Все новости

Культура

Редакционный материал

От личной коллекции Ройшн Мерфи до изоляции. Выставка самой дорогой российской фотохудожницы в Санкт-Петербурге

Пока музеи и галереи постепенно переходят в онлайн-формат, мы решили провести для вас виртуальные экскурсии по самым интересным выставкам, которые были вынуждены закрыться, так толком и не начав работать. Накануне карантина Ренат Давлетгильдеев, недавно перебравшийся из Москвы в Петербург, обошел пару галерей и выбрал наиболее подходящие духу времени проекты

26 марта 2020 15:10

Фото: Ренат Давлетгильдеев

Начнем серию материалов с рассказа о том, что происходит в центре «Фотографика». Там на днях открылась (и закрылась) выставка фотохудожницы Алены Жандаровой. Случайно оказавшаяся пронизанной модной в эти дни темой одиночества человека, застрявшего в изоляции. Причем не от вируса даже, а от самой жизни. 

Питерский двор-колодец. В таких прячут закладки. Или подбрасывают. Два подъезда чуть выбиваются из общего ряда. Один — козырьком и табличкой с триколором. Дальше все по Проппу — за ней участковый, за ним фотография Путина на стене. Тоже своего рода аллюзия к творчеству Алены Жандаровой, когда один кадр — вечный уже, кажется, символ России — насквозь слился с реальностью, с самой страной, поместившейся под козырек.

Напротив — дверь в галерею. Вместо святого путинского лика здесь афиша на листе А4.

Фото: Ренат Давлетгильдеев

«Пюре со вкусом треугольников» — так называется проект Алены Жандаровой в пространстве галереи и образовательного центра в переулке Ульяны Громовой недалеко от Московского вокзала. 

Скромный файлик на железной двери удивителен: Алена — одна из самых дорогих молодых фотохудожниц мира. Есть среди вас любители фильмов Уэса Андерсона? А «великих луков» Ройшн Мерфи? Работы девушки из Иваново — в личных коллекциях обоих. Да и ее миры, кажется, из одной Вселенной и с семейкой Тененбаум, и с сумасшедшими шляпами чуть шепелявящей британской дивы.

Как мы обычно смотрим на фотографии? Вот лист. Вот пейзаж. Вот лицо, изрытое ямочками оспы, на журнальной обложке. Тут все иначе. Проекты Жандаровой — на стыке фотографии и инсталляции, воображаемого и реального. Мы привыкли проводить между мирами четкие и осязаемые границы, но ее оси x и y вышли из-под контроля.

Вот — вжавшаяся в табуретку девушка. Тело обернуто полиэтиленом, словно последние неразобранные куски мяса на прилавках продуктовых. На снимке это тело спряталось за штору. Само фото тоже стыдливо прикрыто гардиной. Хочешь посмотреть, что скрыто, — придется отодвинуть ее край.

Фото: Ренат Давлетгильдеев

А вот среди фотообоев в березках Аленушка в сарафане. Грустная Русь с белоснежной косой ниже попы. Тут же — кокошник, висящий уже на реальном гвозде, вбитом в галерейную стену.

Вот — укутанная в черную ткань женщина словно молится, опустившись на колени, спрятавшись в полотнище, какими накрывают гробы. Лбом — в пол, телом — к воображаемому красному углу. Угол комнаты, изображенной на чуть рваной фотографии, совпадает со стыком стен галереи — так, что хочется и самому туда, вниз, на пол.

Шаблоны инстаграма заменили нам реальность. Любое путешествие схлопнулось до хештега. Признание в любви — до пары эмодзи. Карантин приковал к айфонам даже тех, кто до последнего этому сопротивлялся. Так может, по закону противоречий, именно сейчас — самое время попробовать снова расширить горизонты, как предлагает нам Жандарова, творящая на грани иллюзорного и настоящего.

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

В этом году МХТ имени А. П. Чехова отмечает 160-летие со дня рождения драматурга, имя которого он носит с 1987 года, когда театр разделился на две самостоятельные труппы. В конце февраля состоялась премьера «Чайки» в постановке известного литовского режиссера Оскара Коршуноваса, а в Зеленом фойе открылась выставка, посвященная всем постановкам этой пьесы на сцене Художественного театра
На экраны выходит новый фильм Терренса Малика «Тайная жизнь», который мог бы стать обычной историей про борьбу с нацизмом, но оказался многословным и многослойным размышлением о взаимоотношениях человека и бога
В Москве вот уже десять лет выступает Персимфанс — Первый симфонический ансамбль без дирижера. Повторяя авангардный эксперимент 20-30-х годов прошлого века, музыканты не перестают расширять свой исполнительский репертуар. 7 марта в столице Персимфанс обещает сыграть амбициозную программу «Океан звука». Мы узнали у основателей ансамбля Петра Айду и Григория Кротенко, как им удается столько лет существовать без диктата дирижерской палочки и как музыканты Персимфанса тренируют осознанность