Все новости

Колонка

Уйти нельзя остаться: чего хотят россияне от Путина после 2024 года

25 Февраля 2020 12:20

Россияне боятся ухода Путина в отставку. И не напрасно

После обращения действующего президента к Федеральному собранию и фактически начатой самим Владимиром Владимировичем процедуры транзита власти народ осознал страшную вещь. Находящийся где-то на горизонте сознания призрак «России без Путина» вдруг материализовался и станет элементом нашей реальности через какие-то четыре года: глава государства точно не будет президентом и, скорее всего, не будет даже «духовным лидером» страны. Население уже начинает свыкаться с этой реальностью — и в какой-то степени бояться ее.

Центр политической конъюнктуры (ЦПК, возглавляемый особо приближенным к одной из кремлевских башен политологом Алексеем Чеснаковым) выпустил исследование, посвященное этим страхам. И выяснил, что в целом народ настроен пессимистично: почти половина респондентов уверена, что ситуация ухудшится, и лишь 10% с энтузиазмом смотрят в «светлое постпутинское будущее».

Полотно «Укрощение стража Аида» на выставке «12 подвигов Путина» Фото: Агентство «Москва»

В качестве главных рисков респонденты выделяют обострение борьбы за власть между различными политическими силами и передел собственности; снижение социальных обязательств государством; потеря авторитета России в мире и возможные серьезные поражения на внешней арене; а также утрату преемственности власти. Рисками «средней выраженности» считают угрозу роста сепаратистских настроений и обострения межнациональных конфликтов внутри страны. Проявление последних, кстати, можно увидеть даже сейчас — когда на фоне начала транзита ряд сил (как и в конце 80-х) пытается выловить властную рыбку в мутной воде этнонационализма. Доходит до того, что провластный вроде как депутат Константин Затулин чуть ли не шантажирует власть, угрожая последствиями отказа от принятия так называемой «русской поправки». Говорит, что «иначе казаки, поморы и другие пассионарные группы внутри русского народа будут идти по пути обособления, чтобы обрести право на признание отдельным народом, территорию и др.». 

По сути, рост национализма и другие «риски средней выраженности» являются прямым следствием главных рисков, возникающих из-за ухода суперпрезидента. То есть личности, которая сама по себе является персонификацией всей российской власти, причем как исполнительной, так и законодательной. И здесь возникает два вопроса: кто виноват в появлении таких страхов и что делать?

Конечно, российская оппозиция скажет, что виновата действующая власть, — и будет частично права. Действительно, администрация президента, пытавшаяся получить легитимность на выстраивание жесткой вертикали власти, с радостью отвечала на скрытый этнокультурный запрос многих россиянах на «сильного и справедливого царя». Фактически она создавала культ личности Владимира Путина. Из каждого утюга жителям страны рассказывали, какой сильный (во всех смыслах этого слова) у нас президент. Однако при этом не стоит забывать, что свою лепту в создание «культа личности» внесли и другие. Внесли западные политики, когда ввели против России санкции и тем самым сплотили население вокруг президента. Внесли западные СМИ, которые позиционировали Путина как strongman — сильного авторитарного лидера, способного принимать решения, — подчеркивая отрицательные черты в глазах западных либералов, но в то же время положительные в глазах населения России. И не только России — даже на Западе в силу турбулентности мировой политики и неспособности слабых западных элит с ней справиться растет запрос на таких вот strongman. Кое-где, например в США, подобные авторитарные лидеры уже встали во главе государства.

Наконец, значительную лепту в создание культа личности Путина внесла и сама несистемная российская оппозиция. Своей деструктивной деятельностью, демонстративным обслуживанием западных интересов в ущерб чаяниям российского населения (достаточно вспомнить позицию Навального, Собчак и иже с ними по Крыму). Наконец, сосредоточением на личности Владимира Путина, уход которого, по мнению оппозиционеров, враз все изменит в стране. А народ не хочет менять, поскольку боится возврата в святые для либеральной оппозиции 90-е годы, где свобода слова и политическая борьба приводили к развалу государства.

Превращение Путина в «серого президента» обнуляет весь смысл запущенного им транзита

Впрочем, куда важнее не кто виноват в создании страхов, а что с ними делать. И тут на выбор два варианта.

Первый — попытаться их демпфировать за счет частичного или полного отказа от транзита. В опросе ЦПК люди говорят, что снизить их страх перед нестабильностью может отказ Владимира Путина от ухода на политическую пенсию. От нынешнего главы государства ждут, что он будет этаким «серым президентом», который даже после ухода де-факто продолжит управлять страной (как это делал сам Путин в 2008–2012 годах и делает Назарбаев в Казахстане сейчас). Возможно, именно поэтому исследование ЦПК называется «уйти нельзя остаться». Без запятой, место которой каждый читатель может определить сам.

Проблема в том, что превращение Путина в «серого президента» (не контроль за действиями наследника в первое время, а именно сосредоточение в своих руках всех полномочий по управлению страной) обнуляет весь смысл запущенного им транзита. Президент — как нам кажется — занялся укреплением органов власти и восстановлением баланса сил в системе именно для того, чтобы сделать ее менее персонифицированной и более институциональной. Поэтому куда более правильным будет отказаться от этого конъюнктурного способа в пользу более стратегического и полезного — пережить страх, побороть его. За четыре года до ухода Путина в отставку укрепить и легитимировать институты российской власти. Доказать всем способность той же Госдумы конструктивно работать (для чего на выборах 2021 года туда должны быть избраны не партии артистов/фокусников/активистов, а умеющие разрабатывать и принимать законы люди). Добиться наконец от радикальной российской оппозиции отказа от принципа «Баба-яга против» и начала конструктивной работы, в том числе и совместной с властью по тем вопросам, где позиции Кремля и оппозиционеров сходятся.

Конечно, второй вариант сложнее, чем первый. Но лишь он сможет обеспечить России стабильность в неизбежной постпутинской эре.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Как заканчивать холодную войну, если уходить из Донбасса, тем более из Крыма, законно избранный после Путина президент вряд ли сможет? Что делать с неподъемными долгами по ЮКОСу и по «Боингу»? Быть может, Борис Немцов выведет нас из нынешнего застоя
Суд над анархистами в Пензе поставил перед обществом вопросы, на которые трудно ответить искренне и на которые тем не менее придется отвечать
Классический политический театр всем поднадоел, на постаревших ветеранов сцены народ ходит слабо — значит, пора выпускать новых артистов, таких как Сергей Шнуров; да и самому президенту приходится на склоне лет осваивать новомодный стиль агитации. А что поделать, если всем теперь нужно шоу