Все новости

Колонка

Униженные и оскорбленные в эфире политического телевещания

5 Февраля 2020 14:39

Телевидение в последнее время все чаще демонстрирует образцы высоких отношений как в студийном интерьере, так и вне его. Как в фигуральном смысле, так и непосредственно — в прямом

В прямом смысле

Вне студийного пространства пример высоких отношений показал рослый гражданин по фамилии Игнатьев. Этот статный мужчина с партийным билетом «Единой России» в кармане и в должности главы Чувашской республики поднял над головой руку с ключами от новенькой машины и предложил невысокого роста мужчине с майорскими звездочками на погонах подпрыгнуть за подарком. Тот подпрыгнул. Оба посмеялись. Один над тем, что его подчиненный — коротышка. Другой — что потешил начальника. Со стороны шутка смотрелась не очень.

Несколькими днями позже в Керчи администрация решила накормить пирогами выжившую 75 лет назад ленинградскую бабушку. Дарительницы в шубах были довольны собой, бабушка позировала со сдержанной благодарностью. Со стороны все это выглядело бестактностью. 

Несколько раньше в Питере его отец-благодетель господин Беглов в годовщину прорыва блокады кормил гречкой с ложки горожан. Ничего, кроме насмешки, отец-кормилец не вызвал. 

Жириновский был щедрее и конкретнее всех. Он на Пушкинской площади в Москве раздавал прохожим тысячные купюры, приговаривая: подходите, это детям на подарки, подходите, инвалиды, крепостные, холопы.

Подарок и унижение в одном флаконе. Как в случае с Ганей Иволгиным, которому Настасья Филипповна пообещала пачку денег, если он достанет их из огня. Ганя в обморок рухнул, не решившись принять желанный дар. Когда-то для кого-то личное достоинство стоило дороже самых больших денег.

У нас много власть имущих, презирающих тех, над кем они волею обстоятельств и судеб возвысились. И еще больше людей с подавленным чувством собственного достоинства. Два ингредиента, соединившись, чреваты взрывным эффектом

Впрочем, и сегодня оно чего-то стоит. Косвенное свидетельство тому кривым манером отразилось в триумфе фильма «Холоп», поведавшем о наказании хозяина жизни его унижением. Фильм собрал уже более 3 миллиардов рублей. Это кассовый рекорд в российском прокате. Пожалуй, это вернее всех социальных опросов свидетельствует о глубине расслоения населения России на хозяев и слуг.

У нас много власть имущих, презирающих тех, над кем они волею обстоятельств и судеб возвысились. И еще больше людей с подавленным чувством собственного достоинства. Два ингредиента, соединившись, чреваты взрывным эффектом. И не так важно, на какой почве возможен реванш — на социальной, географической, этнической или религиозной.

Реакция социальных сетей на «высокие отношения» губернаторов и иных чинов с населением — один знак зреющего бунта. Другой симптом — рекордный зрительский успех «Холопа»; тот же реваншизм, но в легком шутовском прикиде.

Нельзя сказать, что власть совсем глуха к набирающим децибелы настроениям. Униженное достоинство среднестатистического гражданина она надеется компенсировать отсылками к героической мифологии, помноженной на современную внешнеполитическую риторику и слегка сдобренной социальными подношениями. Глядя на эту картину, опять хочется процитировать героиню из «Покровских ворот», но уже с выражением: «Высокие отношения».

Хотя, пересматривая итоговые информационно-аналитические программы на федеральных каналах, понимаешь, что возможны отношения и повыше.

Иллюстрация Николая Каразина, 1893 Фото: Wikimedia Commons

В унисон и в диссонансы

Казалось бы, можно ли подпрыгнуть за орденом или за виллой выше, чем это делают Владимир Соловьев и Павел Зарубин, выражая свои восторги по поводу трудолюбия «раба на галерах» в еженедельной программе «Москва. Кремль. Путин»? Вроде бы такое сделать нереально. К елею телеведущего Соловьева репортер Зарубин добавляет толику придыхания, и выходит сладчайшее пирожное. Ему и название не надо придумывать, оно само просится на язык — «Подобострастие с гордо поднятой головой». 

Льстил бы без затей и говорил бы всю правду королю в глаза. Как он велик, мудр, какой он гений. Так нет же, говорит все это за глаза, но под камеры. Это я имею в виду роль Соловьева. А Зарубин занят тем, что ловит малейшую подробность в поведении короля, следит, кто как среагировал на его колкость. Замечает, как журналист, слушая Путина, одной рукой снимает на мобильный президента, дающего пресс-конференцию, другой что-то записывает в своем блокноте. И, похоже, он так обожает короля, что готов целовать паркет, по которому тот ступал. 

И все-таки «отношениям» есть куда расти, как показала программа «Воскресные вести» с Дмитрием Киселевым.

Почти для всех экспертов и обозревателей вопрос о месте нынешнего президента в системе модернизированной власти представляется краеугольным камнем преткновения. Многим почему-то кажется, что Путин своими поправками в Конституции стремится обеспечить себе несменяемость. На этот пункт как раз и обратил внимание Киселев: 

«Странно, но можно слышать, что Путин меняет Конституцию под себя, дабы остаться навечно. Но позвольте, Путин, предлагая поправки, отдает ряд полномочий. А, отвечая на вопросы и даже предложения продлить срок пребывания, трижды отказывался сделать это». 

И вроде бы убедительно обосновывал свое решение президент: «В разных странах разные культуры, разные традиции. У нас, если появится институт над президентом, то это будет означать двоевластие, что абсолютно губительно для нашей страны».

Может, для кого и убедительно, но не для Киселева, который решительно отверг соображение Верховного правителя со словами: «Рискну высказаться в диссонанс». И высказался: «У нас в России роль личности всегда была весомее, чем когда-то полагали марксисты… Теория — одно, а на практике другое. В реальности у нас что ни личность, то эпоха». 

Дальше оппонент президента объясняет, что эпоха может быть короткой, как, скажем, эпоха Горбачева, но достаточно продуктивной, чтобы развалить СССР. Или эпоха Ельцина, о которой ему, Киселеву, больно вспоминать, поскольку страна была доведена до полураспада. А Путин ее подхватил…

За первым «диссонансом» последовал второй. «У нас что, в истории много прогрессивных руководителей? — спросил у телезрителей ведущий. — И нам что, невтерпеж нового поискать? Кто, мол, на новенького? А кем и как мы вдохновлены?»

Вот он, высокий класс лести: так возразить начальнику, чтобы тому стало особенно лестно. Это ведь непросто. Надо уметь обосновать и сформулировать потаенные побуждения хозяина, что не каждому слуге дано. 

Киселеву дано.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Какие же бездари и идиоты, простую вещь сделать не могут, кого они тут набрали вообще, по объявлениям, что ли?!» — такая реакция проявляется все чаще, причем касается не только сферы услуг, где, если послушать возмущенных обывателей, «кругом одни дебилы», но и более технологически сложных сфер. Называется это одним словом — депрофессионализация. Ее эпидемия охватила Россию, точно страшный китайский коронавирус. Непрофессионалы и неучи, словно зараженные «зомби», бродят с одного места работы на другое, заражая других, ломая и портя все, за что ни берутся. И чем тут лечиться?
В России вовсю идет обсуждение поправок в Конституцию — в процесс уже включилась Русская православная церковь. Включилась предсказуемо — и, к сожалению, неконструктивно. Как для самого процесса обсуждения, так и для репутации РПЦ
Госсекретарь США Майк Помпео съездил в блиц-турне по странам постсоветского пространства и наглядно продемонстрировал: в Вашингтоне не считают и никогда не будут считать соседей России вассалами Кремля. Символично, что поездка главы американской дипломатии завершилась в день 75-летия конференции в Ялте — она определила принципы послевоенного мироустройства, которое так хотел бы сохранить Владимир Путин. Пусть и в пространстве бывшего Союза