Начать блог на снобе
Все новости

Колонка

Памятник эпохе Путина. Почему строящийся храм ВС имеет мало отношения и к христианству, и к памяти павших

28 Апреля 2020 12:19

Строительство любой церкви, а тем более главного храма вооруженных сил страны в честь Воскресения Христова, не должно превращаться в скандал. История с мозаиками, изображающими Сталина, Путина, Шойгу, Патрушева, Матвиенко и Герасимова, — это скандал, и скандал символичный

Я увидел в фейсбуке ссылку на слова председателя экспертного совета по церковному искусству, архитектуре и реставрации РПЦ протоиерея Леонида Калинина о том, что в главном храме Минобороны Сталина не будет, и решил лично написать отцу Леониду. Я сообщил ему, что отношение к происходящему у меня критическое, и едва ли это отношение изменится, и попросил уточнить, что значит «не будет»: мозаику сбили или не успели положить? Привожу нашу беседу с незначительными сокращениями. 

Прот. Леонид: Мозаичисты отказались сбивать мозаики. У ребят матери и сестры в Крыму. Они сбивать Путина и Шойгу категорически не будут, потому что благодаря этим людям их родственники остались живы и Крым снова не был залит русской кровью. По поводу Сталина — все знают, что он, с одной стороны, тиран, а с другой — Верховный главнокомандующий. Решение вычеркнуть его из Истории может быть принято только Государственной думой, президентом или всенародным референдумом. Последнее — предпочтительнее, чтобы никто ничего не решал за народ. 

Я: То есть Сталин остается пока? Из ваших слов следует, что если отказались, то, значит, кто-то предлагал. 

Прот. Леонид: Кто мог «предложить»? Когда это изображение Парада Победы? Убрать прикажете Парад Победы из храма Воскресения Христова, посвященного ее 75-летию? Книга Истории сброшюрована и переплетена. Я и никто другой не может вырывать из нее страницы в угоду недовольным. Давайте проведем всенародный референдум? Что люди скажут.

Я: Вы написали «отказались» — в прошедшем времени. Из этой фразы следовало, что, возможно, было предложение. Я поэтому и переспросил.

Прот. Леонид: Мы должны во всем учитывать мнение народа. И верующего, и неверующего. Изображение Сталина на заднем плане в притворе храма может восприниматься как уменьшение роли Верховного Главнокомандующего одними и как позорное — другими. Только Церковный Собор или Всенародный Референдум могут ответить на этот вопрос, размещать или не размещать портрет Сталина.

Я: А к изображению действующего правителя с канонической точки зрения вопросов нет? Это именно вопрос, а не полемика.

Прот. Леонид: Мозаичисты отказались сбивать мозаики после комментария Д. Пескова. У ребят матери и сестры в Крыму. Они сбивать Путина и Шойгу категорически не будут, потому, что благодаря этим людям их родственники остались живы, не намотаны на гусеницы украинских танков и Крым снова не был залит русской кровью. Будьте честны, Константин, перед Богом и своей совестью. Я понимаю, что Вы на работе. Что это Ваш хлеб. Но будьте честны. Только Церковный собор или Референдум могут принять решение вырвать страницы из Истории… Это не иконы и не объект религиозного поклонения. Вот что важно. Аналогия (иконы) «Битва новгородцев с суздальцами»: там только маленькая икона Знамения. А остальное — историческая сцена. Так же и здесь… Изображения в западной части, в притворе.

Я: Могу понять про церковный собор. Но тогда почему его не провели перед оформлением храма? Про референдум не понимаю: почему церковное сооружение должно обсуждаться всеми, в том числе людьми, не имеющими к церкви отношения? (Кроме того), с собором опоздали, получается. (А) референдум в России провести практически нереально, из-за законодательства. Даже по поправкам в Конституцию.

Прот. Леонид: Вопросы не ко мне, это точно. Я ответил. Аминь.  

Отец Леонид суммировал свою позицию так: «Не сталинист и не путинист. Но гражданин своей Страны».

Странно слышать от священника рассуждения в стиле приписываемого Михаилу Шолохову высказывания «Был культ, но была и личность». Сталин — убийца десятков миллионов людей, среди которых тысячи и тысячи исповедников, священников и мирян, официально прославленных Русской церковью как мученики за веру. Поскольку речь идет о строительстве храма, а не музея, все вопросы о том, каким верховным главнокомандующим был советский диктатор, должны, как мне кажется, остаться за порогом. 

Не менее странно узнать, что и неверующие (а также, по логике вещей, и верующие других конфессий) должны получить право высказывать свое мнение по поводу того, какой должна быть церковь. С какой, простите, стати? Сомневаюсь, что когда на Поклонной горе в Москве строили в середине 90-х церковь, синагогу и мечеть, покойный патриарх Алексий давал архитектурно-художественные советы муфтиям и раввинам, а они — ему. Хотя, напомню, весь комплекс, включающий музей, скульптуры и культовые здания, задумывался как дань памяти павшим во Второй мировой в честь пятидесятилетия победы в Великой Отечественной и Второй мировой. 

Главный храм Вооруженных сил РФ Фото: Агентство «Москва»

В сегодняшней саге самое печальное и, с моей личной точки зрения, нехристианское — это бесконечное лукавство властей, светских и духовных. И те, и другие лицемерно изображают удивление по поводу появления мозаик. Как будто кто-то поверит, что в нынешней России такой, говоря светским языком, «проект» мог осуществиться без тщательного контроля за мельчайшими нюансами «контента». Дмитрий Песков цитирует президента: «Когда-нибудь благодарные потомки оценят наши заслуги, но сейчас это делать еще рано».

Ну, так если рано, то попросите убрать мозаику. Императоры всероссийские не ставили себе прижизненных памятников. При Советах только Сталин позволял себе такое. Во времена Хрущева и Брежнева для установки скромного «бюста на родине героя» нужно было стать дважды героем Советского Союза или социалистического труда. То есть, формально, такой почет могли оказать (и оказывали) и генсеку, и генералу, и доярке.

Отказ от собственного прижизненного изображения в церкви стал бы шагом воспитанного, скромного человека и, что очень важно, настоящего христианина. Для этого достаточно одного звонка Владимира Путина патриарху Кириллу. Пока этой просьбы не последовало, мы имеем дело с чем-то очень напоминающим ответ Сталина на вопрос писателя Лиона Фейхтвангера о том, не пробовал ли он остановить славословия в свой адрес: «Я пытался несколько раз это сделать. Но ничего не получается. Говоришь им — нехорошо, не годится это. Люди думают, что это я говорю из ложной скромности».

Почему до сих пор молчит предстоятель Русской церкви, непонятно. В конце концов, и без всяких референдумов именно слово патриарха здесь решающее. Впрочем, отказ от занятия четкой позиции — тоже позиция. 

Церковь с серпами и молотами (пусть и на изображениях орденов), Сталиным (пусть и на мозаичной копии исторического фото) и едва ли не полным составом современного кремлевского руководства (пусть, по утверждению художника Василия Нестеренко, и на небольшом панно) станет не столько домом Божьим, сколько монументом сугубо светской и вовсе не новой религии поклонения государству как высшей силе и ценности — сколько бы икон Николая Чудотворца, Богородицы и святых угодников там ни было. 

Храм в его нынешнем виде станет памятником страху — страху церковной иерархии не угодить светским властям, потерять их расположение, и страху этих властей перед историей, куда нужно обязательно успеть себя вписать аршинными золотыми буквами, высечь в камне свою правоту, свой «Крым наш», поставить себя вровень с героями прошлого — пока ее, истории, течение не повернуло в другое, прямо противоположное, русло.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Денежные трансферы от государств к гражданам сделались наиболее популярным в мире способом борьбы с экономическими последствиями коронавирусной эпидемии. В России на этом настаивает только оппозиция, да и то, похоже, лишь в рамках политической борьбы. Власти же мировой тенденции опасаются по разным причинам
Для современных правителей России Ленин оказывается неудобным отцом — таким, которого они не любят и стыдятся, но при этом боятся и не понимают
Коронавирус коронавирусом, а борьба за «историческую правду» по версии Владимира Путина должна продолжаться. И продолжается