Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
День, когда людоед издох.

Почему 5 марта должно стать праздником новой России

6 Марта 2020 16:28
День смерти чудовища — это день освобождения для тех, кого оно не успело сожрать. После Сталина созданное им государство стало жрать людей без прежнего энтузиазма

Вот, читаю: «Дерьма хватает. Особенно близ Ельцин-центра, который воздействует ядовитыми миазмами покруче любого коронавируса». Это фрагмент некоторого текста. Цитата — примерно из середины заметки. Выше — грязная ругань, ниже — что-то вроде доноса в непонятные инстанции. Читать неприятно — ну, будто запачкался в чем-то, — а душа все равно радуется. Потому что это беснуется древний, заслуженный и довольно уже вялый орган имперцев-сталинистов — газета «Завтра».  И не без повода, надо сказать, беснуется.

У них ведь тоже праздник, причем затянувшийся, — им кажется (будем все-таки надеяться, что по ошибке), будто это именно сталинский совок, челюстями клацая, ползет на волю из небытия. Вот, к примеру, Геннадий Зюганов соловьем заливается: «Все, кто намерен вытаскивать Россию из кризиса, обязаны понимать: стране нужен новый Сталин! Это должен быть человек с железной волей, со светлой головой, который понимает, что наша страна — страна коллективистов, страна тружеников, страна первооткрывателей, страна победителей!» Не хотят любители людоеда жить в стране людей. Хотят в страну победителей. Хотят много красивых могилок — и безымянных, на полигонах.

И тут вдруг неприятность. Некие опасливые (опасливые, потому что к личной славе не стремятся, имена свои не то чтобы скрывают, но и раскрывать не спешат) граждане города Екатеринбурга устроили 5 марта салют. Отметили очередную годовщину смерти Сталина. Напомнили городу и миру, что это не просто день, а день, когда людоед издох.

Губернатор Екатеринбурга Евгений Куйвашев аккуратно, но все-таки поддержал начинание. А вот мэрия намекнула, что может и запретить. Намекнула, но не запретила. Хотя полицейских все-таки прислала.

Тамошние мои знакомые намекают даже, что это все — хитрый и тонкий пиар-ход губернатора. Интеллигентная городская публика питает к губернатору стойкую нелюбовь уже много лет, и причин для такой нелюбви немало. Вот и посоветовал кто-то умный, как подлечить имидж.

Проблема не в том, что власть празднует День Победы, к примеру, а в том, во что она этот день превратила. Проблема — в бесконечном «можем повторить»

Не знаю, правда это или нет, но даже если правда — что же в этом плохого? Он ведь мог бы учинить что-нибудь зубодробительно-патриотическое. Что-нибудь протокольное произнести про Отца Победы и создателя одной из самых наидемократичнейших конституций своего времени (это сейчас актуально). Все они чем-то таким и заняты постоянно, управители наши. А тут вдруг — что-то неожиданно человеческое, осмысленное, правильное. Ну, а если неправда, если инициатива, как принято выражаться в чиновных кругах, снизу — так и еще лучше.

Россия живет грустно. России не хватает праздников. Новый год еще держится как-то, спасибо Наде, Ипполиту и Жене Лукашину. Во что превратили День Победы, вспоминать страшновато — а придется, грядет юбилей, от мутной волны государственного ликования спрятаться не получится. 8 марта, нескромный день офисной любви, не по нраву феминисткам и прочим людям передовых взглядов. Политические праздники, придуманные в девяностые, умерли, будем честными. Политический праздник, придуманный в нулевые, сразу получился мертвым. 

А мы ведь, вопреки стараниям коронавируса и властей, вымирать все-таки не собираемся, правда? Не факт, что получится не вымереть, но не собираемся. И если получится, то, когда кончится нынешний морок, новые праздники точно понадобятся.

Сколько можно, говорят скептики, ковыряться в прошлом? Сами же любите поругивать власть за ее комическую зацикленность на былых свершениях, но при этом от власти ничем не отличаетесь. Так себе рассуждение. Прошлое в нас, бегать от него бесполезно, нет ничего стыдного в том, чтобы вспоминать победы и трагедии. Проблема не в том, что власть празднует День Победы, к примеру, а в том, во что она этот день превратила. Проблема — в бесконечном «можем повторить», в насаждаемом насильственно-милитаристском восторге, в истреблении живой памяти. Ну и, кстати, в том, что Победа оказывается еще одним поводом, чтобы аккуратно, исподволь обелять упыря. Как раз того самого, который издох 5 марта.

Фото: Александр Подгорчук/Коммерсантъ

А вот идея превратить в праздник день освобождения от него — она как раз вполне человеческая.

Какие-то негодяи придумали (а какие-то дураки повторяют радостно) новую мантру: «Антисоветизм — это другое название для русофобии. Кто советскому сапогу не поклоняется, тот и Россию не любит!»

Не верьте. Все ровно наоборот. Настоящая русофобия — это восторг перед диктатором, убившим столько наших, сколько не всякому врагу удавалось. Любовь к людоеду — симптом серьезной болезни. Знак того, что государство по-прежнему здесь важнее человека. Для многих людей, к сожалению, важнее. Причем не только для тех, кто встроен в государственную машину. Дураков-добровольцев для этой самоубийственной страсти тоже хватает. 

Государство — все, а человек — ничто. Топливо для государственного паровоза. Государство нельзя спрашивать ни о чем, от государства нельзя ничего требовать, можно только восторгаться любыми его действиями да жертвовать собой, если государству это понадобится. А государству это понадобится, не сомневайтесь. Как удержаться от соблазна, если топливо само в топку просится? Сталин — не простой убийца, он еще и символ для такого вот способа выстраивания отношений человека и государства.

Еще, говорят, нехорошо радоваться чужой смерти, даже если это смерть настоящего чудовища. Есть за такими словами своя какая-то правда, но ведь день смерти чудовища — это день освобождения для тех, кого он попросту не успел сожрать. После смерти Сталина созданное им государство стало жрать людей без прежнего энтузиазма. Собственно, тогда же и разваливаться начало — потому что ни подо что другое на самом деле не было заточено.

Подмигивает тараканище из любых щелей, напоминает, что он здесь, с нами

Отметить день освобождения — совсем не грех. Спасибо, Екатеринбург, будем надеяться, что это постепенно сделается традицией, и хорошо бы — народной, а не государственной. Там, в новой России, без нынешнего морока. Где любителей человекоядца не будут, конечно, преследовать, и будут, наверное, даже, жалеть. Пусть носят к могилке свои гвоздички. Могилку только перенесем к какой-нибудь окраинной скотобойне, — и пусть носят.

Но пока подмигивает тараканище из любых щелей, напоминает, что он здесь, с нами. 

«2-й Западный окружной военный суд приговорил к пяти годам и двум месяцам колонии общего режима калужанина Ивана Любшина по делу об оправдании терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК). Об этом “Медиазоне” сообщили в международной правозащитной группе “Агора”.

Прокурор запрашивал шесть лет и один месяц колонии.

Отец подсудимого рассказывал, что дело возбудили из-за комментария к новости про взрыв в приемной архангельского управления ФСБ. “Иван написал что-то вроде: человек недели, про него говорят, герой, он погиб”, — говорил мужчина».

Пять лет за комментарий. Не наш пока праздник — 5 марта.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
В администрации президента очень озабочены повышением явки на голосовании по поправкам в Конституцию. Целую методичку сочинили, чтобы всех завлечь на участки. Но как-то без огонька сочинили
Кого можно считать палачом, а кого жертвой в условиях, когда государство превращает репрессии в инструмент своей политики
Возможно, президент искренне и бескорыстно симпатизировал ушедшей от нас правозащитнице. И это неутешительный диагноз для нашей власти