Все новости

Колонка

Пытки под копирку. О первом приговоре по делу «Сети»

11 Февраля 2020 09:55

Невиновные наказаны по всей строгости, но это все же вердикт первой инстанции. И есть слабая надежда, что хотя бы из чувства самосохранения российское начальство сочтет необходимым поправить подконтрольных ему и очевидно зарвавшихся силовиков и судей

86 лет колонии — это довольно много, даже если разделить срок на семерых. Это невыносимо много, если учесть, что осужденных истязали и свои признания, от которых позже отказались, они сделали под пытками. Это бесконечно много, если осознать, что приговоренные невиновны.

И это, пожалуй, главное, что следует знать о деле «Сети» — организации, объявленной у нас террористической задолго до первых судебных вердиктов. О методах дознания и расследования, схожих порой до степени полного неразличения с делами «Хизб ут-Тахрир» (запрещена в РФ), «Свидетелей Иеговы» (запрещены в РФ), «Артподготовки» (запрещена в РФ), «Нового величия» (почему-то не запрещено) — там тоже пытки. Имеются, конечно, и различия: в крымско-татарские группы или к сектантам куда труднее внедрить провокаторов, чем к простодушным мужичкам, которым лукавый вождь назначал революцию на 5 ноября, или в группу совершеннолетних и несовершеннолетних мальчиков и девочек, которым засланный азеф сочинял программу, собирая для глубоко законспирированных встреч в «Макдональдсе».  

Но в целом все они пишутся под копирку, эти сюжеты, в рамках которых правоохранители подкидывают обреченным на заклание гражданам экстремизм, терроризм и подготовку госпереворота. Как по бытовухе подбрасывают наркотики. И надо быть счастливчиком Иваном Голуновым, чтобы тебя выделили из сотен и сотен сидящих по «народной статье» и вытащили из тюрьмы. И чтобы после даже привлекли к ответственности тех, кто тебя задерживал, бил и фальсифицировал обвинение.

Люди, склонные к патриотическим мечтам о справедливой жизни в России и готовые за нее драться, могут неприятно удивить организаторов профилактических спецмероприятий

У ребят, осужденных вчера Приволжским окружным военным судом, шансов на оправдание или хотя бы заметное смягчение приговоров было и остается мало. По той простой причине, что дело их ведет ФСБ, а не какое-то там УВД по ЗАО, притом что и для ареста московских полисменов понадобилось политическое решение, которое принималось в течение полугода. С неукоснительным соблюдением той процедуры, которая ни в коем случае не предусматривала репрессий против вероятных заказчиков преступления, уже уволенных или продолжающих нести свою нелегкую службу генералов МВД и ФСБ. А день, когда в России за пытки притянут к ответу первых чекистов, выбивавших кулаками, электрошокерами и прочими шуруповертами царицу доказательств у экстремистов и террористов, станет поистине историческим днем. Но до этой прекрасной поры надо еще дожить, сильно заботясь о своем здоровье. 

Тем не менее 86 лет для семерых парней, повинных лишь в том, что играли в страйкбол, увлекались анархистскими и антифашистскими идеями и не выдержали пыток, — это много, и скандал по итогам садистского следствия и людоедских приговоров получается слишком громкий. И вреда от него для тех, кто ставит перед ФСБ и судьями задачу мучить и сажать выдуманных террористов, дабы настоящим неповадно было, гораздо больше, чем воображаемой пользы. Хуже того. Тот, кто запуган путинским режимом и его террористической методикой в борьбе с подрастающим поколением, и так ни о каких мятежах не грезит, уходя в частную жизнь. Или отправляясь в эмиграцию, подальше от его пашей. Напротив, люди не робкие, склонные к патриотическим мечтам о справедливой жизни в России и готовые за нее драться, могут неприятно удивить организаторов профилактических спецмероприятий. 

Они, чего доброго, учтут печальный опыт приговоренных к чудовищным срокам и не повторят их глупых ошибок, и не допустят провокаторов в свою среду. При этом нынешний режим будут реально ненавидеть и способы противостояния ему найдут куда более эффективные. В стране, где спецслужбы разучились ловить одинокого стрелка в центре столицы возле их цитадели, а умеют зато лихо фабриковать вещдоки, изуверствовать и побуждать к самооговорам несчастных юнцов, это может привести к весьма тяжелым последствиям. 

Слева направо: Арман Сагынбаев, Дмитрий Пчелинцев, Максим Кульков, Василий Кусков и Илья Шакурский во время заседания Приволжского окружного военного суда Фото: Максим Буданов/Коммерсантъ

Потому все-таки не исключено, что и скандал, и шум, и явный «произвол» (как выразился по поводу задержания журналиста Голунова президент Путин) в деле «Сети» и подобных ему процессах заставит власть эти истории как-то еще раз обдумать и переосмыслить. Нет, повторюсь, за чекистов беспокоиться не следует, их за безупречно исполненные приказы и наградят, и повысят в званиях, и по щекам ласково потреплют. Однако пыточную практику в заведомо провальных делах самые разумные из кураторов ФСБ в администрации Кремля, чем черт не шутит, могут и подвергнуть пересмотру. В целях противодействия терроризму, например. Поскольку цель вроде благая, а средства ее достижения прямо противоположны замыслу. 

И об эффективном прокурорском надзоре над следствием было бы неплохо призадуматься руководству. А то как-то совсем уж позорно выходит, когда запытанные криком кричат, что их пытали, и демонстрируют ожоги и следы побоев, но сотрудники ФСБ сообщают господам из надзорного ведомства, что электрошокером одного подследственного калечили при попытке к бегству, а травмы на теле у другого от укуса клопов, — и проверяющие слепо верят чекистам. Но почему, собственно? А вот если бы они отваживались хотя бы изредка, реабилитируя кровососущих тварей, изобличить паразитов в человеческом обличье, то и ситуация в обществе была бы поспокойней, и отношение граждан к государству было бы иным.

Однако в зале суда прокурор, седой беспощадный дядька, требует закатать невиновных на 86 лет в лагеря строгого и общего режима — и в приговоре, буквально скопированном из обвинительной речи, прописывается та же цифра. От 18 лет, присужденных Дмитрию Пчелинцеву, до 6 — Арману Сагынбаеву. Они наказаны по всей строгости, но это все же вердикт первой инстанции, и есть слабая надежда, что хотя бы из чувства самосохранения российское начальство сочтет необходимым поправить подконтрольных ему и очевидно зарвавшихся силовиков. 

А впереди еще суд в Петербурге по тому же делу, и мальчики с девочками из «Нового величия» ожидают решения своей участи — кто под домашним арестом, кто под подпиской, кто в СИЗО. И крымские татары отбывают свои огромные сроки, и «революционеры» сидят, и сектанты, и жертвы «московского дела», и ежели все эти годы сложить, то цифра выйдет совсем уж астрономическая. Вмещающая в себе долгое людское горе и приговор нынешней эпохе. И только от руководства сегодня зависит, оставить ли его в силе, скостить или увеличить до посмертного проклятия в потомках.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

От нынешнего российского режима нельзя требовать наказания для тех, кто зачищает от митингующих улицы российских городов. Они вольны творить что душе угодно. Открывать сезон охоты на несогласных, ломать им руки-ноги, калечить девушек
Российские начальники вообще верят в магию слов. Если объявить, что вино — не алкогольный напиток, то вино перестанет быть алкогольным напитком. Если изменить методику подсчета бедных, то бедность в стране будет побеждена. Если не называть теракт терактом, то он превратится в досадное недоразумение и ничья репутация не пострадает
Подтверждение приговора Константину Котову и задержание очередных заложников в рамках «московского дела» — звенья одной цепи. Такого рода эксцессы разрушительны для государства, поскольку устраняют буфер гражданского общества между властью и отчаявшимися людьми