Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Развод по расчету. Что изменится после выхода Великобритании из Евросоюза

В ночь на субботу Великобритания выйдет из состава Евросоюза. С этого момента начнется переходный период, который продлится до конца текущего года. В течение одиннадцати месяцев формат экономических отношений между страной и Брюсселем не изменится, при этом британские политики уже с завтрашнего дня не смогут участвовать в саммитах ЕС и лишатся своих мандатов в Европарламенте. «Сноб» обсудил Brexit и его последствия с лондонским журналистом Андреем Остальским, политическим аналитиком Константином Эггертом и ведущим аналитиком инвестиционной компании BQF Олегом Богдановым

31 января 2020 18:37
Фото: John Cameron/Unsplash

Андрей Остальский, журналист из Лондона:

В Лондоне нет ощущения, что происходит что-то масштабное и историческое. Дело в том, что широкие массы устали и от самой идеи Брекзита, и от всей этой политической возни, которая идет уже не первый год. Даже газетные материалы в основном посвящены не Брекзиту, а китайскому коронавирусу. Однако Брекзит по-прежнему обсуждают в социальных сетях, где ненависть между сторонниками и противниками выхода страны из ЕС только растет. Голосовавшие против Брекзита по-прежнему считают его глупостью, следствием национального чванства и эгоистичным желанием консервативной партии (лидер консерваторов Борис Джонсон, нынешний премьер-министр Великобритании — один из идеологов Брекзита. — Прим. ред.) изменить устройство государства и общества.

Сегодня Британия перестает быть членом Евросоюза, но только де-юре. Де-факто нас ждут 11 месяцев переходного периода, когда большинство правил и соглашений между Лондоном и Брюсселем продолжат действовать, включая и визовый режим, когда по британскому паспорту можно будет поехать в любую страну ЕС, не задумываясь ни о какой визе. Товары тоже будут пересекать границу без всяких проблем. При этом понятно, что критический момент британской жизни пришел. Британию ждут очень сложные и в тоже время быстрые переговоры. Если Борис Джонсон меньше, чем за год сможет договориться с ЕС, США и другими крупными игроками об экономическом сотрудничестве, он установит невероятный мировой рекорд. Конечно правительство и лично Джонсон обещают гражданам, что все будет прекрасно, но гарантий, что цены в магазинах в следующем году не вырастут, — нет.

Брекзит может сказаться и на целостности самой Британии. Выход из ЕС — отличный повод для шотландских националистов вернуться к обсуждению независимости Глазго от Лондона. Дело в том, что провести новый референдум Шотландия без одобрения британского правительства не может, но у них есть возможность «надавить» — намекнуть Джонсону на некие акции гражданского неповиновения, многотысячные демонстрации и так далее (первое голосование за отделение от Великобритании прошло в 2014 году, тогда сторонники независимости проиграли. В середине января Борис Джонсон отказал Шотландии в проведении второго референдума. — Прим. ред.).

Олег Богданов, ведущий аналитик BQF:

Основные риски Британии — нарушение традиционной транспортной и финансовой логистики: Лондон могут отключить от европейской системы платежей, а значит, работа финансовых учреждений будет затруднена. Поэтому многие банки и брокерские компании еще на стадии обсуждения Брекзита перенесли свои офисы на «материк», в основном в Германию. При этом окончательный вариант Брекзита оказался не таким уж и жестким, 11-месячный переходный период может приостановить процесс этого бегства и смягчить урон британской экономике. Важный показатель — рынок недвижимости. Как только процедура Брекзита стала более-менее ясна, цены на недвижимость после полуторагодового падения стали расти, за последний квартал — на два процента. Если все пойдет по худшему сценарию, у Джонсона есть вариант превратить Британию в Сингапур на Темзе, вернуть стране статус финансового центра за счет налоговых льгот, которые привлекут деньги в страну.

Константин Эггерт, политический аналитик:

Переходный период будет продолжаться 11 месяцев. Есть вероятность, что за этот период правительство Джонсона найдет время, чтобы обсудить санкционное законодательство в отношении России. Тем более что продвигать такого рода законопроекты будет достаточно просто после недавнего переизбрания Тома Тагендхэта, который известен как сторонник жесткой линии в отношении России, на пост главы комитета по международным делам Палаты общин.

Надо понимать, что санкции — это как раз та вещь, которую, если нужно, будет проще всего связать с политикой ЕС. Для этого не потребуется таких гигантских усилий, как, например, для решения вопроса о выходе из общей сельскохозяйственной или рыболовной политики.

На мой взгляд, санкции Великобритании в отношении России принципиально не изменятся с ее выходом из ЕС. Теоретически возможно, что в отношении российских граждан-резидентов Соединенного Королевства будет активнее применяться принятый несколько лет назад акт о так называемых «необъясненных состояниях». Он подразумевает, что если вы проживаете в Великобритании, располагаете большими суммами денег, происхождение которых не совсем ясно, и инвестируете эти средства, 

вас могут попросить объяснить их происхождение. Если вы не сможете, вас могут лишить вида на жительство. Применение такого рода законодательства, в теории, возможно всегда. Оно — как дамоклов меч, нависший над всеми российскими олигархами и их семьями, которые связали свою жизнь с Великобританией. 

На мой взгляд, сценарий сближения Лондона с Москвой на фоне Брекзита крайне маловероятен. Конечно, в теории может быть все, но после покушения на Сергея и Юлию Скрипалей и шпионских скандалов я с трудом могу представить себе правительство Джонсона, внезапно говорящее: «Давайте не будем обращать на это внимание, а будем вести жизнь так, как это было ранее — до Крыма и до Скрипалей».

Подготовили Никита Павлюк-Павлюченко и Ксения Праведная

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
Все говорят о том, что за выходом Соединенного Королевства из Евросоюза последует отделение Шотландии от Великобритании. На самом деле у Консервативной партии есть все шансы этого не допустить
Траурные мероприятия в Иерусалиме и Освенциме не стали, как многие опасались, столкновением политик памяти России и Польши. Тем не менее борьба за интерпретацию Холокоста становится полем для все более опасных игр
Эпидемия коронавируса — еще один неприятный сюрприз, преподнесенный миру якобы стабильным и богатеющим Китаем. Тем временем в России почти полностью отсутствуют дискуссии об угрозах, исходящих от китайского режима и китайской политики