Все новости

Политика

Редакционный материал

Что мы делаем в Италии?

Политический троллинг Путина времен коронавируса

Российские военные врачи направились в Италию для оказания помощи попавшей в беду стране: она уже не справляется с эпидемией и, несмотря на членство в «Большой восьмерке», ей тоже требуется поддержка. Как говорится, богатые тоже плачут, особенно во время чумы

26 марта 2020 11:25

Погрузка средств для борьбы с коронавирусом в самолеты ВКС России для отправки в Италию Фото: Минобороны РФ/ТАСС

На первый взгляд все нормально: Москва помогает стране, которая в этом нуждается. Евросоюз парализован. Время определения длины хвостов овец или размеров огурцов в странах ЕС прошло, по крайней мере, на несколько месяцев, и сейчас каждая страна сама по себе. Союз куда-то испарился. Если учитывать, что все более или менее богатые страны Европы сами либо находятся на передней линии фронта борьбы с вирусом, либо ждут своей участи, то ожидать помощи Италии неоткуда — у всех своя головная боль.

В этой ситуации легко можно было спрогнозировать, что Кремль обязательно использует эту возможность. Конечно, пропаганда будет рассказывать всем, что помощь Италии была оказана исключительно из соображений гуманизма и человеколюбия, что «мы русские, с нами Бог» и «наша христианская обязанность состоит в том, чтоб помочь людям в беде». Наверное, найдутся те, кто в это даже поверит, а как же иначе. На самом деле мотивация Путина в Италии — одна на всех, и за ценой он не постоит.

Неважно, что в самой России ситуация с вирусом крайне неопределенная и что очень скоро она трагически обострится. Неважно, что нефть сейчас стоит 28 долларов и каждая копейка на счету. Неважно, что экономический удар по малому и среднему бизнесу и рубль обваливается на глазах. Важно другое — показать средний палец Западу. Вот это задача первостепенного значения. 

Перед ней меркнут такие незначительные и мелкие вопросы, как работа детских садов и больниц и угроза вируса, который может по-крупному разгуляться в 145-миллионной стране, не принимающей жестких мер против его распространения. Действительно, важнее в очередной раз показать рожицу Западу: «Вот она, ваша европейская солидарность, вы все бросили итальянцев на произвол судьбы, а мы им помогаем».

Если кому-то кажется, что это несущественная цель и говорить о ней — несерьезно, он недооценивает роль человеческого фактора в российской политике. Все привыкли говорить о политике с точки зрения высоких материй, полностью игнорируя обычные, человеческие мотивы, тогда как в реальности они нередко играют чуть ли не главную роль.

Ну например, что Россия потеряла в Сирии? Что в Сирии потеряла Турция, ясно без всякой глубокой геополитики: соседняя страна, граница в несколько сотен километров, курдская проблема, беженцы, Идлиб. То есть для Анкары активная позиция в Сирии — это способ выживания. А какие такие цели отстаивает в Сирии Россия? Как завтра изменится жизнь среднестатистического россиянина, если в Сирии, которая отдалена от России на тысячи километров, сменится власть? Да никак, по сути, кроме того, что террористы с Северного Кавказа вообще перестанут думать о возвращении домой и останутся там с концами. Геополитика, база в Тартусе — все это ерунда, в особенности по меркам нынешней политики, когда территория уже не имеет такого значения, как было раньше. Нет, конечно, можно придумать кучу самых разных причин, придать различным факторам неадекватное значение, но в реальности главная цель России в Сирии примерно та же, что и сейчас в Италии — показать средний палец Западу. В целях самоутверждения, как когда-то в питерской подворотне били друг другу морды просто для того, чтоб продемонстрировать всем свою крутизну.

Когда страна пытается прыгнуть выше своей головы, не имея для этого достаточных ресурсов, остается показывать всем конкурентам средний палец

Ну хорошо, в Сирии кавказские террористы и база, скажете вы, а что в Ливии? Какая такая необходимость России воевать в этой стране, где нет ни чеченцев-дагестанцев, ни базы, а есть нефть, которой у самой РФ хоть залейся? Или в чем причина того, что Москва открыто поддерживает прогнившие режимы вроде венесуэльского? Что такого важного в Венесуэле? Что изменится завтра утром в жизни среднестатистического россиянина, больного коронавирусом, если в Каракасе сменится режим, который продает туалетную бумагу под армейским конвоем? Ничего ровным счетом. Единственная причина активности Кремля на этом и многих других направлениях — опять средний палец Западу. 

Они скажут: «увеличить престиж государства на международной арене», что в просторечии зазвучит как «нас снова боятся». Такая мания появилась не вчера и не сегодня — еще в советские времена, когда коррупционеры и людоеды из стран третьего мира могли получить многомиллиардную финансовую помощь от СССР, только лишь процитировав пару фраз из трудов Маркса или Ленина. Сколько советских нефтедолларов таким образом уплыло в неизвестном направлении — кто подсчитает? Сколько сотен триллионов долларов кредитов прощено? Сколько тысяч километров дорог, детских садов, школ и больниц можно было бы построить на эти деньги? Но нет, к черту школы. Утереть нос Западу — вот главная задача российской внешней политики. И ради нее не пожалеют ничего. 

Конечно, в Италии у Кремля есть и другие цели. Политические. Внести очередной раскол в Евросоюз, дать своей пропаганде дополнительную возможность для восхваления и легитимации возможности постановки вопроса об отмене санкций. Италия — не самая последняя страна в ЕС, и она вполне может помочь в решении этой проблемы. Но все это, по большому счету, второстепенно. Сделать что-то назло Западу — это, похоже, вечная и непреходящая ценность СССР, ради которой Кремль готов и теперь держать собственное население на скромном рационе, тратить нефте- и газодоллары, посылать армию в далекие края.

Конечно, и США также в немалой степени одержимы мессианизмом и тоже тратят государственные деньги на различные сомнительные проекты. Но, если оставить в стороне разницу в степени благородства целей, которые ставят перед собой США и Россия, достаточно посмотреть на практическую сторону вопроса: американцы тратят деньги, которыми их экономика располагает. Россия же тратит больше, чем может себе позволить, отнимая тем самым деньги у собственных сограждан. 

В этом корень проблемы. Россия, как и Советский Союз когда-то, пытается опять прыгнуть выше своей головы. Государство, находящееся на уровне развития Бразилии, Мексики или Индонезии, пытается решать судьбы мира. Ни Бразилия, ни Мексика, ни Индонезия об этом даже не помышляют.

Но в ситуации, когда страна пытается прыгнуть выше себя, не имея для такого прыжка достаточно финансовых, технологических, интеллектуальных и каких-либо других ресурсов, остается периодически показывать всем конкурентам средний палец.

Вся российская внешняя политика — это один огромный, безразмерный средний палец.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

День первый 18 марта. 4 часа дня. Я стою на пороге штаб-квартиры «Яндекс.Еды» возле метро…
Пандемия коронавируса за последний месяц изменила весь мир, кардинальным образом поменяв распорядок жизни уже сотен миллионов людей. На склад долгого хранения (никто не может дать прогноз, сколько это все продлится) отправлены также многие представления о правах, свободах и возможностях людей в условиях, по сути, введенного уже во многих странах военного положения. И, судя по всему, многие «чрезвычайные» меры даже после того, как пандемия пройдет, останутся с нами навсегда
Когда мы будем искать причины произошедшего со страной, хорошо бы не забыть, как мы отступали от твердой буквы присяг, торжественных обещаний и этических кодексов ради практических удобств и при общем согласии, что так поступают все