Все новости

Колонка

Корни скреп.

Как из дела ЮКОСа вырос путинизм

20 Февраля 2020 11:35

Разграбление самой крупной и успешной на тот момент российской нефтяной компании, акциями которой владели в том числе крупные иностранные инвесторы, столкнуло Россию на путь «суверенной демократии» и заложило основу для разрушения институтов, которые так и не успели выстроиться

Апелляционный суд в Гааге удовлетворил иск бывших акционеров ЮКОСа, и теперь они снова имеют право на компенсацию от России в размере 55 миллиардов долларов, включая 5 миллиардов долларов штрафов, которые «натекли» с 2014 года. Именно тогда Гаагский международный арбитраж признал, что права бывших акционеров были нарушены, и присудил им многомиллиардные выплаты. Потом, два года спустя, Окружной суд Гааги отменил решение арбитража: представляющим Россию юристам удалось убедить судей, что дело находится вне юрисдикции международного арбитража. Теперь вышестоящая инстанция вернула решение 2014 года.

Бывшие владельцы компании готовятся возобновить аресты суверенного имущества Российской Федерации по всему миру. Российские адвокаты готовят очередную апелляцию в Верховный суд Нидерландов, опять строя свою защиту на том, что международный арбитраж в Гааге не мог рассматривать это дело. Иными словами, сути обвинений никто не оспаривает, и тот факт, что против акционеров компании, в том числе иностранных, было совершено преступление, сомнению не подвергается. Параллельно российские чиновники приводят в действие механизм защиты российской госсобственности от арестов. Который вполне подпадает под определение отмывания и легализации доходов, полученных преступным путем — факт преступления Гаагский арбитраж установил. А еще в России готовятся поправки в Конституцию, которые, среди прочего, должны отменить примат международного права. Проще говоря, каким бы ни был исход всех судебных разбирательств в отношении российского государства, исполнять их в России никто не собирается. 

Фото: Юрий Машков/TACC

И это в очередной раз иллюстрирует плачевное состояние института судебной власти в России. Путь, на который страна встала в 2003 году, начав с ареста Платона Лебедева и Михаила Ходорковского и закончив распродажей активов компании, доходы от которой пополнили российскую казну, обогатили русский язык и российскую действительность такими понятиями, как «басманное правосудие», «силовой беспредел» и «правовой нигилизм». Разграбление ЮКОСа и его фактическая национализация потребовали подведения идеологической базы, и Россия на время превратилась в «энергетическую сверхдержаву», а нефтегазовые месторождения стали стратегическими активами. Доходы от продажи активов ЮКОСа страна не «проела», а вложила в госкорпорации, возложив на них функцию «локомотивов модернизации». Но череда коррупционных скандалов (особенно в деле «освоения» государственных средств отличились Фонд реформы ЖКХ и «Олимпстрой») настолько дискредитировала сам институт госкорпораций, что его в какой-то момент было даже решено прикрыть. В конечном итоге на «модернизационный прорыв», который должны были обеспечить госкорпорации, пришлось собирать деньги с населения, повысив налоги и пенсионный возраст.

Но вернемся к «делу ЮКОСа», точнее, к нескольким процессам в отношении акционеров и сотрудников компании, с которых началась и практика политических процессов в путинской России, и практика избирательного пересмотра приватизационных сделок, и практика взятия заложников: Алексей Пичугин до сих пор отбывает пожизненное заключение. Создав прецедент, российская судебная система уже не могла остановиться. И многочисленные «резонансные» дела — от «дела Магнитского» и «дела Кировлеса», до «дела Башнефти» и «дела Калви» — корнями уходят в «дело ЮКОСа». Но не только они. Откровенно абсурдные обвинения, например в том, что Ходорковский с Лебедевым в составе преступной группы украли всю добытую ЮКОСом нефть (надо же было как-то оправдать полное разрушение компании), имели и свою цену. Ей стал страх наказания за совершенное преступление (Гаагский международный арбитраж факт его совершения установил). В Гааге ведь расположен не только международный арбитраж, но и международный трибунал. И этот страх заставил цепляться за власть, нарушая и меняя дух и букву закона. В результате русский язык и российская действительность обогатились такими понятиями, как «суверенная демократия», «тандем» и «рокировочка». «Глубинный народ», наконец, которому все эти западные ценности не так и близки — был бы царь добр, а держава велика.

«Дело ЮКОСа» положило начало увлекательным экспериментам Путина с тем, насколько широко можно расширять границы дозволенного

Наконец, «дело ЮКОСа» положило начало увлекательным экспериментам Путина с тем, насколько широко можно расширять собственные границы дозволенного, не рискуя превратиться в изгоя в глазах международных инвесторов и мировой общественности. И оказалось, что расширять эти границы можно очень широко: жадность и страх перед «третьей мировой» оказались сильнее. С Крымом, правда, немного переборщили, но самую малость, не настолько, чтобы сделать ситуацию совсем уж необратимой. 

Так, собственно, «дело ЮКОСа» стало той «развилкой», за которой Россия двинулась по пути путинизма — последнего, надеюсь, понятия, внедренного в русский язык отставленным со всех постов Владиславом Сурковым, сыгравшим в деле идеологического прикрытия этого самого путинизма далеко не последнюю роль.

Возвращаясь к решению Гаагского окружного суда, весьма забавно параллельно выслушивать официальную реакцию Кремля на это решение и реакцию на решение американских властей ввести санкции против «Роснефти» (основного бенефициара «дела ЮКОСа») из-за торговли венесуэльской нефтью. Обвинения США в нарушении международного права и в «правовом произволе» из страны, которая готовится в Конституции записать, что выполняться будут только те нормы международного права, которые российским властям выгодны, звучат, мягко говоря, не слишком убедительно. Но это издержки путинизма. В конце концов, разрушая правовую систему как внутри страны, так и снаружи, глупо апеллировать к праву.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Дело «Сети» (террористическая организация, запрещенная в России), семерым фигурантам которого дали от 6 до 18 лет (в общей сложности 86), вызвало возмущение у части общества. Однако, если вникнуть в обстоятельства, то становится очевидно, что у осужденных не было никаких шансов
До выбора между старой и новой конституциями еще около месяца, а пока на суд телезрителей выносятся менее судьбоносные коллизии. Хотя как сказать
Портрет правителя — серьезная штука; классики учили, что при взгляде на него душа приличного человека должна исполняться царственного чувства. Последние связанные с портретами эксперименты, правда, заставляют заподозрить, что этот испытанный прием начинает давать сбои