым ничего не интересно. 

Так что хождение в походы сейчас может заинтересовать только детей из небольших поселков, где жизнь ближе к природе и тяжелее. Для детей из мегаполисов походы заинтересуют только тех, кто и так рвется «в пампасы» и готов связать с природой свою профессию.  Для остальных это приобщение к «настоящей жизни» - очередная имитация, только еще менее комфортная, чем пластиковый спортзал.

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Зинаида из Москвы 

 
Меня возмутил комментарий человека, который облил грязью не только вас и ваших учителей, но вообще всё вокруг. Понимаю, что скорее всего говорят переживания и чувства, которые не связаны с вами, а связаны с личным опытом человека.
Дело не в «трава зеленее». Вы поднимаете тему, которая больше регулировок, походов, и даже глухарей. Хотя глухари, конечно, ярко иллюстрируют. Я вычитала в вашем тексте вопрос о том, чем взрослые и дети заменяют это мистическое, неземное, сакральное даже, ощущение того, что ты живой. Вот моё тело: оно может замерзнуть, проголодаться, но я могу им управлять - одеть, согреть. Вот мои чувства: мне страшно, мне непонятно, но я могу ими управлять. Могу довериться, собраться, поддержать рядом идущих. И я в контроле, не учитель, не мама, не государство, не политики (расширяю на взрослых). Это не тест, это жизнь и каждое решение влияет на реальность. 
Сейчас же многие решают, что они лучше ребёнка/взрослого знают, когда ему нужно спать, есть, что ему нужно смотреть, куда ходить, что слушать, что ощущать и чувствовать. 
Думаю, через несколько лет маятник качнется обратно :) 
А пока - да, вы правы, слишком регулируя - отнимается жизнь. Тем же, кто переживает, что без медсестры в походе дети себя убьют, могу сказать, что дети прекрасно себя убить могут на ровном месте. Поперхнуться-задохнуться, запнуться-расшибить висок, попробовать клубнику в первый раз и схватить анафилактический шок. Жизнь нельзя упаковать в вату, никакой ваты не хватит, чтобы предусмотреть всё. А той, что хватило, забьёт все поры и сделает мумией.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваЗинаида, спасибо за поддержку и за Ваше мнение. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Добрый вечер!
Признаюсь честно, изначально не думала писать на эту тему, т.к. я -- "дитя бетонных джунглей", причем в 5 поколении.
Все детство я отчаянно завидовала одноклассникам, которых отправляли на лето к бабушке, в деревню. Меня тоже отправляли к бабушке,  но из Одессы (от моря и пляжей) в Днепропетровск, где я всё лето оздоравливалась смогом города. :-)

Написала же я вам уже после того, как прочитала многие комментарии, именно потому, что меня заворожил описанный Вами поход.
Вот это ощущение нереальности, красоты и "сопричастности". 

Я этим летом взяла двоих младших детей и поехала в Карпаты. Увидела горы в первый раз в жизни. Мы жили на базе, так что никаких подвигов. Хотя, кроме ночлега, всё время лазили по горам (они там не очень высокие, поросшие лесом, но для нас, степных жителей, это было чудо).
Но я очень хотела увидеть ночное звездное небо в горах. И, как назло, вдоль стен дома были фонари, которые не давали ничего увидеть. Необходимо было удалиться на расстояние, чтобы этот свет не мешал.
Прямо от дома в 20 метрах была крутая тропа вверх, в гору поросшую лесом. Но где-то через километр этой тропы, она слегка выравнивалась и там была вырубка, т.е. небо было открыто.
Я проснулась в 3 часа ночи. Спросила детей, хотят ли они пойти со мной. Сын  (8 лет) отказался, а дочка (14 лет) тут же подскочила. Мы пошли. Поднимались в гору вдоль тропы журчал ручей, ноги оскальзывались на камнях и уступах. Свет на телефонах мы не зажигали, чтобы глаза не засвечивать. И вот тут-то до меня дошло, что вообще-то тут водятся медведи, волки и дикие кабаны. Понадеялась, что умные животные будут держаться подальше от шумных, неловких и глупых "человеков".  Поднялись! 
Это было прекрасно!!! Стояли завороженные, пока совсем не замерзли.

И вот когда я читала про Ваш поход, я вспомнила именно это чувство, которое испытали мы, когда смотрели на близкие, как никогда, звезды!

И сейчас мы с дочкой постоянно мысленно возвращаемся туда, в те три дня в горах, в ту ночь.

Интересно, что когда я задумываюсь о том, чтобы отпустить детей в поход (просто отвлеченно об этом думаю), то понимаю, что я бы не пустила. Только если я вместе с ними.  Понимаю, что детям надо давать жить, но очень боюсь, что случится что-то нехорошее, а меня рядом нет. Вот, по описанной мной ситуации видно, что я и сама не слишком умна и совсем не сильна в технике безопасности, но полагаться на мозги, реакцию, компетентность чужих людей я не готова.  
Это не значит, что я никогда и никуда их не отпущу. Мой старший в 16 лет ездил в горный лагерь вожатым и был там единственным "медработником" (хотя он вообще-то танцор) на 200 детей, т.к. смотрел "доктора Хауса" и имел младших брата и сестру.  Я была в шоке, когда он звонил по ночам и консультировался со мной (почтальоном) о том, как и чем лечить различные симптомы. Никакой медсестры/врача там и близко не было!
Придет время, дети улетят. А пока что -- это моя ответственность.
Извините за сумбур. И спасибо за возможность комментировать!

Мария из Одессы

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Анна из Бельгии.

 
Ваш рассказ и некоторые коментарии мне напомнили отличный фильм 2016г : "Капитан Фантастик" с Вигго Мортенсеном в главной роли. Там как раз сюжетная линия о столкновении идеалов о воспитании с реальным миром. Должна сказать, что именно этот фильм заставил меня пересмотреть мои личные принципы и идеалы.
Мне кажется, что вы всё правильно говорите, что никто не владеет единым правильным мнением.
 На мой взгляд, главное - гибкость в мышлении, возможность увидеть ситуацию с другой точки зрения. Ведь зачастую речь идёт именно о родителях, а не о детях - заботятся в первую очередь о своей правоте и своём авторитете, а желания и интересы детей мало кого интересуют. И на самом деле, что родители, которые заставляют детей ходить в им (детям) нисколько неинтересные походы, что родители, которые запирают дома любопытных детей которых тянет на природу - результат один: подавление слабых и зависимых своим родительским авторитетом.
Одним словом, я за то, чтоб детям давали максимум возможностей именно самим выбирать, что им интересно (а для этого хоть раз попробовать конечно, будь то поход или что угодно).
 
А тот факт, что детский туризм перестал развиваться, мне кажется, это неотъемлемая часть ухода от советского строя общества. Раз режим не в ответе больше за воспитание с пелёнок "идеального гражданина", то часть этой заботы перекладывается на плечи индивидуумов-родителей. Меньше турпоходов, но и меньше промывания мозгов на политические темы (тут у каждого конечно своё мнение насчёт этих перемен).
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Екатерина, США

 

Я сама ребёнок 70-80х. В нашем детстве походы были, но это не был какой-то экстремальный туризм, я сама (стыдно сказать) ни разу не ночевала в палатке. Походы моего детства - это больше о турслетах, с минимальным количеством и с минимальной сложностью маршрутов и препятствий, это больше встречи и авторские песни у костра. Просто на природу выползали раньше, живя ещё в России, и выползаем с детьми сейчас. Но это скорее пикники, а не походы. В публикации упоминалось о диком количестве регламентов, существующих в настоящее время, но я думаю, что дело скорее в изменении общественного мышления, что ли. 

Попытаюсь пояснить. В комментариях упоминалось что-то о «беспрекословном подчинении» и о том, что это плохо. На мой взгляд, в походе люди постигают такие понятия, как подчинение меньшинства большинству, то, что вся туристическая группа - это одна команда. Туризм - это сфера, где эгоизм, индивидуализм, амбициозность, стремление показаться круче всех могут просто привести (и приводили не раз) к трагедии.  Сейчас в обществе более силён дух индивидуализма. К чему это приводит? Учителя не хотят брать ответственность за детей. Ещё когда мой старший сын учился в начальной школе и мы жили в России, его учительница сказала нам на родительском собрании: «Вы не приучаете своих детей следовать правилам поведения, поэтому не ждите, что я буду водить их на какие-то экскурсии. Я не хочу нести ответственность за то, что с чьим-то ребёнком что-то случится из-за того, что он не слушается. Пожалуйста, берите и водите их сами.» Я тогда, помню, была очень недовольна. Позже, мы с еще несколькими мамами репетировали с классом моего сына постановку к Новому году. Я попыталась урезонить одного мальчика, который, что называется, стоял на голове, и в ответ услышала: «Вы мне не мама, и командовать мной не можете». Тут я невольно вспомнила слова этой учительницы, и подумала о том, хотела бы я повести этот класс, например, в поход (тогда этот вопрос активно обсуждался между родителями). Для себя я поняла, что нет - не хочу. Случись с этим ребёнком что-то в лесу, где до ближайшей железнодорожной станции неизвестно сколько- я буду отвечать за него, а слушаться и подчиняться многие дети просто не хотят и не умеют. Так все и закончилось вылазками на природу в составе 2-3 семей (наших близких друзей). Я как-то вообще замечаю, что школьные учителя сейчас стараются всеми силами избегать каких-то, если можно так сказать, неформальных отношений с детьми и их родителями. В Америке- то же самое. Даже учитель, с которым можно просто поболтать за жизнь, не ограничиваясь рамками parent-teacher conference ( это раз в учебный год родители встречаются с учителями и обсуждают школьные дела ребёнка) - уже редкость. Многие из них боятся обвинений в фаворитизме, несправедливом выделении одних детей в ущерб другим. 

Кроме всего прочего, у меня возник вопрос- а ещё существуют секции туризма, как в нашем детстве? Помню, что такая секция одно время была в нашей школе. Я ее не посещала - неинтересно было, но многие наши мальчишки ходили. В Америке существует движение бойскаутов. Они тоже ходят в походы, учатся разжигать костры, оказывать первую помощь, и т.д. К сожалению, не знаю, есть ли ещё секции туризма в России. Если нет - а где тогда взять грамотных инструкторов по детскому туризму? Ведь не у всех родители - заядлые туристы и походники.  А одного энтузиазма мало - нужно ещё и научить детей, как готовиться у походу, что брать с собой, каким-то элементарным навыкам научить. 

А вообще- Екатерина Вадимовна, огромное спасибо за очередную тему для размышления. Очень интересно было вспомнить и порассуждать.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Доброе утро, Екатерина и читатели!
 
Полностью согласна с Вами. 
Детство прошло за полярным кругом, поэтому в течение учебного года выходить в походы не удавалось. А вот летом лет с 11 с подругами регулярно ходили в лес. Тогда эти места казались лесом. Действительно, и мох, и деревья, ягода, даже маленькие болотца. Просто это находилось в радиусе 1 км от жилых домов. И это были 90-е годы. Сейчас бы, даже там, в маленьком городке, одних детей уже не отпустила, скорее всего. 
С папой ходили подальше. Он разводил костёр. Пекли картошку. До сих пор помню этот вкус. Колбасу жарили на ветках. Ничего вкуснее не было. 
Своей дочери стараюсь показать природу так: ходим несколько раз в год в заповедник Столбы. Да, это не назовёшь походом, т.к. идём по протоптанной тропе, часто, в окружении других людей. Но вот она, природа. Ветер, дождь, птицы, белки, бурундучки. Чай в термосе и бутерброды. Один раз удалось сходить в настоящий поход на неделю в заповедник Ергаки. Условия очень спартанские, но впечатлений масса. Моя дочь была самой маленькой в нашей группе, ей было 6,5 лет. Также есть группы хайкинга и просто люди, которые организовывают походы в выходные дни. У них можно уточнить, на какой маршрут можно пойти с ребёнком. Делаю это и для себя, и для дочери, т.к. знаю, что где-то ещё она не получит этот опыт. А ведь сейчас даже чаепития с классом в школах нельзя проводить. Есть у этого объективные причины, но и сложностей слишком много, чтобы организовать такое маленькое мероприятие. 
Сейчас люди, не только дети, но и взрослые, стали менее приспособленными к жизни. Хотят комфорта. Я вот не могу себе представить, как бы я выживала на месте моей мамы, когда у тебя 2 маленьких детей, воду нужно греть, стиральной машинки нет. Чтобы всё это делать, пришлось бы отказаться от других сторон своей жизни: меньше общения с ребёнком, меньше фильмов и книг. Но, возможно, психика здоровее у людей бы стала благодаря физическому труду. 
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

П Пишет Катерина из Чернигова

Хочу сказать, что ваши преподавательницы проявили чудеса безответственности при организации похода даже для тех времен. Моя мама — альпинистка и скалолазка, в 70-е годы постоянно пропадала в горах, организовывала походы (вся эта активность была до моего появления). И уж я наслушалась от неё, как надо тщательно готовиться к каждому походу. И если у человека не было соответствующей одежды, то он в поход не шёл, и точка. И никаких компромиссов в этом вопросе не было. У мамы был списочек, по которому она у каждого проверяла наличие необходимого обмундирования (еда и вода туда не входили, с этим какая-то другая система была). И когда я была в пионерском лагере, то в поход в шлепанцах не брали тоже.

Кроме того, сами походы - это довольно специфическое времяпровождение, которое не должно нравиться каждому. Массовых походов быть и не должно, потому что прогулки по дикой природе никогда не были безопасны, все это знают из сказок и литературных произведений – то звери нападут, то разбойники, то с горы свалишься. Во все времена по лесам ходили только охотники с оружием или какие-нибудь странноватые персонажи. Женщины с детьми по лесам не гуляли с ночевкой. И грибы собирали по краям лесов, а не на километры вглубь. Поэтому современные родители и чиновники абсолютно адекватно себя ведут, если не позволяют нашим детям «гулять по Африке» без кортежа защитников. Советский период романтизации походов завершился, и все стало на круги своя. В США скаутское движение очень популярно, но там все походы проводятся не в диких лесах, а в специально отведенных для этих целей частях национальных парков, где есть специальные работники регулирующие и направляющие маршруты групп скаутов. 

Я считаю, что любовь к природе и любовь к походам это не одно и то же. Меня, например, все детство и мама-альпинистка и дедушка-грибник приучали к тому что, надо любить природу и поэтому без походов не обойтись. Но мне милее был отдых на турбазе с купанием в речке – ненавижу ночевки в палатке, грибы не ем. Это огорчало родных. 

С рождения я была квартирным жителем, но к тридцати годам стали на меня давить стены многоэтажек и очень захотелось какой-то тишины и покоя. Мы с мужем продали квартиру и купили дом в частном секторе областного города. И этого уровня общения с природой мне оказалось предостаточно. У нас нет огорода, только сад и кот. Рассвет я встречаю с чашкой чая глядя на чудесный вид ж/д моста через реку, птички поют. Какой поход? Куда?!

Но если мои дети захотят пойти в какой-нибудь более-менее адекватно организованный поход, я только поддержу. Возможно им понравится. Это же я походы не люблю, а у них серьезная наследственность:-))) Может им надо.

И еще у меня есть одна мысль, почему сейчас меньше любят походы. Может чрезмерное приучение стерильности в быту. Я помню свой ужас, когда мама дала мне попить воды, которую набрала из «воды, которая текла по земле», то есть из родника, я его тогда первый раз в жизни увидела (где-то в 5 лет). Я попила, но чувство, что я попила грязь, прошло не сразу. И я помню это событие до сих пор отчетливо. Почему этот родник чистый, а лужи во дворе грязные? Почему дома нельзя пачкаться (потому что ты девочка и всегда должна быть чистой), а тут можно? Почему дома нужно есть из чистых тарелок чистую еду, а тут можно картошку из костра выкатить и есть вместе с черненьким? (Про туалет еще можно вопросиков добавить.) Тогда возникает вопрос, если я себя хорошо и гармонично чувствую дома, где есть определенные правила чистоты, то почему я должна быть в восторге от грязи в походе? Вот поэтому и нету восторга.

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Надежда из Воскресенска ( Московская область), 35 лет

А мне отозвались глухари. Отозвались тем ощущением, которое сама испытывала в немногочисленных своих пеших походах. Их было всего  два, оба во взрослом возрасте и оба в горы (Кавказ и Урал). Оба раза поднимались на «тысячники»,  оба раза я под конец выдыхалась, и ботинки натирали, и пот капает, но ты залез, а там бац – и небо. Такое, что ты стоишь, как дурак, все слова потерялись, и что-то неописуемое с тобой происходит… Наверное, то самое, ради чего иные люди лезут опять и опять, не слушая разумных и скучных тех, кто остался внизу. Моему старшему сыну всего четыре года, в походы пока не ходили с ним, даже с палатками никуда не выбирались. Но даже на простых прогулках стараюсь ему показывать что-то «вот такое». То, что нужно не мозгами препарировать, а чувствовать. Думаю, что первый поход в его жизни рано или поздно случится, посмотрим, как отнесётся к этому делу. Не понравится – увы, но не смертельно. А если мои сегодняшние действия принесут плоды и походы будут для «глухарей» - очень обрадуюсь.

Вообще моё мнение – походы нужны в первую очередь не для тренировки выносливости, социализации и тому подобного. А для того, чтобы увидеть вот таких вот «глухарей», для каждого своих (тихий рассвет над речкой или засыпанное звёздами небо в степи сюда тоже относятся))). А ещё, наверное, я ненормальная мамаша, но если бы мой ребёнок  сходил в такой вот поход, как вы описали в своём эссе, замёрз, вымок и изгваздался, да даже и простыл потом, но зато принёс бы мне оттуда «мама, ты представляешь, они такие там, и небо розовое-розовое, и мы САМИ ВИДЕЛИ!!!....»  - начхать бы мне на все описанные выше факторы. Умение даже в окоченевшем виде обалдеть от токующих гигантских птиц  не имеет практической ценности, но лично для меня имеет ценность другого ряда. Того, что нас Людьми делает, пардон за пафос. Простуда пройдёт, она не первая и не последняя, а глухари на фоне рассвета – это на всю жизнь.  И, как говаривало одно мудрое мультяшное транспортное средство,  не опоздать бы нам на неё с нашими приоритетами в виде тёплых носков и «безопасности». Впрочем,  тем не менее, я всё же сторонник грамотной подготовки к походам. И шерстяные носки лучше надевать)).

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Екатерина Вадимовна , спасибо вам за такие интересные темы. Еженедельно вас читаю , и каждый раз моя память выдает мне массу воспоминаний . Меня зовут Наталья ,мне 43 года . г.Бишкек

 

Как сейчас помню – мне 13 собираю рюкзак, мама рядом ходит и ворчит , что девочке в жизни не пригодится этот туризм – лучше бы на макраме ходила. Ворчание ее прерывает папа-, “Ничего страшного пусть ребенок занимается тем , что ей нравится”. Замечу ,что папа охотник ,мог неделями пропадать в горах. Но мама не унимается –«Может не поедешь ? ну что-ты нашла в этих походах …. Вон у т.Иры Вика шьет, вяжет ….» А я молча собираю рюкзак, и жду с нетерпением завтра.

   А завтра сборы . Нас команда 10 человек 5 мальчиков ,5 девочек. Руководитель кружка, помощник (обязательно женщина) и пара старших ребят лет по 15,16.  Всего 14 человек. Маршрут проработан , идем в неизвестность - а вполне изведанное ущелье. Но идем одни ,без пап и мам . Целых 5 дней мы будем заниматься интересными вещами, общаться друг с другом у костра , петь песни, рассказывать анекдоты , просто смотреть на звезды. Мы с рюкзаками в которые уложены теплые вещи, сухпаек ,средства личной гигиены и спальный мешок – выдвигаемся в поход . Девочки несли только свои рюкзаки – мальчишек нагружали побольше , там и палатки и провиант, и нужные в походе вещи –веревки ,карабины, обвязки,кастрюли и даже газовая горелка……

 5 дней похода для подготовки к соревнованиям, а потом выезд на сборы где собирались ребята со всей республики. Ощущение свободы, личной значимости, умение работать в команде – это самые лучшие мои навыки приобретенные в таких походах.

 Как бы то ни было, родители в любые времена- стараются создать для своих детей самые лучшие условия исходя из своих возможностей. Переживают за них. Не знаю что случилось сейчас, почему мы став взрослыми , так стали опекать своих детей . Не даем им самостоятельно принимать решения, не учим самым базовым навыкам – выживания в дикой природе. Наверное потому  ,что мир вокруг стал диким- и окружающий город несет в себе большую опасность , чем дикий лес. Ну сколько детей пострадало в походах ? а скольких сбила машина в городе, избили ,изнасиловали…… ?  

В одном из таких походов у нас случилось ЧП. Мальчик из группы нырнул в реку – и сломал шейные позвонки. В последствии умер. Пока наш руководитель занимался хозяйскими делами , мы смылись на речку искупаться. Мальчишки в возрасте 13-14 лет в наше время такими поступками привлекали наше девчачье внимание. Ныряли с небольшой высоты. И тот кто нырнет круче - не солдатиком , ни бомбочкой , а по взрослому вниз головой- тот герой не только в глазах девченок , но и среди мальчишек .Вот Вовка и нырнул так по взрослому. А река оказалась мелкой. Память уже стерла все детали того проишествия . Но я помню как мы вытаскивали Вовку, как он лежал и говорил – не чувствую ног, рук. Как мы ему говорили,- Вовка , держись , врачи помогут, ты только держись….. Как потом мы всем отрядом переживали , ждали его операции, тихо молились каждый по своему , слушали что говорят взрослые – винили себя , что не смогли предотвратить…. Потом похороны, наши слезы, горе родителей, поседевший за эти несколько дней наш руководитель кружка, наши слезы...... я каждый день до лет 18 вспоминала Вовку, каждый день вела внутренний диалог с ним. Это была первая встреча со смертью. Страшная встреча, мне в 13 казалось , что так несправедливо устроен мир. Так не должно быть …..Сейчас понимаю , что так бывает.  Бывают несчастные случаи , и они самые нелепые, самые душераздирающие ,потому как винишь себя , что не уберег , не подсказал, не объяснил, не предостерег, не был рядом.  И этих Не очень много. Так получилось , что мне в свои 13 пришлось столкнуться с несчастным случаем- конечно , мои чувства нельзя сравнить с чувствами родителей потерявших своего ребенка. Но я до сих пор глубоко переживаю эту смерть. Потом уже были потери близких родственников, но не поверите - та боль 13 летней девочки , она была совсем другая. Она в моей душе оставила след, я до сих пор храню ее . И каждый год прихожу на могилу к Вове. Ему там всегда 14. Нет , я не была влюблена в него, он даже не был по настоящему близким мне другом - так парень из команды.

  Отпущу ли своего ребенка в такой поход – думаю да. Но им почему-то не интересен мир дикой природы. Сама в походы уже хожу редко. Всему наверное свое время. Сейчас меня более увлекает сбор грибов, нежели ночевка под открытым небом в палатке. Если бы кто-то предложил вернуться в свои 13- в тот день ,когда шли в поход – с удовольствием бы вернулась хотя бы на день. Мир  в мои 13 был удивительным , добрым, интересным. И я в нем была другая- умеющая сопереживать и пропускать чужую боль через себя . Сейчас я уже другая . Спасибо родителям, что отпускали меня в такие походы.

 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваНаталья, спасибо, что рассказали о Вовке. Теперь я тоже буду его помнить. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

П Вячеслав из В. Новгорода

Катерина, если лишнее, не публикуйте, это на тему «как я заблудился»
Своего транспорта у меня нет. Езжу рейсовыми автобусами, маршруты все сокращают и сокращают, а возможности съездить все меньше и меньше. В воскресенье глянул расписание, остались 2-3 варианта. В августе был в тех краях, на болото заглядывал, не понравилось. Но других вариантов не просматривалось, решил поехать наудачу. На этом конкретном болоте не был года 3-4. «Туда» дошел успешно, беспокоился только, что с ночи мороз, клюква примерзнет. Напрасно беспокоился! Примерзать было нечему (как и были подозрения). Первый признак «мертвого» (в данный сезон) болота – мало натоптано. По болоту как будто никто не ходил. Решил пойти на противоположный «берег», может, там что будет. Не спеша перешел болото (километра три), собрал штук пять ягод –и это было все. При неурожае шанс есть лишь по краям болота и в «карманах» - отдельных маленьких болотцах вдоль края большого болота – в центре «на глади», ягоды, как правило, в такие годы нет. Пошел по краю, повторяя все изгибы, шел часа два-три – никаких шансов. Зато погода была великолепная – солнце, золотая осень. Пообедал, пошел дальше еще полчаса – ничего. Плюнул на все, лег на кочку (благо осень была сухая) и поспал часок – красота! Солнце уже перевалило за полдень, поэтому,  даже найдя место с ягодой, уже едва успеешь хоть что-то набрать до возвращения. Решил обследовать последний выступ болота, расположенный полукругом. Пока шел к берегу, заметил, что хордой полукруга идет тропа (нетоптаная в этом году, но уверенная), заметил ее. По законам жанра, подойдя к берегу, заросшему сосенками, нашел ягодное место – не ахти какое, но место. А времени в обрез. Начал собирать, насобирал полуведро (5 л), высыпал в корзину, насобирал еще с литр и понял, что надо идти назад (по высоте солнца над горизонтом, на часы не смотрел). Отыскал упомянутую тропку, пошел по ней. Было впечатление, что она вела к тому берегу болота, с которого я начал свой путь, только вот севернее или южнее, сообразить никак не удавалось: пока ходил по периметру болота, плохо понял, сколько прошел по прямой и в каком направлении. Но тропа есть тропа, куда-нибудь выведет. Прошел болото (меньше чем за час, по ощущениям , подумал: что-то уж больно быстро), вышел на берег, а там ночевье (кто-то когда-то ночевал неоднократно). От ночевья, как правило, есть тропа к деревне. Тропа была, по краю болота, и вела она на юг, хотя было и продолжение ее от ночевья на север, но я подумал, что это выход с ночевья в болото и на север не пошел, пошел на юг. Вот на юг пришлосль идти около часа, пока не пошла дорога не вдоль берега, а в глубь леса от болота на запад, и я подумал, что это в компенсацию быстрого перехода болота, шел обратно как бы по катетам треугольника, а туда по гипотенузе. Решил, что  я близко к точке, откуда заходил. Возвращаться мне надо было на запад на протяженный объект – шоссе, так что, даже ошибившись немного, в конце концов на шоссе выйду. Тропа и шла на запад, даже не тропа – парная колея. Я решил, что нашел правильную дорогу, параллельную той, которой шел на болото, как раз приметил хорошее место для привала и поужинал, съел все, ведь правильную дорогу я нашел – чего экономить?  После еды идти хорошо, дорога замечательная, только в одном месте вдруг провалился чуть не по колено и удивился – почему нет обходной тропы, обычной в таких случаях? Но значения этому не придал, А ЗРЯ. Дальше дорога пошла по гребню, идти было легко, хотя подозрительно было, что совсем, совершенно не натоптано (шел туда – тропа не была разбита, но топтали в этом году точно). Приписал это листопаду, пошел дальше. ВНЕЗАПНО посреди дороги появились тонкие деревца, и две колеи превратились в едва намеченную тропку – и это на гребне, по-видимому, единственному месту, по которому здесь удобно идти! Странно и подозрительно. Но вскоре по ходу движения дорога расчистилась, стала шире, колеи просматривались плохо, но ведь это из-за листвы… Подумал – если все правильно, идти осталось не более получаса, приду засветло, еще час автобуса ждать, ну да не проблема, отдохну. Иду , однако, и вижу, что спускаюсь в низину и что вижу – бобровое место, т.е где-то запруда, а здесь куча мелких ручейков, кочки , вода, сохлые стволы и очень плохая тропа. Сюрприз! Впрочем, низина встречалась и на пути «туда», наверно, это она же, вот перейду – и в деревне! Осень сухая, если бы была влажная, шансов перейти,  не искупавшись, было бы мало, а в этом году можно попробовать. Переходил довольно долго, около получаса, хорошо, без особых приключений, только устал скакать по кочкам. Тропа возобновилась в прежнюю дорогу, широкую, пошел быстро. Между тем уже сумерки, дорогу едва вижу, но, думаю, теперь совсем немного осталось, стал искать просветы (всегдашние пустые надежды). Дело в  том, что просвет, если это не край леса и не начало поля или хотя бы урочища (заброшенного покоса или деревни) – это плохое предзнаменование: либо болотина (типа созданной бобрами или естественной), либо вырубка (с порослью молодого «бамбука» и пеньками), либо поваленный бурелом (вообще непроходимо). Но я шел уже далеко не полчаса! Наконец появился просвет, я приободрился, но что это – дорога повернула вдоль просвета, не на запад, а на юг. Подумал было, что просто изгиб такой, прошел дальше на юг с полкилометра – а сумерки закончились и наступила ночь – спасибо, что лунная, и что вижу (или не вижу): дороги больше нет, есть какая-то просека уже даже не на юг, а на юго-восток, а просвет остался позади! Прошел метров сто на запад без дороги, два раза упал, вернулся, понял, что приплыл. Вернулся к повороту, пошел на просвет (при луне все же был виден, да и запад еще теплился закатом) – а это еще один бобровый подарок. В темноте падал, два раза зачерпнул в оба сапога, когда переходил основное русло перегороженного бобрами ручья, но перешел-таки бобровую низину – а дальше что? Дороги нет,  светило – луна, где я, толком не пойму. Назад возвращаться – а смысл? Пошел при луне на запад (луна сзади, тень указывает дорогу) по бездорожью. И при солнце-то хождение по нашим лесам без дороги – не сахар, а тут… Падал раз десять, бессчетно спотыкался, натыкался, то холм (благо), то низина (ад), продвигался со скоростью, раз в пять меньшей, чем по дороге, и зигзагами. Шел так с полчаса, без всякой надежды (в прошлый раз в августе километрах в 20 от этого места шел несколько часов, не встретив не единой дороги). Вдруг наткнулся на дорогу-просеку. Счастье! Надо сказать, что просека без дороги – это чуть больше, чем ничего, а вот просека с дорогой – больше, чем просто дорога без просеки. Т.к. я шел на запад, дорога-просека шла по линии север-юг. Не особо раздумывая,  свернул на юг (долго рассказывать, почему, да и карту я до сих пор не удосужился посмотреть в подтверждение или опровержение). Снова набрал приличную скорость – откуда только силы взялись! Позвонил по мобильнику отец – впервые с утра взял мобильник, взглянул на часы – десять вечера, автобус уже ушел… Сказал отцу, что приеду утром. Шел с полчаса, увидел ответвление на запад – прошел десяток метров – не понравилось, вернулся в поход на юг. Еще минут двадцать – и уже уверенное ответвление на запад! Ура! Пошел… Через полчаса - а вот и просвет, ПРАВИЛЬНЫЙ просвет, это уже поле! Однако просвет кончился – это было урочище, но не беда, от урочищ до деревни, как правило, не больше часа (бывают и исключения, ну да ладно). Еще полчаса спорого хода – слышу лай собаки. Хорошо –то хорошо, но деревенские собаки, да еще ночью, да еще с цепи спущенные. Да…
Иду еще минут двадцать – может, спутал с криком птицы? Но вот вижу огоньки  и снова слышу лай. Дорога, будь неладна, опять сворачивает, на этот раз на север. На запад идет неприметная тропка, но по ней идти не хочется. Может, дорога огибает ручей, впадающий в реку? Сворачиваю с дороги и иду на огоньки. Без дороги по полю плохо – спотыкаюсь, трава выше плеч, но в конце концов выхожу… нет, не на ручей, а на саму реку. Нехорошее предчувствие. Не та ли это деревня, где мост через реку обвалился еще в перестройку, да так и не восстановлен, ведь деревня на другом берегу, у шоссе. Та деревня, где я заходил, на противоположном берегу от шоссе, и мост там исправен. Возвращаюсь на дорогу, четверть часа иду на север, затем резкий поворот на юг – и точно! Тракторный брод. «Человеческий» брод, увязая в прибрежной жиже, отыскал севернее, но и по  нему, несмотря на сухую осень, перебраться без слеги невозможно, а еще искать и рубить слегу, и все равно шанс полностью искупаться, а ночью будет холодно, мороз под утро, автобус ушел, проситься ночевать не хочется, вероятность поймать попутку 1:100 (и днем берут неохотно, а уж в темное время… Впрочем, в августе взяли – но это уже другая история). Короче, начал было возвращаться на дорогу, но тут уже стало еще темнее (хоть и с луной), снова споткнулся пару раз, упал и подумал: до «моей» деревни с мостом километра четыре, пройду я их завтра утром или сейчас – какая разница? А здесь вроде кусты с сушняком – топливо под носом. Надо сказать, что в кромешной тьме в лесу найти топливо для костра может быть проблемой – кругом, к примеру, береза или  ольха. С березы сушняка почти нет – она гниет в бересте, от ольхи или осины толку мало, если не найдешь большое поваленное и высохшее дерево – а как его в темноте найти? Лучший вариант, как писали в одном блоге, нижние ветви старых елей ( и пару высушенных стволов осины icon_smile.gif ), но это уже почти ключ от квартиры, где деньги лежат. А тут какие-то кусты,  сушняка полно, шоссе рядом (не заблужусь теперь), высокий берег реки – и чего не заночевать? Развел костер (не стал выпендриваться, воспользовался сухим горючим), натаскал хвороста побольше и пару-тройку больших стволов. Прилег даже, стал сушиться. Приятель выписал из-за бугра резиновые сапоги – при сушке оплавил верх сапог из пористой резины, инстинктивно схватил оплавленное, мгновенно обжег палец – ну да фиг с ним. Стал сушить носки (с этими сапогами портянки не идут, надо носки, носки тоже выписал) – не сохнут, объемная пряжа! Заметил, что горячее всего костер жжет мне бедра – налепил носки на бедра и прилег. Как положено, периодически вращался с боку на бок, чтоб не сгореть. К счастью, заготовленные стволы оказались ровно той степени влажности, чтобы как-то поддерживать горение, но не сгорать быстро. Стволов хватило до утра, только пару раз подбрасывал сушняка помельче – луна скрылась, тьма кромешная, и искать новые стволы было бы трудно. В 6 утра звонит жена – я ей сказал, что приеду в одиннадцатом часу, она в девять улеглась спать (рано вставать), уверенная, что я приеду. Утром пришла ко мне в комнату – меня нет. Звонит. Объясняю.
К утру все высушил, как рассвело только, чтоб уже видеть дорогу, собрался и пошел. Еще ночью пришла мысль – а ходит ли автобус каждый день или только по нечетным дням? Забыл! Идти, однако, по любому надо. Пошел по дороге, которая была проложена вдоль реки по краю леса. История повторилась – несколько раз думал: вот деревня! -  а это очередной холм. Когда дорога хоть немного заходила в лес, стал тревожиться, дул уже на воду, на молоке обжегшись. Были даже мысли: а та ли это река, то ли шоссе, та ли Вселенная. Вместо 4 км, казалось, отмахал все восемь (по карте еще не смотрел), но в деревню все ж добрался. Перебрался по тому же мосту, что и вчера утром, но уже на сторону шоссе, прихожу к остановке, думаю, что делать. Точного времени прохождения автобуса я не знаю – только примерно. А главное – когда автобус шел туда (в том направлении, в котором я ехал вчера и вышел на остановке), я должен был слышать, пока шел по дороге вдоль реки и шоссе – я хорошо отличаю звук автобуса от других транспортных средств – а я не слышал! Чего же я буду ждать его обратно, когда он туда не шел! И я пошел пешком по шоссе до главной трассы (километров 10, по моим прикидкам). К счастью, до следующей деревни был километр. Когда я подходил к вывеске с названием деревни, услышал шум – это была легковая машина, можно было не смотреть – так и было. Но вслед за ней через минуту зашумело еще что-то: не автобус, но и не легковая. На всякий случай перешел с левой стороны шоссе на правую – вдруг оказия. НО ЭТО БЫЛ РЕЙСОВЫЙ АВТОБУС. Просто это был не ЛАЗ, не ЛИАЗ, не Икарус, а нечто укороченное с другим двигателем, шумящим по-другому - а я, едучи туда, не рюхнул. Тут нюанс – до остановки метров 50, но я не успеваю. Водитель имеет полное право (и даже обязанность) не остановить, если я машу рукой не на остановке (было дело в той же местности, давненько, правда, не остановил и на остановке, ибо я не махнул рукой). Махнул. Автобус остановился. Всё! Единственное, в автобусе было жарко, и заныл обожженный палец. Выставил в щель окна, так всю дорогу и ехал. Еще раз позвонила жена, не успела отвести младшую в сад, оставила дома с моим отцом, просит перезвонить, как приеду. Приехал. Перезвонил. Помылся. Поел, завалился спать. Приключения закончились – по крайней мере те, что в лесу.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Александр, 40 лет, Москва

Прочитал в нескольких комментариях, что походов стало меньше, потому что маятник качнулся в сторону индивидуализма, а походы - дело коллективное. И на этом месте я много чего вспомнил…

По моему мнению, это не так. В смысле, оно не черно-белое, это не полярности. Например, можно воспринимать группу как, скажем, дополнительный большой удобный самодвижущийся рюкзак, и одновременно - как людей, с которыми хорошо и интересно (или нет). И тут нет никакого цинизма, и походы - хороший способ научиться сочетать эти разные грани. В походах есть место и индивидуализму - например, я всегда ставил свою палатку на максимально допустимом удалении от лагеря. И одновременно у меня никогда не было вопросов, надо ли участвовать общих работах по сбору валежника для костра, приготовлению еды и т.д. В общем, тренажер для построения личных границ, про которые так любят говорить - вот он, в полный рост. 

То, что касается примеров, когда учитель не хочет идти в поход с произвольной группой учеников - так это ж норма, а не веяния времени. Право “вето” у руководителя похода было всегда. Мне, чтобы присоединиться даже к простому походу, каждый раз нужно было рассказывать о себе и своем опыте. Даже в коммерческих группах так было, где “порог входа” снижен, и где маршрут часто адаптируется по ходу дела под уровень участников. И это естественно, потому что надо быть безответственным, если не сказать “идиотом”, чтобы повести группу в поход, не зная ее достаточно хорошо и не будучи в ней достаточно уверенным. Кстати, это действует и в обратную сторону - я часто делал выбор, участвовать или нет в очередной авантюре, задавая себе простой вопрос: если группа дистабилизируется или что-то еще пойдет не так, смогу ли я с учетом маршрута выйти из ее состава и вернуться самостоятельно? И если не смогу - доверяю ли настолько я группе и организаторам? И вопрос этот - не простая формальность, и я часто отвечал на него отрицательно.

В общем, с моей точки зрения, походы в этом аспекте - это безопасная имитация социума. Безопасная - потому что в отличие от серьезных отношений - работа или семья, например - поход длится не так уж и долго. Поэтому конфликты, даже если возникают, не успевают достигнуть фатальной стадии. А если и успевают, то обычно все можно быстро прекратить без серьезных последствий для общего хода вещей. Так что это все обычно не драма, а просто опыт, который иначе я не знаю где еще можно получить.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

 ))
 

Ольга, 47 лет, Германия.

Старшее поколение этой организованностью очень увлекается. И экипировкой. Когда-то я пробовала ходить здесь в походы. Участники чуть с ума меня не свели этой своей экипировкой )) Каждый считал необходимым научить меня правильно экипироваться. И между собой они об экипировке много разговаривали. И оценивали как организованно. Я тихо злилась )) 
Видимо есть люди, которым заорганизованность нравится.
 

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Ольга:

 

Тему походов повернули уже и так и эдак, но не упомянули пока ещё один интересный момент. В СССР, имхо, походы приобрели популярность в частности просто из-за того, что нужно было как-то провести время, не было таких возможностей, как сейчас. От скуки бежали. Моя мама была учительницей и походы с детьми в лес - просто образ жизни, что, собственно, и привело меня сначала в Ленинград в академию возле метро Лесная, а потом на работу в этот "страшный и ужасный", но зато прекрасный и удивительно наполненный мир деревьев со всеми его потрохами и проблемами. Так вот, в конце советского времени каждую весну окрестности лесничества были достаточно равномерно "украшены" увядшими букетиками пролесок, выброшенными детьми, которые устремлялись в ближайший лесок, соревнуясь, кто раньше и больше наберёт цветов. С некоторых пор проблемы больше не существует. Думаю, не трудно догадаться почему. Ага, дети успешно компьютеризировались, теперь у них есть чем заняться. Пролески цветут по-прежнему. Дети иногда всё же ходят в лес, иногда даже с учителями, на полчасика - не поход, благо далеко идти не надо, да и леса сами по себе - не тайга бескрайняя. Пришлось привыкать, что лес здесь просматривается насквозь, в некоторых местах даже летом. Мне очень понятно ваше воспоминание о глухарях. 12 лет, собрались только заинтересованные (кружок зоологов), всё получилось. Ваши взрослые знали, что делают, они же не всех подряд повели. Здорово! Природа неисчерпаема на впечатления. Так и живут со мной старый лис, с которым мы вместе вышли из леса, сонный кабан, ломанувшийся из-по черёмухи в заросли терновника, зяблик на тропинке, барсук, чья нора оказалась слишком близко от лесосеки и он, переселяясь в новую, откопал старую гильзу от снаряда, сурки, живущие в ближайшем логу, и косули, танцующие на высокой линии холма в закатном солнце. Жаль, глухарей видела только на фотографии. Не знаю, нужны ли подобные впечатления всем. Что касается меня, то поддержать разговор о ценах или скидках или политике не смогу. Каждому - своё. Спасибо за ваш блог.
 
 
 
 
 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина МурашоваОльга, а Вы уверены что это были и есть именно пролески? У нас в области это нечасто встречающийся цветок из семейства спаржевые. Может быть речь о ветреннице дубравной (анемона немороза - если транскрибировать латынь)? Вот она действительно весной цветет ковром и ее дети собирали едва ль не охапками.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова Всё-таки Белгородская область. Смотрите сами. Scilla sibirica. Пчёлы носят на лапке голубой взяток. Местные жители ставят ударение на первый слог и могут называть ещё "ростики". Ветреница дубравная встречается редко и цветёт гораздо позже, а вот лютиковая (жёлтая) заходит сразу после пролесок.
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Катерина Мурашоваугу. Я Вас неправильно поняла - думала после окончания института Вы у нас и остались работать и в Ленинградской области и видели этих детей и цветы. У нас теперь есть кроме белой еще и голубая и даже розовая ветренница (в юности я таких не видела - мы связываем их появление с возросшей степенью общественной толерантности ;))
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Пишет Вадим из Питера. 

Да, кружок при Ленинградском зоопарке в моё время был серьёзной организацией. Помню, как однокурсница по физфаку, Надя делилась своим опытом пребывания там (школу мы закончили в 73-м). Рассказывала о слоне-блокаднике, который затоптал чем-то несимпатичного ему служителя. Демонстрировала свою фотографию с львёнком на руках. А также глубокий шрам на руке от локтя до кисти, оставленный, по-моему, пумой. 

Хочу внести «свои пять копеек» про чувство близости к природе. На Камчатке мне довелось побывать в совершенно диких местах. Например, в пади Широкая на мысе Шипунский. Но упомянутое чувство я сильнее всего испытал совсем рядом с нашим городком Вилючинском на вершине сопки «Сельдевая» (714 м), именуемой в народе «Колдуном». Расстояние от парадной моего дома до её основания составляет всего 2,5 км. В одно из воскресений 1994 года в начале июля я отправился вместе со своим эрдельтерьером Жаком на «Колдун». Поднимались мы по той же крутой тропе, что и всегда. На ней лежал толстый слой снега, наверное, всё ещё большее метра. Но идти по нему было легко - сверху образовался плотный наст. Я разделся до плавок, а одежду сложил в рюкзачок. Шли, наверное, минут 40. На вершине, кроме нас, никого не было. Перед глазами открывалась изумительная панорама на 360°. Яркое солнце. Чистейший воздух. Чувство полного слияния с Природой. Ощущения непередаваемые. Проведя на вершине минут 30 - 40 мы стали спускаться. Внизу мы оказались всего через пару минут. Я съезжал на трёх опорах: на ногах и толстой палке, на которую опирал свой вес. Пару раз пришлось останавливаться: мёрзли ноги из-за налипшей на голени снежной крошки, летящей из-под ног. Жак съезжал на заднице, опираясь на две передние лапы, иногда подтормаживая ими. На обратном пути я набрал в ручейке фляжку волшебной воды для чая. В верхнем течении ручей протекал ещё под снежной и ледяной шапкой.

Сергей Мурашов

Сергей Мурашов

Катерина, спасибо: и пост хорош, и комментарии к нему.

Я как-то никогда не считал себя особенным походником: особенные - они все праздники справляют в лесах, для них в снегу переночевать - как кружку пива выпить... Но стал вспоминать - и оказалось, что на самом-то деле вспомнить есть чего - и походы на байдарках, и скалолазание, и ночёвки в лесах - и одиночные, и, эм, групповые... И с женой за последние тридцать лет мы находились - набродились... Захотелось написать коротенько, может и напишу.

Конечно, не нужно никого гнать в поход силком... И не стоит утверждать, что походы - это решение всех проблем, как некоторые пытаются. 

Кому-то интересно побыть ближе к природе, "увидеть глухарей" или то же небо в ярких звёздах, которого не увидеть в городе, кому-то - испытать на разрыв себя, кому-то - найти единомышленников, кому-то - покрасоваться перед другими... А кто-то красуется и ищет единомышленников или получает удовольствие как-то иначе, не изнуряя себя долгими переходами и греблей...

При этом риск есть везде и всегда, и большинство всё же умирает не от того, что неудачно нырнули или упали с горы, хотя и такие знакомые у меня были. Но чаще люди оскальзываются в ванне, попадают под машину, умирают от рака... Помнится, за те несколько месяцев, что я носил сапоги, у нас однажды были двухдневные учения - и мы все, собрав под осенним ливнем плащ-палатки, ночевали мокрые до нитки, на холодной земле... И ни один не простудился. Мою жену в Австралии ужалил конус - но она выжила, и, как и положено, около года потом ничем не болела... А из мужской части моей детской-юношеской дачной компании, в которой я был старшим по возрасту, в живых остался я один - и трое остальных умерли безо всяких рискованных мероприятий, занимаясь тем же, что и остальные жители Москвы и Подмосковья... Подозреваю, что и ваш "глухариный" поход не привёл ни к каким печальным последствиям... 

Привет из Дубая, кстати. Удивительно, как разросся этот городок всего лет за 20 - 25... Они здесь, наверное, ходят за походной романтикой в пустыню... Как по мне, неважная замена лесам, горам, и рекам... Но - кому как...

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Сергей МурашовСпасибо, Сергей. На мой взгляд пустыня и степь также офигитительны как и лес. Степной Бог Высокого Синего Неба - я это в общем то понимаю, хотя сама прибрежно лесной житель скорее. А какие там по ночам звезды и млечный путь...:)
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Андрей из Кемерова
 
 
Ну, во-первых, текст, который Вам прислала Вера - его уже в одной из соцсетей подробно разобрали. Не все так страшно, как там написано. Все "жёсткости" в большей степени там касаются тех, кто оказывает за деньги услуги в области детского туризма. Но...
Реально нынче с детьми проблема. И не только в туризме. Захочешь даже просто кружок вязания организовать - чиновники и контролирующие органы тебя замучают ))) И виной всему - как раз вот такие мамочки, которые у Вас комментарии пишут. Раньше над такими подшучивали. Вспомните хотя бы стих "Мимоза" Михалкова: "Он растет, боясь мороза, у мамы с папой на виду, как растение мимоза в ботаническом саду". Сейчас же эти мамочки не только своего дитятю кутают, но и навязывают правила и законы, чтобы другие родители поступали точно так же! Чиновники идут у них на поводу, потому что всегда проще запретить и спать спокойно, чем бояться лишиться своего насиженного места случись что.
Я это утверждаю, потому что сам являюсь руководителем детского отряда (на волонтерской основе). И тоже с таким сталкиваюсь. "Как? Дети спали на грязном полу? Как? Они пили чай из этого грязного котелка?"  Обычно, такие родители или смиряются с происходящим, потому что дети сами их заставляют - им нравится, и все тут! - или же просто уходят, в зону своего комфорта.
Мамочки! Которые боятся за своих чад! Вам просто надо решить, кого вы из них хотите вырастить. Хотите, чтобы ваш сын умел видеть и понимать мир, чтобы мог, даже еще ребенком, протянуть вам руку, на которую вы сможете опереться, чтобы девочки засматривались на него вовсе не из-за красиво уложенной шевелюры и не из-за бабок его папочки - тогда милости просим в наш отряд: мы вместе пройдем горы с тяжелым рюкзаком на плечах, сплавимся по холодным рекам, переночуем в зимней тайге, увидим глухарей, оленей, щук - мир! Если же вам достаточно, что ваш ребенок всю жизнь просто тупо просит на диване, уставившись в гаджет, что его не волнуют ни глухари, ни ваши потенциальные внуки, ни, следовательно, вы сами, зато он сытенький и здоровенький, что окружающие будут видеть в нем не его самого со всеми достоинствами и недостатками, а только его антураж - машина, шмотки, деньги - то... То кто ж вам запретит: это ваше законное право! Вам решать. Мы не считаем, что это плохо. Поэтому, пожалуйста, не тоже не считайте, что другая жизнь, без стопроцентных гарантий безопасности - это плохо. И не мешайте.
А наш отряд - его жизнь можете посмотреть тут:
https://www.youtube.com/channel/UCnBsaex4zRwQAImNx1JzR8A?view_as=subscriber

 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Постараюсь кратко — как выстрел. Много Вам уже написали )
 
У нас на Сахалине возрождается пеший туризм и детский в том числе. Занимаются как минимум три общественные организации, которые в том числе продвигают экологические темы. Восхищаюсь нашими организаторами, которые преодолевают все бюрократические издержки с финансовой помощью нефтяных компаний. Ребенка в прошлом году отправляла в один из таких лагерей. Стоят там палаточным лагерем, обрабатывают территорию от клещей предварительно. С оборудованными полевыми кухнями, палатками для проведения обучающих игр и программ. Обязательно приезжают проверки, дети все проходят инструктаж по важнейшим туристическим законам. Учатся бытовым походным вещам, готовить на костре. И в этом воспитывается характер ребенка, он сам понимает себя лучше и становится увереннее. На Сахалине много людей, которые ходят в серьезные походы и даже с маленькими детьми. Самая я выросла в городе и мне кажется, что отторжение от познания природы идет от отсутствия практических знаний, страха. Сама восполняю их и с детьми хожу в дневные походы. Очень помогает современная экипировка, которая делает все гораздо приятнее – легкие и прочные материалы, идеальная спортивная обувь. Мне кажется именно в познании мира, в изменчивости живого, в невероятности деталей созданных природой – настоящая жизнь. А кроме того и отдых для головы. Все материальное проходяще, воспоминания же твоего единения с природой бесценны.
 
/Анастасия/
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Очень хорошо, что есть возможность комментировать тем, кто наткнулся и на клуб, и на статью совершенно случайно. Обидно, что в первом же комментарии полнейшее неприятие детского туризма как такового. Увы, мозги у нынешних взрослых давно и прочно поражены «стерильными» условиями жизни, в которой абсолютно нет места настоящей реальной жизни. 
Я в свои школьные годы ходила в походы, не так давно даже практиковала автостоп — увы, тоже ставший довольно опасным занятием, особенно для женщин. Мои одноклассники ходили в походы куда больше, чем я, ибо в школе был замечательный учитель географии, который и вёл туристический кружок. Я пришла в эту школу уже в восьмом классе и в этот кружок не попала, как-то даже информации не нашла, как в него затесаться. Но в старших классах мы надумали пойти в поход своим классом (на те же пресловутые 20 километров), учителя нас отпустили только в сопровождении нашей производственной вожатой, а по совместительству старшей сестры нашей одноклассницы. Потом мы уже ходили и с ней, и без неё, было очень здорово.  Своих детей возила стопом же на фестиваль за тысячу километров, с дочерью попали под снегопад, ибо ездили на север на майские праздники, а там в это время погоду не угадаешь. Хныканья и простуд не было, позже она стала ходить в походы с друзьями. Сын тоже пришёлся ко двору, его возила летом. Сейчас дети ходят в походы уже без меня, с друзьями, ко мне забегают только за палатками и спальниками.
Я никогда в жизни не видела ни глухарей, ни тетеревов, на которых съехала комментаторша, но, наверное, это захватывающее зрелище и оно стоило нескольких часов пешего перехода по сугробам. Все шли молча — так болтовня мало того, что создаёт непозволительный в данном походе шум, так ещё и силы у болтунов отнимает. Зато у товарища нашлись запасные варежки для потерявшей свои девочки — сейчас такое не всякий взрослый поймёт. Не так одеты-обуты — ах какой кошмар! Жаль, последствия похода не описаны, но я очень сомневаюсь, что хоть один ребёнок заболел, несмотря не неподходящую обувь. Зато они получили на всю жизнь то, что эта вумная комментаторша никогда не поймёт, потому что сама этого не знает. А чего она не знает, то просто недостойно даже чтобы его узнать.
Увы, в озвученных современных условиях детям остались только семейные походы, на страх и риск родителей и под их же ответственность. Очень жаль.
С уважением,
Веда Велимира Лесная
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Здравствуйте, Катерина, меня зовут Анна и уже 3 года мы с дочерью, ей 
сейчас 15 лет, живём в Швейцарии. Здесь дети ходят/ездят на велосипедах 
в походы постоянно. Идут от школы, с классом и учителями, на несколько 
дней, в поход по горам, с палатками, или илут помогать неделю фермерам и 
живут в сарае, доят коров, делают сыр, собирают ягоды. В каждой четверти 
есть такая неделя, посвящённая активному времяпровождению. Не всегда 
походы, они и на лыжах катаются, и спектакли ставят. То есть школа не 
ограничивает жизнь, а наоборот, заинтересована в том, чтобы показать 
разные ее стороны, чтобы дети во всем поучаствовали. Я по-хорошему 
завидую своему ребёнку и сожалею, что в наших школах в России такое 
невозможно представить.

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Уважаемая Катерина, 
Мне действительно есть, что сказать про детский туризм, потому что в нем прошли мое детство и юность и это было прекрасно!
Конечно, я много жила в палатках на природе с родителями, это были лодочные речные походы и каждое лето весь август я проводила с ними и другими родстенниками в глуши, на берегу реки или озера. 
Но я хочу написать про организованный детский туризми как это было в Москве в середине 70-х. Весной, в апреле, во все школы Бауманскогорайона приходили сотрудники туристического кружка районного Дворца пионеров и предлагали всем учениуам 6-х классов пойти в однодневный поход. Те, кто хотел, шли с ними, а потом, если хотели, приходили заниматься в кружок. Вел его потрясающий организатор детского туризма Грант Александрович Генженцев - фронтовик, с ранениями, энтузиаст и прекрасный педагог. У нас был летний лагерь, в июне и июле, 2 смены,  мы жили в стационарных палатках, в организованном лагере, в районе Сходни по Ленинградскому шоссе и ходили из лагеря в походы. Это незабываемо. Все было хорошо, четко организовано и НИ РАЗУ за четыре года что я там была у нас не случилось никаких серьезных инцидентов. Все были здоровы и веселы. Мы и зимой ходили в лыжные походы, занимались спортивным ориентированием, ночевали зимой в лесу в палатках. Все было хорошо. Мои родители на Гранта просто молились. Про него есть информация в сети. 
То, что сейчас происходит с детским туризмом меня ужасает. Нужно это менять. 
А ваш рассказ про глухарей мне очень понравился. Это действительно незабываемо. И жаль, что не все понимают как такие спартанские условия, холод, снег закаляют подростков. 
С уважением,
Наталия 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

пишет Мария из Австрии.
 
Это у Вас просто ностальгия по детству. Я с такой же ностальгией вспоминаю, например, лето в городе у бабушек - панельные пятиэтажки, квадратые дворы, жара, Украина, беляши, чапание на "дачу" и обратно по жаре с вёдрами по паре часов, и полное счастье с утра до вечера (как сейчас кажется). Да, походы я тоже помню (в России, где росла). А поколения до меня ещё много чего вспомнят, даже войну моя бабушка вспоминала с каким-то налётом ностальгии. А вот первобытные люди вообще мамонтов живых на заре наблюдали. А наши дети вспоминают, как мы ехали ночью из Диснейленда в Париже в не очень приятном метро, после невероятного дня в этом сказочном мультяшном городке после шоу и фейерверка, а на след. день мы были в кафе, где продают 100 сортов макронов (пирожные такие круглые разноцветные) - и не надо морщиться! :)  Это такие же потрясающие воспоминания, как и тетерева на заре и на грани смерти от воспаления лёгких наблюдающих за ними детей :) и полёты на самолётах, и горные лыжи, и Леголенд с пиратским отелем, и путешествия по разным городам, и как они полгода проходили с папой "Зельду" на Нинтендо, и фильмы про Гарри Поттера или Аватара, которые мы смотрим в обнимку на диване - это всё дети будут вспоминать с тем же придыханием, как и Вы Ваших тетеревов :) (Конечно мы и на природе проводим почти все отпуска, не ужасайтесь :) 
 
Прошу Вас, не расстраивайтесь из-за того, что наши дети не ходят в походы - во-первых ходят всё равно (но необязательно зимой, ночью и в сапогах, полных ледяной воды - неудобства и холод для Вас обязательный спутник романтики?),  а во-вторых сколько таких моментов есть и было на нашей планете за всё время её существования. Обняться и плакать, что вот когда-то на заре "токовали" динозавры, а потом мамонты, а потом тетерева, что ж теперь? Когда-то только природа могла создавать что-то прекрасное, а теперь и человек может создавать новые, прекрасные, миры. И я верю, что человек скоро научится совмещать свои миры с природой, и жить и в хорошем здравии, и в гармонии с окружающим миром. 
Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Александра, бывшая крымчанка, сейчас жительница Подмосковья

В 1988 я перешла в 4 класс - среднюю школу. Наш класс взяла замечательная учительница, Кашубская Тамара Зазаровна. Позже, разбирая семейный архив, я узнала, что она выпускала моего дядю.

В первый же год, весной она повела нас в поход. Настоящий, с ночевкой. У нас до леса нужно сначала добраться, кругом степь, а у не - пожилой учительницы - 4-классники, которые еще мяукают и лают на переменах. После выпускного класса перестраиваться на младший возраст сложно.

Родители поход не понимали, точнее они представляли сложности и не понимали, зачем наш классный руководитель сама себе устраивает сложности, ведет в лес, в горы детей. А нам было интересно. В поход шли кто с чем - кто с сумкой, кто с рюкзаком (не сравнить с сегодняшними рюкзаками - тогда рюкзак мало чем отличался от мешка с лямками). Как собираться в поход, что с собой брать никто не знал. У меня с собой была подушка и одеяло в пододеяльнике. Донести я не смогла, пришлось пионервожатому (его уговорила классная пойти с нами) нести мой рюкзак.

Каждый год Тамара Захаровна вывозила нас: два раза у нас были недельные поездки по стране, в остальные годы - походы в горы. Менялись проводники, места были каждый раз разные, но ни одного года без поездки не осталось. Подготовки не было, от похода к походу приходило понимание, что пригодится, а что лишнее. Родители продолжали "не понимать" классную, но и не мешали. Сейчас я понимаю, что наши поездки сродни подвигу классной руководительницы. 90-е, разруха, бандитство, отсутствие денег. Очень сложный класс - нас обычно было около 18 человек, в редкие годы набиралось 24, но ни одной благополучной семьи. Трое с первого класса пошли в специнтернаты. Тамара захаровна говорила, что ей стыдно было брать такой маленький класс, просила себе доп. нагрузку, но оказалось, что с нашим классом работать было сложнее, чем с двумя полными классами. В поездке подросшие девчонки запросто садились в машины к посторонним, как мы все уцелели - не знаю.

 А я смотрела на другие классы, где не было походов. Там дети не понимали, зачем идти в лес, что там делать. Максимум, на что хватало других школьников - дойти до ставка или выйти в парк у школы.

В институте походов не было, пока не нашлась подходящая кампания. К старшим курсам раз в год в горы выбиралась в компании физиков и биологов. Поход отсеивал людей. В один переход от Севастополя до ялты вышло 35 человек, дошли 7 (по дороге в поселках откалывались, уходили раньше). У меня потрескались ступни до крови, неделю отходила от похода, но голова от формул хорошо отдохнула, воспоминания на всю жизнь остались.

Сейчас у меня выросли дети. Я сейчас в поход пойти у себя сил не чувствую. Выросла в степи, поход - сложное мероприятие. Детей в лес вывозила, но без ночевок. А когда оказались в подмосковье рядом с лесом, я не знала, откуда в лес зайти. Единственная моя попытка с детьми по лесу походить дальше 100 метров не продвинулась.

Сейчас вышла замуж и стали ходить в лесочек на шашлыки. Оказалось там тропинок масса. Дети сначала с интересом шли, а потом от шашлыков устали. Им бы занятие в лесу, самим развести костер, поход с ночевкой - самое то. Один раз (в мой день рождения) мы вышли в лес, а погода подвела - накрапывал дождик. Долго искали полянку, а потом детям устроили соревнование - кто быстрее разведет костер. Вот это им было интересно. А прийти посидеть, подышать свежим воздухом - нет.

Если появится возможность пойти в поход - отправлю, но сама не вижу и не слышу походников рядом. Если поедем к родителям - отправлю с дедушкой, он обещал детям поход с палаткой и ночевкой.

Вчера подняли тему с мужем. Он двумя руками "за" походы. Но за работой нам, родителям, некогда организовывать детей. Он категорически против опеки детей. Ребенок и упасть должен, и подраться, и через конфликты пройти сам. Без родителей. Иначе как он вырастет, повзрослеет?. А аоходы позволяют увидет кто есть кто на самом деле. Здесь оценками и гаджетами не померяешься 

Катерина Мурашова

Катерина Мурашова

Анатолий из Евпатории.

Если вам не с кем сходить в поход – то мне вас жаль.

Об опасностях. Ученик из моего 9 класса после школы возвращался домой.  Дом рядом, расстояние 50 метров.  Умудрился на пешеходном перекрёстке, в абсолютно "тихом" переулке попасть под машину. В результате сложный перелом ключицы и летние каникулы с гипсом. Несчастные случая могут быть везде и в походе тоже. Спортивный туризм как раз и учит осторожности и способности предвидеть опасность, чтобы избегать ЧС.  Давайте запретим детям до 18 лет самостоятельно передвигаться по городу, пользоваться городским транспортом, и т.п. Как бы чего не случилось с чадом. Вы только намекните, и законодатели настряпают законов про температуру чая, чтобы не обжёгся, размер бутерброда, чтобы не подавился, проводника чтобы не заблудился. Любой каприз за наши налоги.

 Вы ещё настаиваете об актуальности развития детского пешеходного туризма? Значит вы потенциальный детский душегуб. Три года назад, я собрал группу школьников в поход. К отправлению электрички пришла бабушка-опекун с внуком посмотреть не маньяк ли ведёт детей в лес. Родители мальчика умерли – передозировка. «Операция прикрытия» создаёт надуманные опасности, маскирующие реальные, масштабные диверсии против наших детей и внуков. Помните, деструктивную и суицидо-опасную интернет группу "Синий Кит"? Руководитель осуждён, а почему не запрещён Интернет? Во всех отношениях вредоносное для наших детей порождение цивилизации. Сейчас в сети блуждают сотни подобных групп. Прибавьте сюда СПАЙСы, снюсы, «соли»… 

Об увлечении туризмом.  Родители, попробуйте своего ребёнка, увлечённого футболом и не пропускающего ни одной тренировки заставить вместо спортивной секции посещать кружок рукоделия или рисования. Представили последствия для вас и вашего ребёнка?  Есть дети, для которых туризм – это и спорт, и способ общения со сверстниками, и командная игра. Вы хотите забрать у них всё это, а что взамен?  Безусловно рядом должен быть взрослый наставник - тренер или инструктор по туризму.

О себе. 63 года, живу в Крыму, который всегда был Меккой для туристов. Опыт спортивного туризма и инструкторской работы с советских времён.  У первых моих воспитанниках уже есть внуки.  До сегодняшнего дня активно хожу в походы. Беру с собой 8-10 разновозрастных школьников, собрал надёжную команду ребят.  Никого из мальчишек заставлять не надо, просятся сами и с нетерпеньем ждут следующего похода. Не спорю, ответственность на руководителе группы большая, тем более необходима поддержка властей. Необходимо возрождать спортивные секции, Клубы туристов, подготовку инструкторских и тренерских кадров. Сейчас эта работа держится и теплится только на волонтёрах.

P.S. Из всего многообразия городских внешкольных секций, клубов и кружков мальчишки из моей группы нигде не занимаются и никуда больше не ходят.Предлагаете попрощаться с ребятами? 

Екатерина, спасибо Вам за поднятую проблему.

 

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Поздние и любимые дети вдруг перестают радовать отца, который воспитывал и «строил» их, как строитель строит дома
Продолжение рассказа о семье Маргариты, где старшее поколение умеет отдавать, но этого оказывается недостаточно
Современные дети и подростки все чаще испытывают фрустрацию. И потому задают взрослым неудобные вопросы, которые ставят в тупик не только их, но и психологов