Начать блог на снобе
Все новости
Колонка
Навальный и атеисты.

Почему «актив» РПЦ и критики церкви неотличимы друг от друга

14 Апреля 2020 10:10

Алексей Навальный вызвал ярость части сторонников, когда в твиттере поздравил православных с Вербным воскресением. Глава ФБК повел себя как разумный человек и политик. Его оппоненты — как политически девственные сектанты

Сразу после миролюбивого двойного поздравления — с Вербным воскресением и Днем космонавтики — твиттер-лента Алексея Навального превратилась в поле боя. Одни называют его виновником будущих смертей от коронавируса, так как православные под влиянием главы Фонда борьбы с коррупцией массово побегут в храмы и заразят всех вокруг. Другие грозятся перестать переводить деньги на расследования ФБК. И почти все требуют от Навального, как сказали бы при т. Сталине и Мао, «разоружиться перед партией»: заклеймить религию, особенно православие, вновь вошедшим в моду советским словечком «мракобесие», и поклониться Науке (с большой буквы, без кавычек). Некоторые мечтают провозгласить День космонавтики официальным праздником в «прекрасной России будущего». Но 12 апреля беспрерывно остается им со времен Хрущева. Кстати, Никита Сергеевич, запустивший последнюю массовую антирелигиозную кампанию в СССР, как известно, заявил: «Гагарин летал в космос, а Бога не видел». Некоторые из участников твиттер-баталий приводят почти такой же аргумент, не ведая, что идут по следам покойного генсека, закончившего два класса церковно-приходской школы курского села Калиновка. 

Все это, на первый взгляд, смешно и не очень важно. В конце концов, даже несколько десятков тысяч твиттер-активистов не делают политическую погоду в России. Взгляд этот, по моему личному опыту, ошибочный. Немало поездив по стране, могу засвидетельствовать: число радикально настроенных атеистов за последние годы заметно выросло везде и охватывает весь политический спектр — от либертарианцев до неокоммунистов. 

Их риторика ничем не отличается от статей главного сталинского подручного по борьбе с религией Емельяна Ярославского и, в конечном счете, от лозунгов тех, кто рушил церкви, мечети, синагоги, расстреливал священнослужителей и простых верующих. Уровень ненависти и дегуманизации их речей часто зашкаливает — «биомасса», «ватноголовые», «православнутые». Не побоюсь обвинений в гротеске: это язык подвалов ЧК, Мордовлага и Катыни. От того, что людей, его использующих, немного, и сидят они в «Кофемании», а не на Лубянке, суть не меняется. Выдайся шанс — пусть и очень немногие, но пересядут. Увы, история ХХ века научила нас именно этому. 

Со времени скандала с Pussy Riot пока относительно немногочисленная, но все более активная и напористая группа критиков Кремля пытается продвигать в общественном пространстве свой набор «единственно правильных» оппозиционных идей. Их три: атеизм, социальный дарвинизм плюс кичливое бахвальство «научным мировоззрением». Все это — в сочетании с тотальным неприятием роли морали (которая, как ни крути, произрастает из религиозной философии) и гуманитарных ценностей в жизни общества. 

Взгляды неформальных членов нового «твиттер-Политбюро» на экономику, федерализм, культуру, права гомосексуалов или, скажем, финансирование театров могут сильно, порой разительно отличаться. Но стоит произнести волшебные слова «православие головного мозга» или поиронизировать по поводу «сынов Аллаха» — и тебя немедленно зачислят в ряды антикремлевского авангарда. Биологи и физики в этих рядах слегка более заметны, чем филологи и историки: люди, оперирующие цифрами и формулами, инстинктивно не доверяют всякой «гуманитарщине». Они хотят перекроить политику и общественную жизнь на, как им кажется, рациональной основе, отвергают эмоции, традиции и, естественно, любую веру как факторы положительных изменений этой жизни. У них всегда и все «кому-то выгодно», а потому нужно просто найти правильный алгоритм — и власть сама упадет нам (то есть им) в руки. 

Джеймс Гилрей. Фрагмент карикатуры «Новая мораль». 1798 год Иллюстрация: Wikimedia Commons

Новый «авангард» сильно обидится, если ему сказать, что он очень похож на тоже небольшую и тоже заметную частью верующих — своего рода православный (и аналогичный мусульманский) «актив». У него всем миром рулят «масоны», «ротшильды», ЦРУ, а теперь еще и главный «бенефициар» эпидемии COVID-19 Билл Гейтс. И те, и другие догматичны. И те, и те не видят полутона и боятся инаковости. И те, и те убеждены, что ничего и никогда не происходит случайно. Просто одни поклоняются «Богу» как сумме своих страхов, а другие — «Науке» как сумме своих комплексов неполноценности. Для одних Навальный — «агент Вашингтона». Теперь для других он, похоже, станет «агентом Кремля, пропагандирующим поповщину». 

Разумеется, главную ответственность за это печальное состояние умов несет правящий класс. Он никогда не упускает возможности натравить граждан России друг на друга и считает поддержание атмосферы холодной гражданской войны лучшей гарантией от нежелательных для верхушки перемен. Именно поэтому я уверен: среди бушевавших в ленте Навального были и прокремлевские тролли на зарплате.

Также разделяют эту ответственность официальные лидеры конфессий, прежде всего патриарх Кирилл и его окружение. Он намертво привязал Русскую церковь к Кремлю и активно превращает, если не уже превратил ее, по образному выражению публициста Сергея Чапнина, в «церковь империи». Иерархия РПЦ не смогла дать адекватный ответ на вызов пандемии и будет вынуждена заплатить за это немалую цену. 

Воинствующие атеисты часто не знают, а иногда не хотят знать: церковь в христианстве — это не только и не столько иерархия, сколько сообщество верующих во главе с Иисусом. Среди христиан, как и среди представителей других конфессий, очень много тех, кому надоели авторитаризм, коррупция, цензура и милитаризм, кто мечтает жить в свободной и процветающей стране. Есть и те, кто запутался, чья жизнь настолько трудна, что задумываться о смысле большой политики нет сил, а иногда, к сожалению, опыта и образования. Им нужно помогать, а не унижать ярлыками. А еще не стоит читать религиозным людям нотации — как следует понимать Библию, Коран или Пятикнижие и, вообще, как «правильно» верить. Вас же не выспрашивают, кто читал Бертрана Рассела в оригинале, а кто осилил только Ричарда Докинза в переводе. 

Мы все — сограждане. Алексей Навальный своим поздравлением об этом напомнил. Он — политик. Поэтому странно и смешно слышать в его адрес претензии — мол, «расширяет базу». Он не был бы политиком, если бы не стремился к этому. Вопрос — как. Поздравить православных с Вербным воскресением в этом смысле — вежливо и разумно, а становиться заложником самозванных комиссаров — нет. Ведь и нынешняя власть, и патриарх, и одобренные на Старой площади «спикеры» конфессий сойдут с политической сцены. А вера и верующие останутся и, уверен, не позволят загнать себя в подполье. Более того, в условиях демократии их голос может зазвучать намного громче, чем сегодня. Нам всем в России предстоит большой разговор об отношениях религиозных общин и государства, свободе слова и совести, образовании и культуре. Не стоит вести его языком ненависти и ультиматумов. Лучше делать это в новой Думе. Или в той же «Кофемании» — когда она вновь откроется.

Поддержать лого сноб
1 комментарий
Вячеслав Гусев

Они одинаковы, поскольку и те и другие не смеют узнать Бога. Хотя никто им не запрещает это сделать. Но если они узнают - их блуждание закончится. 

Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться
Читайте также
11 апреля на 62 году жизни скончался Александр Тимофеевский-младший, культовая фигура в отечественной журналистке 90-х. Ему принадлежит немалая заслуга в создании ИД «Коммерсант» и других российских СМИ. Сегодня о нем вспоминает Сергей Николаевич, его друг, главный редактор журнала «Сноб».
Мы наслушались столько военной риторики за последние годы, что ее переключение с нацистов XX века на былинных кочевников вызвало лишь массовый взрыв насмешек — все слишком явно почувствовали, что президент не понимает, о чем ему говорить
На фоне пандемии государство вновь начинает призывать нас сделать то, с чем оно само не сумело справиться. Причем делает это с чувством морального превосходства — почти в точности воспроизводя позднесоветскую риторику