Все новости
Колонка
Не жизнь, а Долина.

Что мы узнали из последнего фильма Юрия Дудя

29 Апреля 2020 15:06
Успех картины о Кремниевой долине, кажется, означает, что аудитории Дудя остро нужен рассказ о существовании где-то в мире почти волшебной страны, где их могут ждать. Что их ждет дома, они представляют и без подсказок

Более 10 миллионов просмотров трехчасового фильма Юрия Дудя о Кремниевой долине служат подтверждением того, что русскоязычной аудитории интересен рассказ ведущего о том, «Как устроена IT-столица мира» (официальное название картины). Также предположу, что полученным ответом зрители в целом удовлетворены. 

Это заставляет задуматься о том, что именно и почему нам интересно знать об окружающем мире.

Ответ на этот вопрос Юрий Дудь начинает давать с первых кадров своего фильма: объявляя с восторгом не вполне верящего происходящему человека, что он со съемочной группой находится в Кремниевой долине, он сообщает, что обычно оказывающиеся там «первым делом мчат к гаражу Стива Возняка и Стива Джобса», но ему самому кажется более символичным гараж Уильяма Хьюлетта и Дэвида Паккарда. Если рассказ о каком-либо месте начинается с самых клишированных достопримечательностей (и когда одну, чуть менее известную, противопоставляют той, о которой знают действительно все), это ясно показывает задачу — занимательно изложить информацию для тех, для кого упоминание гаража Стива Джобса не равно ироническому подмигиванию.

Фильм в этом смысле предельно серьезен, каким, по-видимому, и должен быть патетический восторг. В данном случае предметом восторга является успех — объективный, измеряемый признанием в кругу специалистов и выражаемый в десятках миллионов долларов личной прибыли, чего добились в Долине одни и к чему всеми силами стремятся другие герои фильма. Еще одним отличительным признаком всех героев оказывается их родной русский язык и происхождение из разных точек постсоветского пространства.

Юрий Дудь хочет показать Долину именно так, как должен воспринимать ее человек, максимально от нее удаленный

Вообще это довольно популярный жанр — рассказывать о «своих», пробившихся и оцененных в том или ином «центре мира». Кремниевая долина, где, как считается, создается будущее нашей цивилизации и куда из разных точек планеты собираются специалисты и энтузиасты, желающие добиться признания, сейчас видится такой общепризнанной вершиной, где должны пировать небожители IT-индустрии. Причем факт, что «парень из нашего города» оказался в Пало-Альто, кажется тем более значимым, чем более прозябающим выглядит «наш город».

Юрий Дудь, как мне представляется, хочет показать Долину именно так, как должен воспринимать ее человек, максимально от нее удаленный. И в подобном рассказе должно быть место всему «шикарному». Разные возгласы — удивления, восхищения или показного непонимания — тот язык, к которому Дудь прибегает на протяжении значительной части фильма. Например, поводом для восклицаний становится офис Google, где ведущий видит, что сотрудников кормят бесплатно (кажется, это наиболее известный факт об офисах Google), и еще более напоказ удивляется, когда видит на территории офисного комплекса площадку для пляжного волейбола.

Хотя демонстрирующий эти блага директор по продуктам Google Андрей Дороничев вскользь замечает, что многие из этих бесплатных сервисов просто создают стимулы для ненормированной работы в офисе, Дудь показывает это именно как элемент чуда — сказки наяву, куда можно попасть, если быть старательным и смелым мальчиком (во всяком случае, девочек среди героев Дудя нет, что уже вызвало претензии к фильму).

Фото: Mason Trinca/Getty Images

Другой повод для удивленных восклицаний Дудь находит, когда узнает, откуда его герой родом. Таганрог — в случае основателя компании Chatfuel Дмитрия Думика — или Ульяновск, где родился гендиректор 5518 Studios, оказываются причиной выразить артикулированное удивление, что человек с такой записью о месте рождения в биографии теперь находится в одном из символических центров мира и чувствует там себя неплохо. С москвичом Андреем Дороничевым задача подчеркнуть периферийность героя оказывается чуть более сложной. Именно поэтому приходится несколько раз упоминать, что Андрей родился и жил в Медведково, и объяснять зрителям, что это отдаленный спальный район. Справедливости ради стоит, впрочем, сказать, что Дороничев сам любит «локализовывать» себя в Медведково — так что, возможно, фильм заронит у части зрителей Дудя представление о том, что Москва бывает разной и далеко не всем москвичам есть повод завидовать.

Здоровая зависть, впрочем, именно то чувство, которое Дудь пытается пробудить к своим героям. Цифры привлеченных ими инвестиций, выручка, которую они получили за те или иные проекты (в случае если эти цифры подлежат разглашению), также постоянно выводятся на экран и становятся поводом для эмоциональных возгласов и оценок. При этом отсутствие показных признаков богатства у героев, с одной стороны, позволяет сокращать дистанцию между ними и зрителем, а с другой — заставляет Дудя спрашивать, сколько, например, стоит снимаемое ими жилье, что с учетом высочайших цен на аренду и покупку недвижимости в Долине тоже дает представление об огромных суммах, крутящихся в этой точке земного шара и способных оказаться на счетах тех, кто добился успеха.

Тем, кто застал телевидение времен перестройки, жанр этого фильма Дудя должен показаться смутно знакомым — примерно так, как о невероятном, почти непредставимом в советской обыденности волшебстве, тогда начали рассказывать о разных подробностях жизни в западных странах или в Японии зарубежные корреспонденты Гостелерадио СССР. Рассказ этот также предназначался, прежде всего, для тех, кто, как тогда казалось, едва ли в ближайшее время самостоятельно познакомится с описываемыми реалиями, но мог заронить в них надежду, что чудо на Земле действительно возможно. Не стоит при этом обвинять производителей тех перестроечных сюжетов в намеренном лукавстве — они тогда действительно рассказывали о западной жизни советскому зрителю, уставшему от казенной антикапиталистической пропаганды, именно то, что он готов был понять и воспринять.

Особенности устройства Долины излагаются с точки зрения тех ее русскоязычных жителей, кто познал в ней вкус триумфа

Дудь фактически посвящает фильм изложению одного тезиса: даже если ты родился в Таганроге или Ульяновске, у тебя есть все шансы оказаться в самом главном месте на Земле и разделить пиршество с его олимпийцами — хотя бы в форме бесплатных обедов в Google.

Разумеется, особенности устройства Долины излагаются с точки зрения тех ее русскоязычных жителей, кто познал в ней вкус триумфа, хотя и они упоминают о том, что их попытки добиться успеха сопровождались здесь многочисленными неудачами. Рассказ о необходимости перебиваться дешевой едой, экономить на всем и изнурительно трудиться от одного провала к другому, выглядит воодушевляюще лишь в устах тех, кто в итоге сделал «выстреливший» на рынке проект, притом что сами создатели иногда не могут объяснить, почему именно эта разработка привлекла инвесторов и потребителей. 

Истории тех, кто с теми же начальными ингредиентами потерпел неудачу, остаются за кадром. Впрочем, обвинять Дудя в том, что он не рассказывает об «изнанке» Кремниевой долины, тоже бессмысленно — Дудь чувствует свою аудиторию. Миллионы просмотров говорят сами за себя. И если молодой человек, живущий в каком-либо регионе России (а кажется, именно к нему обращается Дудь своим фильмом), готов с надеждой услышать о том, что и для него может найтись место в Кремниевой долине, значит, он прекрасно понимает, что здесь с его биографическими данными такого шанса у него нет.

О том, как устроена IT-столица мира, Юрий Дудь в своем фильме, несмотря на его название, рассказал немного. Общие слова о потрясающе креативной среде Долины, чудесных инвесторах, которых ты можешь встретить в любой ее произвольной точке, магии, которая когда-то преобразует твои разработки в миллионы долларов на твоих счетах, произносились многими и много раз и сейчас оказались лишь удачно упакованы. 

Зато мы можем поставить диагноз нашему обществу: ему очень нужен рассказ о чуде на земле, сказание о технологическом граде Китеже, куда попадают те, кто готов постараться для своего спасения. А то, что этот град оказывается максимально далеко от границ Российской Федерации, — ну что ж, возможно, про всевозможные чудеса внутри этих границ нам уже рассказали с избытком.

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Станислав Кувалдин
Возможно, Юрий Дудь не смог рассказать о «Родине нашего страха», как обещал в названии фильма, но все же показал, как можно говорить о репрессиях, чтобы тебя слушали миллионы
Владислав Иноземцев
Сегодня как религия, так и наука стремительно маргинализируются, уходя на периферию общественной жизни. И их место все уверенней занимает новая сила
Почему российские инвесторы и стартаперы в Силиконовой долине не чувствуют ухудшений из-за проблем в российско-американских отношениях