Начать блог на снобе
Все новости

Колонка

Проучим этих «наглых янки».

Сможет ли Россия выиграть в мировой нефтяной войне

11 Марта 2020 11:00

Сделка ОПЕК+, действовавшая с 2016 года, в которой участвовала Россия, развалилась 6 марта после того, как Москва отказалась идти на дальнейшее сокращение добычи. На следующий день Саудовская Аравия фактически начала «ценовую войну». Нефтяные котировки рухнули сразу на 30%, это стало самым большим падением со времени завершения Войны в заливе в 1991 году. Кто виноват и будет ли в этой войне победитель?

Отказ России от нового сокращения добычи стал, судя по всему, для многих неожиданностью, и это вызвало обвал на рынках в понедельник, 9 марта. Главным «идеологом» решения, судя по всему, стал глава «Роснефти» Игорь Сечин. Он изначально считал, что сделка с ОПЕК невыгодна России и лишь играет на руку США и их производителям сланцевой нефти. Логика в том, что добыча сланцевой нефти выгодна, пока нефть относительно дорогая. При долговременном снижении цены сланцевики не только уйдут с рынка, но многие из них еще и обанкротятся, а долгосрочные инвестиции в отрасль сократятся, что, в свою очередь, закрепит на рынке позиции традиционных производителей, например, той же «Роснефти». Вряд ли такое решение могло быть принято без учета мнения Владимира Путина. И, судя по всему, он поддержал идею на совещании с российскими нефтяниками в терминале аэропорта Внуково-2 1 марта. Косвенно версию о «руке “Роснефти”» подтвердил ее пресс-секретарь Михаил Леонтьев. Он заявил, что сделка ОПЕК+ «с точки зрения интересов России просто лишена смысла», поскольку все объемы нефти, которые выбывали при неоднократном продлении сделки ОПЕК+, оперативно и полностью замещались на мировом рынке американской сланцевой нефтью. 

Тут, конечно, большим философско-политическим вопросом является вопрос о том, была ли месть ненавистным янки подана достаточно холодной. И можно ли было обойтись без одномоментного обрушения всех рынков, включая свой собственный, а также курса рубля. То есть был ли выбор времени нанесения удара адекватным ответом на все гадости, которые чинила нам Америка, включая вставление палок в колеса проекту «Северный поток — 2». Впрочем, на войне как на войне. Победителей судить не будут. Осталось выяснить, кто вынырнет из этого кровавого кошмара весь в белом, да еще и на коне. 

В ответ на демарш Москвы саудиты объявили об огромных скидках на нефть для своих покупателей, цены упали почти до 30 долларов за баррель. Это не беспрецедентно. Примерно такого же низкого уровня они достигали в 2016 году, а ранее в 2014-м. Эр-Рияд заявил, что уже с апреля (когда соглашение ОПЕК+ формально перестает действовать) Саудовская Аравия увеличит производство до 10 миллионов баррелей в день, а при необходимости достигнет и максимально возможного уровня в 12 млн баррелей в день, обойдя Россию и почти догнав Америку.
Однако при этом есть сильное подозрение, что навязываемое ранее России дополнительное сокращение добычи нефти в общем объеме (включая других членов соглашения) еще на 1,5 млн барр./сутки, но отвергнутое Москвой, все равно было бы легко «проглочено» рынком на фоне переизбытка предложения нефти, пока Китай еще толком не оправился от последствий борьбы с эпидемией коронавируса.

Но со стороны пока это выглядит как то, что именно Москва, решив «насолить Америке», спровоцировала обвал, который ударил шоком и по российскому рублю, и по российскому рынку в целом. 

Фото: Анатолий Жданов/Коммерсантъ

По сути же, не все так просто.

Во-первых, учитывая нарастающую панику на мировых рынках на фоне эпидемии, вызванной коронавирусом, вполне могло случиться, что нефть могла оказаться на уровне цен в 30 долларов и даже ниже за баррель через несколько недель и без «саботажа» России и ответного хода саудитов. Во-вторых, как любое картельное соглашение, где всякий участник норовит «прокатиться» за счет партнера, сделка 2016 года работала не вполне исправно. Например, Россия была одним из самых недисциплинированных участников соглашения. Ее добыча выросла в январе до 11,28 млн баррелей в сутки (что все равно было ниже американского уровня), в декабре прошлого года она тоже росла. В-третьих и в-главных, американские производители (но не только они, а и другие не участвовавшие в сделке, например, бразильцы и канадцы) действительно наращивали свою долю рынка за счет стран-участниц соглашения ОПЕК+. США по объемам добычи именно за время действия соглашения опередили не только саудитов, но и Россию, выйдя на очередной рекорд в январе на уровне более 12 млн баррелей в сутки. 

Закредитованные «сланцевики» действительно могут не оправиться от нынешнего удара, особенно если пойдет война на истощение, а мировая экономика впадет в рецессию от «китайской заразы». Хотя известно, что производители сланцевой нефти могут как сравнительно быстро (в отличие от традиционных производителей) консервировать скважины, так и расконсервировать их обратно. В этом плане они более приспособлены к волатильности на нефтяном рынке. 

Итак, каковы диспозиции и возможности сторон?

С одной стороны, себестоимость добычи нефти в России в среднем гораздо выше, чем в той же Саудовской Аравии. Так, аналитики Saudi Aramco перед выходом на IPO в прошлом году оценивали ее на уровне 42 доллара за баррель для сухопутных российских нефтедобытчиков и 44 доллара для морских. Тогда как для Саудовской Аравии средняя себестоимость – около 17 долларов, одна из самых низких в мире. Для американских сухопутных разработок, включая сланцевые, себестоимость даже выше в среднем — 46–49 долларов за баррель, тогда как нефтедобыча в Мексиканском заливе обходится примерно в 40 долларов.  Отечественные официальные оценки российской себестоимости ниже саудовских: от 50–55 долларов за баррель для новых месторождений в Арктике и на Дальнем Востоке (но с учетом действующих многочисленных льгот) до 32 долларов (по данным Росстата на середину прошлого года), но без учета НДС, акцизов и аналогичных обязательных платежей. Очевидно при этом, что налоговые льготы появляются не из воздуха, а берутся из чьих-то карманов, и теперь в эти же карманы могут залезть за новыми льготами в условиях обрушения мировых цен на нефть. Всего нефтегазовые налоговые льготы в прошлом году достигли почти 1,6 трлн руб., прирост по сравнению с 2016 годом составил триллион. На льготных условиях добывалось более 56% российской нефти (40% ее добычи приходится как раз на «Роснефть») 

В то же время, если сравнивать саудовский и российский бюджеты в плане зависимости от нефтяных доходов, то наш выглядит несколько менее уязвимым, несмотря на все сказочные богатства шейхов. Он становится дефицитным при цене ниже 50 долларов (для Казахстана, который тоже выступил против увеличения квот на сокращение добычи, — на уровне 57 долларов), тогда как для Саудовского королевства этот показатель в текущем году — выше 83 долларов. Он почти для всех стран-членов ОПЕК выше, чем для России. И, кстати говоря, когда Эр-Рияд угрожает, что он сможет резко и намного повысить нефтедобычу, то в этом есть большой элемент блефа: намного и надолго — не сможет, просто ресурсов разведанных не хватит. Отчасти это касается и России, которая вряд ли сможет увеличить нефтедобычу в рамках ценовой войны более чем на 4–5%. Однако для войны «в долгую» возможности у Москвы все же есть. 

Пока российский бюджет был обильно профицитен, все доходы от нефти по цене выше 42,4 за баррель сорта Brent, по бюджетному правилу для этого года, должны были поступать в Фонд национального благосостояния. При цене ниже Минфин, по идее, может даже начать продавать валюту, стабилизируя курс рубля (пока объявлен 30-дневный мораторий на ее покупку, но об упреждающей продаже во вторник заявил ЦБ). Объем ФНБ составляет около 125 миллиардов долларов. Расходуя эту «кубышку», можно, теоретически, протянуть два-три года. А там, глядишь, коронавирус пожнет свою смертоносную жатву и утихнет, начнется (а рано или поздно оно начнется) восстановление мировой экономики, прежде всего китайской, а вслед за этим поднимутся и цены на нефть.

При этом «цена отсечения» в 42,4 доллара не равна цене, при которой российский бюджет бездефицитен. Последний показатель выше: для прошлого года бездефицитным бюджет должен был быть при среднегодовой цене на нефть в 48,8 доллара за баррель (эта задача была выполнена), в текущем году — при уровне в 50,6 доллара (прогноз, заложенный в бюджет, указывал на цену в 59,7 доллара). 

Что касается главного «врага» — американских сланцевиков, то себестоимость добычи сланцевой нефти в США сильно разнится в зависимости от конкретного месторождения и колеблется для большинства из них в диапазоне между 40 и 60 долларами за баррель, хотя есть и передовики, достигающие уровня в 20 долларов с небольшим. По экспертным оценкам, в этом году американские сланцевики должны были добавить к общему объему производимой Америкой нефти еще примерно 1,1–1,2 млн баррелей в сутки. То есть примерно тот же объем, сокращения которого добивались арабские нефтяники от группы ОПЕК+. Теперь эти дополнительные американские объемы вряд ли появятся на рынке. 

Для России становится уже недоброй традицией с завидной регулярностью проходить через зону повышенной турбулентности

В прошлом году, по предварительным оценкам Американского энергетического института, сланцевая нефтедобыча впервые должна была выйти на безубыточный уровень (речь о текущих расходах, но без учета накопившегося долга). По данным опроса агентства Reuters, проведенного в прошлом году среди 29 крупнейших независимых сланцевых нефтяных компаний, 22 из них регистрировали до недавних пор отрицательный денежный поток. Все они, вместе взятые, потратили на 6,6 млрд долларов больше, чем заработали. Другое исследование, проведенное в прошлом году изданием The Wall Street Journal среди 30 сланцевиков, показало, что все они вместе в 2017 году заработали совокупной прибыли скромные 1,7 млрд долларов, на фоне 50-миллиардных убытков, генерированных за предшествующие пять лет, и 100-миллиардных убытков за 10 предшествующих. 

Но тогда получается, что расчет на сметание с шахматной доски американских конкурентов-сланцевиков, которого придерживается сейчас Россия с подачи «Роснефти», правильный?

В рамках отрасли, судя по всему, да. Однако надо быть готовыми к тому, что ценовая война предстоит долгая. Это не вопрос недель или даже месяцев. Сланцевики действительно пострадают. Но быстрого сокращения предложения нефти с их стороны ждать все равно не приходится. По прогнозам банка Goldman Sachs, во втором квартале текущего года развал сделки ОПЕК+ не сильно повлияет на сланцевиков: сокращение предложения с их стороны будет символическим, в третьем квартале составит скромные 75 тыс. баррелей в сутки и лишь в четвертом квартале снизится на 250 тыс. барр./сут. В годовом исчислении сокращение предложения нефти со стороны США составит не более 3%. Для полной балансировки рынка, полагают аналитики банка, нужно падение цены на нефть до 20 долларов за баррель. Такой сценарий для самой России уже станет близким если не к катастрофическому, то к шоковому точно. 

Важно то, что наряду с американскими «фишками» с большой «шахматной доски» мирового рынка в результате такой «шоковой операции» может быть сметен много кто еще. Это уже не игра в шахматы, а игра «в Чапаева». Но это, как говорится, сопутствующий ущерб. Могут пострадать и российская экономика, и население в целом — от роста цен, падения курса рубля и бюджетных доходов. От того, что нашей экономике может оказаться вовсе не комфортно таким «шоковым образом» слезать с нефтяной иглы. С другой стороны, если уж рубить кошке хвост, то лучше сразу, а не по частям. Важно, чтобы «кошка» при этом не разучилась, впав в шоковое состояние, ловить мышей. Очередная девальвация, раз уж никак не получается иными средствами, может, конечно, несколько повысить конкурентоспособность отечественных экспортеров, помочь выполнению социальных бюджетных обязательств (они ведь номинированы в рублях). Хотя и затормозить обновление-модернизацию производства за счет удорожания импорта оборудования. 

В общем для России становится уже недоброй традицией с завидной регулярностью проходить через зону повышенной турбулентности. После того как проходит очередная, многим начинает казаться, что нам вообще все нипочем. И вкус к риску и повышению ставок в больших геополитических играх лишь возрастает.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Срыв сделки ОПЕК+ моментально сказался на стоимости нефти. Вслед за ценами на нефтяные фьючерсы обвалились сначала зарубежные фондовые рынки, а во вторник и российские: индекс Московской биржи на открытии торгов терял больше 10%, а РТС — свыше 15%. Национальная валюта России также сильно ослабла: сегодня с утра за евро давали около 82 рублей, а за доллар — больше 72. «Сноб» собрал мнения экспертов о том, почему Россия решила выйти из соглашения с нефтяным картелем, как скоро ситуация нормализуется и стоит ли сейчас покупать иностранную валюту
«Денег нет, но вы держитесь» — это было, как легко теперь догадаться, политическое завещание бывшего премьер-министра. В хорошем, разумеется, смысле. Наблюдая с безопасного расстояния за тем, что творит его партнер по тандему, он сегодня может строить планы на будущее и всерьез задумываться о возвращении в большую политику
Если уж сравнивать кризисы, то не лишним было бы напомнить, что после 1998 года российская экономика за 10 лет мало что не удвоилась, и реальные располагаемые доходы населения в эти годы росли опережающими темпами. После 2008 года мы получили «потерянное десятилетие», а после 2014-го — пятилетку «затянутых поясов»