Начать блог на снобе
Все новости
Редакционный материал

Русская культура заговора: Враги Путина

В издательстве «Альпина нон-фикшн» вышла электронная версия книги медиаэксперта и преподавателя Университета Лидса в Великобритании Ильи Яблокова«Русская культура заговора. Конспирологические теории на постсоветском пространстве». Автор объясняет, как в России зарождались конспирологические теории, кто их придумывал и как власть и оппозиция используют их в своих целях.«Сноб» публикует одну из глав
22 апреля 2020 11:20
Фото: Антон Ваганов/Коммерсантъ

В 2006–2007 гг. пропутинские интеллектуалы и политологи выпустили две книги, развивающие идею «внутренних врагов» Путина и России. Обе вышли в издательстве «Европа», работавшем под патронатом Глеба Павловского. Первая книга под говорящим названием «Враги Путина» была написана группой прокремлевских журналистов и вышла в свет в ноябре 2007 г., как раз перед парламентскими выборами. В нее вошли истории тех, кто пошел против России и Путина и оказался либо за границей, либо в тюрьме. Вторая книга, написанная прокремлевским пиарщиком Максимом Григорьевым, называлась «Fake-структуры: призраки российской политики» и рассказывала об НКО и других организациях, критикующих политику президента. Благодаря активной кампании в лояльных Кремлю СМИ авторы регулярно приглашались в студии и рассказывали о своих книгах, получая таким образом возможность изложить свои идеи самой широкой аудитории.  

Главный нарратив обеих книг: Россия и Путин — это одно и то же, и любая критика Путина означает критику политической системы и российской нации, которая, напротив, его поддерживает. В интервью на радио «Эхо Москвы» осенью 2007 г. Павловский отметил, что термин «враг», используемый прокремлевскими спикерами, помогает подчеркнуть разницу в политических взглядах между Путиным и его оппонентами. Таким образом, это слово, с точки зрения политолога, было совершенно уместно использовать по отношению к политическим оппонентам, в особенности накануне решающей политической схватки. 

Виталий Иванов, на тот момент заместитель директора прокремлевского Центра политической конъюнктуры России (ЦПКР), в предисловии к «Врагам Путина» очень четко описал бинарность создаваемой Кремлем политической конструкции: «Путинский режим проводит политику, отвечающую запросам нации, на восстановление российской державы, укрепление государства, поддержание внутреннего порядка, соответствующего нашей политической традиции, культивирование патриотизма. И, как прекрасно известно, противостояние режиму, борьба с ним обычно сопровождается агрессивным неприятием патриотизма, державности, государственничества… Впрочем, не так уж важно, почему человек отвергает путинский режим и становится его врагом. Важно, что в текущей ситуации он при этом автоматически становится врагом государства и нации, врагом нашей Родины. Они сделали свой выбор. Они стали врагами. И с ними нужно поступать как с врагами». 

Обе книги так или иначе фокусировались на самых явных оппонентах Кремля. Во «Врагах Путина» рассказывались истории беглых олигархов Гусинского и Березовского, и каждому из них приписывался один из семи смертных грехов. «Фейк-структуры…» занимались демонизацией российских НКО, вновь и вновь пугая читателя иностранным финансированием, направляемым на подготовку переворота. Особое внимание в книге уделялось все тому же бывшему олигарху Ходорковскому, который якобы посмел монополизировать понятие гражданского общества и критиковал Путина за разрушение такового. Название организации «Другая Россия», объединившей критиков Путина накануне выборов 2008 г., также стало в глазах Григорьева хорошей причиной для атаки. Подчеркивая, что «Другая Россия» состоит из непатриотично настроенных политиков и поддерживается Западом, Григорьев замечал, что основатели этой организации самим ее названием подчеркнули, насколько чужда их деятельность простому человеку.  

Издательство: Альпина нон-фикшн

Формирование образа личного «врага» Путина, с его накопленным в 1990-е капиталом и вероятными связями с заграничными организациями, было еще одним, пусть и предсказуемым, способом отделить воображаемую «российскую нацию», поддерживавшую президента, от его критиков. Обе книги упирали на одно: в то время как большинство населения в 1990-е страдало от неолиберальных прозападных реформ, немногие процветали. И именно они, ругая Путина накануне выборов, демонстрируют, что не имеют ничего общего с «народом». Таким образом, парламентские выборы 2007 г. были представлены как способ решить будущее своей страны через демократическую процедуру, в отличие от тех времен, когда весь контроль оставался в руках Запада и его союзников внутри России. 

Григорьевская концепция «фейк-структур» была также опробована в реальных политических решениях, в результате чего на парламентских выборах не присутствовали наблюдатели из ОБСЕ. В целом Кремль не был против их присутствия, поскольку оно делало выборы легитимными. Однако в 2007 г. они могли представлять особую опасность, учитывая опыт прежних «цветных» революций, где критика чистоты выборов выводила на улицы тысячи.

В конце октября 2007 г. ОБСЕ заявила, что российская сторона не оказала вовремя визовой поддержки ее представителям. Российские власти направили ОБСЕ письмо с предложением сократить количество наблюдателей, и в конечном итоге та вовсе отказалась от участия в выборах. В ответ на это прокремлевские политологи обвинили ОБСЕ в работе на США и предположили, что она в любом случае не стала бы объективно относиться к исходу выборов. Как писало прокремлевское издание «Взгляд», «по мнению политологов, они приедут в Россию с заранее сформированным мнением о наших выборах, а затем могут поставить под сомнение легитимность результатов голосования». Эта позиция — прямое продолжение мысли Григорьева о том, что работа иностранных НКО, занимающихся мониторингом выборов, — это вмешательство во внутренние дела России.

На пресс-конференции в ноябре 2007 г. Григорьев напрямую обвинил ОБСЕ в подрыве российской государственности, а политолог Алексей Чадаев предложил и вовсе запретить международных наблюдателей. В данном контексте конспирологические аллюзии Григорьева и Чадаева послужили инструментом делегитимации возможных критиков Кремля. В контексте напряженности политического трансфера любая возможность дать критикам шанс воспринималась как попытка поставить результат выборов под вопрос и как угроза политическому равновесию. При этом полностью присутствия иностранных наблюдателей в Москве все же не избегали: лояльные наблюдатели одобрили процедуру и подтвердили чистоту выборов.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
У американского лингвиста, политического публициста, философа и теоретика Ноама Хомского вышла книга «Кто правит миром?». Опираясь на факты, автор анализирует происходящее во внешней политике и влияние «Настоящих правителей» ХХI века на будущее человечества. Речь, прежде всего, идет об Америке. «Сноб» публикует одну из глав
Коронавирус коронавирусом, а борьба за «историческую правду» по версии Владимира Путина должна продолжаться. И продолжается
Нерешительность правительства в нынешней непростой ситуации объясняется просто: начни они триллионами печатать деньги, и от их единственного козыря — финансовой стабильности — не останется камня на камне